бизнес журнал

Любить и доверять

Любить и доверять

Хорошо быть женой генерала? Мечта многих девушек. Но есть пословица: «Чтобы стать женой генерала, надо выйти замуж за лейтенанта». И пройти с ним все трудности, все тяготы. Зоя Ивановна, техник-лейтенант, связист, потомственная дворянка, жена генерала-лейтенанта Виктора Ивановича Кузнецова, уже семьдесят один год созидает их брак, хранит любовь, поддерживает очаг и обеспечивает надежный тыл своему генералу. Глядя на нее – невероятно женственную, красивую, с королевской осанкой даже в ее 93 года, – невозможно представить, что вынесли эти хрупкие плечи.

Дворянские корни
Я родилась в Киеве. Мои предки были дворянами. Мой дедушка обеднел, как многие перед революцией, и работал управляющим имением у одного богатого человека в Киеве. Семья дедушки жила во флигеле, у них сохранились фамильные драгоценности, огромная библиотека. А потом пришла революция, и дедушку с семьей выгнали на улицу в том, в чем были, отдав только документы. Было очень тяжело восстанавливать быт. Дедушку не брали на работу даже дворником. И даже меня из-за принадлежности к сословию не хотели принимать в пионеры, не брали в комсомол. Но наша семья сохранила то, что нельзя отобрать – русскую культуру, воспитание, благородство. 

Перед войной
Мой отчим был военным связистом. До 4 класса я училась в закрытой украинской школе. По распоряжению киевских властей все школы перевели на обучение на украинском языке. Было очень сложно – в Киеве вообще никто не знал украинского. В больших городах говорили по-русски. Потом отчима перевели в Винницу. Там я и заканчивала школу. Тем временем шел 1939 год. СССР и Германия начали делить мир. Нам отходили все новые земли. Наши войска освобождали братские народы Румынии, Польши (почитайте пакт Молотова-Риббентропа). Папа мой, военный связист, с войсками-«освободителями» дошел до Перемышля. Там располагался его гарнизон. Я жила с бабушкой в Виннице, а когда окончила школу – приехала к родителям в Перемышль. Городок был поделен: на западном берегу – Германия, на восточном – мы.

О войне я не услышала, я ее почувствовала. Когда в 3 часа ночи снаряд попал в стену соседнего дома, я поняла – это война. Папу сразу вызвали в часть. Было жутко. Снаряды рвались непрерывно, гудели самолеты. Мама очень растерялась, а я схватила ее за руку, и мы побежали прятаться в подвал, успев взять с собой только сумку с документами. Мы сидели в подвале, и я понимала, что это уже все – конец мирной жизни. Я сказала: «Мама, бежим, нам тут больше делать нечего». И мы ползком выбирались из города. Нас бомбили с воздуха и обстреливали из винтовок с соседнего берега. Мы снова остались без всего. У меня – летнее платьице и каблуки, в чем вечером в субботу пришла из клуба. Я подумала – как у бабушки и дедушки. Только добравшись до леса, мы смогли выпрямиться. Вскоре удалось поймать машину, которая вывезла нас на пункт эвакуации. Это был самый страшный день в моей жизни. 

Справка: Перемышль был занят немецкими войсками днем 22 июня, на следующее утро освобожден частями Красной Армии и пограничных войск НКВД СССР. 99-я стрелковая дивизия генерала Н.И. Дементьева, действуя совместно с пограничниками и батальонами Перемышльского укрепрайона, трижды выбивала части немецкой 101-й пехотной дивизии из пограничного Перемышля. Город удерживали до 27 июня, когда он был окончательно оккупирован.

О любви
Нас с мамой эвакуировали в Ташкент. Там я поступила в Институт связи. Нам посчастливилось встретить старинного друга моего отчима, генерала. Он был начальником военного факультета ОВФСКА и предложил перевестись туда – дадут обмундирование, довольствие. Мы, студенты, жили в здании Ташкентского телеграфа. Он был построен, но еще не введен в эксплуатацию. По субботам мы устраивали танцы. Война – войной, но мы же молодые. В столовой нам давали суп на хлопковом масле, и мы собирали масло с остывшего супа в чан, а потом наливали в консервные баночки и делали освещение. Две девочки играли на пианино, а мы танцевали. Витя всегда приглашал меня на танец. А потом, вчетвером с друзьями, мы ходили в театр. (Тогда молодым людям неприлично было сразу оставаться вдвоем.) 

О свадьбе
Витя уехал в Москву. Я очень скучала и очень обрадовалась, когда в декабре и мой факультет перевели в Москву. Но нас снова могла ожидать разлука – витин штаб передислоцировали из Москвы в Вильнюс. Тогда мы решили пожениться. Сначала нам отказали – мне не было 18, а потом, 6 мая, расписали. Но свадьбу играли 10 июля. Мама получила извещение о том, что отчим пропал без вести. Ей дали 10 тысяч, и этих денег хватило на свадьбу. Все было очень скромно. У нас не было своего места, и свадьбу отмечали в квартире московских друзей. Бегали за хлебом, карточки нам отдали приятели. Пока стояли в очередях, опоздали на свадьбу. Искали белый хлеб – это же роскошь. Витю переводили в Вильнюс, я бросила институт и уехала с ним. Прошла с ним всю войну. А в 1946 году у нас родился сын. Потом – дочка. Сейчас у нас трое внуков, пятеро правнуков и праправнук.

О семье
Самое важное в семейных отношениях, как учила меня бабушка, – уступать друг другу. Если каждый сможет признать правым другого и не станет отстаивать свою правду, не будет ссоры. А ссоры сокращают жизнь – Вашу и Вашего любимого человека. Но без любви все равно ничего не будет. Когда любишь – легко уступать, доверять, заботиться. Меня всегда учили, что для женщины главное – семья, муж, дети. В этом ее предназначение. Так установлено Богом, и если женщина будет этому следовать, то она будет счастлива. Поверьте мне.


Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:






ht
отзыв о журнале
x
отзыв о журнале
Я восхищаюсь редакцией «Chief Time», это настоящие профессионалы: во всём им хочется дойти до сути, ни одна малейшая деталь не остаётся без должного внимания. Они чувствуют своего собеседника, максимально точно улавливают всю информацию, а потом творят великолепный продукт на языке, понятном читателям...

Рамник Кохли (Ramnik Singh Kohli), глава Micromax Informatics в России и СНГ