бизнес журнал


От помощника менеджера до президента Longines
От помощника менеджера до президента Longines

Опубликовано в федеральном выпуске журнала Chief Time за июнь-июль 2011 года (в региональных выпусках - август) под заголовком «Настоящий полковник».

Чтобы найти крошечный городок Сен-Имье, затерянный среди Швейцарских гор, вам нужно либо а) родиться швейцарцем, либо б) вооружиться советами местных жителей. Зато к юго-западу от него, на берегу реки Сюз, обнаружится местность Les Longines, которая встречается на картах куда чаще. В этих местах уже 179 лет создают атрибуты dolce vita, без которых мир был бы так же скучен, как кинематограф без фильмов Уолта Диснея. В восьми случаях из десяти вы увидите «ангельские крылья» логотипа часовой фирмы Longines на запястье у крупного босса. На руке декана любого солидного университета. Наконец, на дужке очков (да, есть еще и аксессуары) водителя кабриолета, который через несколько секунд с беззаботным рокотом пронесется мимо вас по дороге. Кто-то однажды сказал: если не замечаешь, как течет время, – значит, живешь счастливо. Для Вальтера фон Кенэла, чью визитку уже 23 года украшает емкая надпись «президент Longines», измерение времени давно превратилось в рабочие будни.

Его называют «полковник». Отчасти потому что Кенэл закончил военную карьеру в звании полковника Швейцарской армии, отчасти – потому что он коллекционирует оружие и увлекается историей Советской России военных времен. А еще – из уважения к человеку, который увидел три главных этапа развития знаменитой компании. В истории появления Вальтера в Longines не найти фантастических совпадений или удивительных открытий. Как говорит сам Кенэл, «все было гораздо проще, чем вы можете себе представить»: «Моя супруга Иветт, с которой мы дружим еще со школьных лет, в конце 1960-х работала оператором-телефонистом на фабрике Longines. Поэтому она была в курсе всего, что происходило в компании. Я тогда работал в фирме, которая производила циферблаты. Однажды Иветт рассказала мне, что в Longines есть вакансия – требуется помощник менеджера по продажам часов в США. Меня очень заинтересовала эта работа, так как я считал, что продавать часы гораздо интереснее, чем циферблаты или другие детали. Я решил попробовать, прошел все собеседования, и меня приняли». Стажировка Вальтера началась в Нью-Йорке, и после возвращения в Сен-Имье его уже ждала должность менеджера по американскому рынку. Дальнейшие события напоминают тщательно намеченный и осуществленный карьерный план: Кенэл отвечал за весь рынок США и Юго-Восточной Азии, стал главным менеджером по продажам Longines во всем мире, коммерческим директором и, наконец, президентом компании.

«Для меня Longines – это команда, – говорит Вальтер. – Но любая команда требует лидера и грамотного руководства. Лидеру тоже нужен путь, по которому идти. Это и есть позиция моей фирмы в структуре Swatch Group. С другой стороны, и команда тоже ведет лидера за собой, и он должен брать на себя риск принятия решений. Здесь часто бывает как в армии: если говоришь «да», то аргументы не нужны. Если говоришь «нет», оппоненту необходимо представить веские обоснования. Если ваша жена говорит «мне надо кое-что купить», а вы отвечаете «да» – она молча идет и покупает. Если вы говорите «нет», вам нужно убедить ее, привести аргументы. Поэтому необходимо уметь говорить «нет».

Три этапа истории швейцарской фирмы – это семейный бизнес, вхождение в состав часовой группы ASUAG и превращение Longines во фрагмент огромной мозаики корпорации Swatch Group. О первом из них Кенэл говорит почти с презрением: «Я застал лишь последний период семейного правления – и не самый лучший. Тогда компанией владела семья Савуа. Последним из этого рода был Фредерик, горячо любимый всеми сын удачливого бизнесмена Мориса Савуа. Когда я пришел работать в Longines, Фредерик был озадачен лишь одной проблемой: как наиболее выгодно продать компанию. Работать в такой обстановке было не слишком приятно». Зато два других этапа Кенэл вспоминает с куда большим удовольствием: «После вхождения Longines в ASUAG был 12-летний период до появления корпорации Swatch Group, во время которого я постепенно становился ключевой фигурой в компании. Те времена нельзя назвать простыми, так как шла революция в области механизмов. Однако было очень интересно работать. Потом наступил 1983 год, и с приходом во главу корпорации Николаса Хайека-старшего ситуация стала более прозрачной и понятной. Большим преимуществом компании Longines за все время ее существования были собственные механизмы, ассортимент которых всегда был очень широк. Когда пришел господин Хайек, было принято решение о разделении направлений деятельности внутри холдинга: часовые марки, сборка часов, производство механизмов, производство других комплектующих, сервис, и так далее». Вальтера до сих пор часто спрашивают, как ему работалось с самым влиятельным человеком в часовом мире. «Я находился в выгодном положении, так как был одним из немногих, с кем он создавал свою империю, – рассказывает Кенэл про Хайека-старшего. – Мы собирались в тесной компании и решали, что и как нам надо сделать. И, конечно, я с первого взгляда был поражен его способностью к предвидению. Его энергия напоминает мне кипящую воду. Только такой человек был в состоянии поднять почти из руин не только компанию, которой он руководил, но и всю швейцарскую часовую промышленность. Не будь его, неизвестно, как бы всё развивалось. А фабрика Longines была лишь одной из деталей этой машины».

Возможно, Longines лучше всех остальных швейцарских корпораций удалось совместить два почти взаимоисключающих понятия в часовой индустрии: «элегантность» и «спорт». Как всегда, у них получалось и тонко балансировать на грани броской рекламы и безвкусного китча. «Барабан должен звучать, и лишь тот, кто будет звучать громче всех, привлечет публику» – с такого девиза в начале XX века компания начинала пропаганду исключительности своей продукции на многочисленных открытках и постерах. И рекламировать достижения бренда определенно стоило: продукция этой марки использовалась на Олимпийских играх 1896 года в Афинах; в Longines впервые придумали механический хронограф, запускавшийся и останавливающийся через специальную конструкцию с натянутой нитью. При пересечении участником соревнований стартовой черты преграждающая беговую дорожку или гоночную трассу нить разрывалась, и запускался отсчет времени. Та же схема действовала на финишной прямой для остановки механизма. Наконец, был разработан знаменитый возвратный хронограф – изобретение, о котором в компании зачастую скромно умалчивают.

Впрочем, в определенный момент все производители часов в Швейцарии (и даже за ее пределами) внезапно оказались в равных условиях. В конце 1970-х технология производства в этой сфере начала радикально меняться. Часы (и источники питания для них) становились все меньше, на рынке больше не оставалось места для настольных или карманных хронометров. Кульминацией стала «Кварцевая революция», вытеснившая механизмы с подзаводом. Несколько десятилетий спустя нечто похожее произойдет с виниловыми пластинками после появления компакт-дисков. И хотя в год избрания его президентом компании Вальтер фон Кенэл заявил, что появление кварцевых часов значительно снизило важность создания новых механизмов, сегодня он уже не столь категоричен: «До кварцевой революции руководители в часовом бизнесе очень часто сами решали, что именно им производить. А коммерческие люди «танцевали под их дудку» и продавали то, что они произвели. Сегодня всё наоборот – рынок решает, что будет производиться, и эта трансформация швейцарской часовой индустрии произошла именно благодаря тем событиям».

Сейчас с Россией Вальтера связывает не только увлечение историей и давняя любовь к путешествиям. Президент Longines готов отвешивать комплименты изысканным вкусам россиян почти в каждом интервью и открыто называет русских «лучшими знатоками часов в мире». По собственному признанию, начиная с 1980 года он был в России больше 60 раз, проехав от Москвы до Петропавловска-Камчатского. Этим и объясняется тот факт, что среди «посланников», олицетворяющих марку Longines, в последние годы все чаще мелькают знакомые лица и имена. Например, Олега Меньшикова или Алины Кабаевой. «Я могу назвать себя лучшим послом России в глазах Председателя Николаса Хайека, – скромно признается Кенэл, – так как я говорил ему: «В России очень много хорошего. Вы не в состоянии узнать о ней из нашей прессы то, что знаю я. Вы читаете только о Чечне. Я же увидел страну очень хороших людей с фантастическим образованием». Меня поразило отношение к старикам в ваших семьях: их не отдают в дома престарелых, а заботятся о них дома. У русских великолепная история, культура. Я увидел людей, способных и готовых начать собственный бизнес сразу, как это стало возможным после конца коммунистического периода. Я сразу постарался завести себе знакомых и сторонников среди военных, послов и известных людей в России. Я верю в то, что Россия постепенно станет процветающей страной. Для этого нужно только время».

Автор: Александр Мурашев.


11.08.2011 0 1


(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

Защита от автоматических сообщений:
Символы на картинке: 
Защита от автоматических сообщений

Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Спасибо команде Chief Time за полезную  деловую информацию, за возможность иметь представление о том, что происходит в деловой среде нашего города, о людях, которые  создают эту среду. 

Эльчин Алескеров, генеральный директор стоматологической клиники Dental House