бизнес журнал

Александр Степанов

Александр Степанов

Авантюризм. В небольших дозах

Генеральный директор инвестиционно-строительной компании «Акватерн» – о том, как характер, закаленный в военной авиации, помогает в строительном бизнесе

Что такое риск

«Я, конечно, авантюрист, – признает Александр Степанов. – Но – разумный. Без авантюризма – как небольшой компании оставаться на рынке среди строительных монстров? Выручают неожиданные решения. Свернуть с накатанного пути, найти неординарное решение и применить его – это и есть разумный авантюризм. Когда я работал арбитражным управляющим, то видел классические предприятия: всё у них шло гладко, “по накатанной”, а чуть тяжелое время – и они сдувались. Выходит, что совсем не рисковать – это очень рискованно. Грамотный авантюризм необходим и в жизни, и в бизнесе. Но в небольших дозах, а то... В общем, и авантюристу надо прежде всего голову на плечах иметь. И жизненный опыт».

IMG_7605.jpg

Взлетная полоса

Родился Александр в Сибири, в небольшом городе Канск. Первая половина самостоятельного жизненного пути прошла на службе Отечеству. Окончил авиационное училище в Иркутске, служил в морской авиации на Дальнем Востоке, за двадцать лет военной карьеры стал подполковником и заместителем командира полка. Служба – суровая школа жизни: рабочий день ненормированный, надо постоянно быть готовым и к дороге, и к ответственности за других, и к серьезному риску. Чтобы выдержать, приходится не только стать сильным и выносливым, но и научиться находить подход к людям; а эти навыки потом всю жизнь приносят пользу. Особенно когда приходится принимать непростые решения.

«В 1996 году в Министерстве обороны началась реорганизация. Полк сокращали до эскадрильи, моя должность упразднялась. Меня пригласили в штаб морской авиации во Владивостоке, но это было не для меня. Я всегда был человеком практики, меня учили служить, а не прислуживать. Полк наш был «придворным», а это означает высокую планку во всем. К тому же в то время стало нарастать такое, знаете, пренебрежение к военным... Некомфортно было. И я ушел на пенсию.

С сослуживцами в армии отношения сложились теплые. Не связи, а именно отношения, потому что связи могут быть построены на взаимных выгодах, а отношения – только на доверии, бескорыстии. Я и сейчас могу обратиться за помощью или советом к армейским друзьям, и они помогут мне. Просто так.

После увольнения мы с сослуживцами и бывшим командиром полка открыли компанию, получили лицензию и занялись утилизацией старой военной техники. Вот это была действительно авантюра. Нам выдали выходное пособие. Мы скинулись и купили два списанных на металлолом самолета. Разрезали их, сделали печь, расплавили металл... Фирма существует до сих пор, хотя многие быстро ушли: стремились не вкладываться в развитие или покупать новую технику для переработки, а скорей-скорей делить прибыль. Я их понимаю: офицерская пенсия была такая, что мне, например, приходилось подтаксовывать. Правда, особо не получилось: много даром возил, особенно девушек. Неловко было с них деньги брать».

Суровый арбитраж

В 2000 году подполковника запаса Александра Степанова пригласили работать в администрации Красноярского края, курировать авиацию. Тогда же он продолжил учебу и поступил в Академию государственной службы в Санкт-Петербурге. Одного высшего военного для успешной работы в гражданской жизни – недостаточно.

«Я курировал авиационные предприятия, и одно из них вошло в процедуру банкротства. Чтобы разобраться в этом, пришлось выучиться на арбитражного управляющего: получил лицензию и стал практиковать.

Мне часто доставались предприятия, которые уже невозможно было поднять. Только извлечь деньги, чтобы рассчитаться с главными пострадавшими – работниками и кредиторами. Помню сложное с моральной точки зрения дело: мясокомбинат в Башкирии, среди кредиторов много физических лиц – обыкновенных людей, которые последнюю корову привели на бойню, а денег не получили. Но по закону ведь как? Расчет – пропорционально задолженности. И когда перед налоговыми органами задолженность – миллионы, то большая часть денег уходит на расчет с ними. А остальным – что достанется. И вот приезжали кредиторы из деревни – бабушка под ручку приводила дедушку. Перед ними задолженность была порядка 5–10 тысяч рублей. Я знал, что по расчету они получат «пять копеек», больше на дорогу потратят. Было жаль, но нельзя же действовать вразрез с законодательством, иначе тут же было бы открыто уголовное дело. Бабушка и дедушка получили свои копейки, а львиную долю получила налоговая.

Видимо, после нескольких таких вот дел и решил уйти из арбитража, заняться чем-то другим. В 2006 году учредители «Акватерна», с которыми я был знаком еще по работе в Красноярском крае, предложили стать руководителем строительной компании. Два года ушло на то, чтобы постепенно перейти от той работы к этой. Я и сейчас еще арбитражный управляющий, но процедуры на предприятиях уже практически не веду».

IMG_7733.JPG

Антикризисная программа...

«Когда я в 2008 году окончательно согласился на руководство в «Акватерн», – грянул кризис 2008 года. Я пришел в мае, а в октябре началось. И опять опыт помог: я ведь был арбитражным управляющим, компаний в кризисе видел много. Арбитражного управляющего все ассоциируют с банкротством, а на самом деле он сначала пытается предприятие оздоровить, если это возможно, а банкротит, только если все средства испробовал.

И вот на наше предприятие пришел кризис. Продажи упали почти до нуля. Средств на оплату материалов нет. На зарплату – нет. Стройка замедляется, графики летят... Что делал? Искал деньги, кредитовался в банках под тогдашние сумасшедшие проценты. Старался брать небольшие кредиты и быстро их гасить. Волна как-то немного схлынула только весной 2009 года. С дольщиками в ту пору было трудно, но я понимал их чувства! Поэтому действовал искренне, старался убеждать. Раз в месяц собирал всех дольщиков возле строящихся домов, рассказывал, что сделали, что будем делать, извинялся, просил набраться терпения, уверял, что мы никуда не убегаем. Тогда ведь строительные компании посыпались, много слухов ходило. Как всегда, один человек верит, двое кричат. Но я старался. И получилось. Первый дом задержали на восемь месяцев, второй на четыре.

Параллельно пришлось осваивать строительную специфику. Я хоть по образованию инженер, но все-таки – авиационный. Чтоб быстрее войти в курс дела, в машине вместо музыки слушал диски со СНиПами. Очень помог наш главный инженер – он не просто опытный специалист, такое ощущение, что он родился строителем. Когда я увлекаюсь, то погружаюсь в дело полностью. Так было и здесь: что-то узнал в теории, на практике набрался знаний, теперь смотрю в чертежи с пониманием».

...и внекризисная Гармония

«Я вообще человек увлекающийся, не только по работе. У меня двое сыновей, внук четырехлетний. Путешествовать люблю, где я только не был, даже на Северном полюсе. Одно из сильных потрясений в свое время – посещение деревни староверов в Сибири. Спорт тоже не забываю – с армии привык поддерживать себя в хорошей форме. Зимой на лыжах катаемся, летом играю в теннис и бильярд с друзьями. Читать люблю больше всего историческую литературу и исторические детективы, Акунина, например, всего прочел.

Когда сам много чем интересуешься, начинаешь лучше понимать потребности разных людей, для которых мы строим или с которыми строим. Еще во время кризиса мы начали строить жилой комплекс «Гармония» в Колтушах. Это ближайший пригород Питера, место, на мой взгляд, уникальное: тихое, спокойное и здоровое. Никаких вредных производств, только тепличное хозяйство «Выборжец» выращивает огурцы и помидоры. Институт Павлова, зеленый парк Павлово, который находится под охраной ЮНЕСКО, Колтушское озеро, которое силами администрации приведено в порядок – пляжи, беседки, рыба в него запущена. Конно-спортивный комплекс есть, музыкальная школа. Семь километров за кольцевой, а воздух чистый, вода чистая. Вот такая «Гармония» и получилась: строим в гармонии с природой и с человеком. Посмотрите на план: все дома друг с другом как бы объединены, хоть и стоят отдельно; тут же рядом в ста метрах школа, детский сад, магазины, парк, прямо рядом строится Ледовый дворец – арена, бассейн, фитнес. Мне нравится это место. Если вы посмотрите вокруг, сразу поймете, почему мы наш комплекс назвали «Гармония»: тут уже совершенно ощутимая связь с природой появляется. Вы почти в городе, но все еще на природе.

К тому же у нас не типовые проекты, не панельные, а кирпично-монолитные, до нас в Колтушах таких не было – это сложнее, но интереснее и красивее. Да, панельные строить дешевле и проще. С другой стороны – в панельных появляется усадка, трещины, да и вид улицы совсем не тот. Панельные дома строили в прошлом веке. Люди смотрят на календарь и хотят жить в современных условиях двадцать первого века.

В отрасли, конечно, до гармонии пока далеко. Хотя у нас сейчас и строительный бум, но его здорово тормозит то, что по-прежнему очень много бюрократии. Законодательные акты принимаются, но работают слабо, и с каждым годом становится все больше и больше необоснованных согласований. Мы работаем только по 214 ФЗ, и при регистрации договоров тяжело заниматься получением документов. Иногда собираешь все бумаги по согласованию дольше, чем строишь дом.

И все-таки – бизнес-климат стал лучше. Вот говорят, что сейчас уже так просто невозможно чем-то начать заниматься, все области применения сил «разобраны». Это не так, на мой взгляд. Если человек к чему-то стремится, если у него есть предпринимательская жилка, он может многое сделать. И люди такие постоянно находятся, у них возникают новые идеи. Поэтому я считаю, что у российского бизнеса нормальные перспективы. Главное – распоряжаться ими с умом, то есть, с тем самым грамотным авантюризмом, который помогает к любым проблемам и возможностям относиться творчески».

IMG_7658.jpg



Livejournal
(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:






Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Я восхищаюсь редакцией «Chief Time», это настоящие профессионалы: во всём им хочется дойти до сути, ни одна малейшая деталь не остаётся без должного внимания. Они чувствуют своего собеседника, максимально точно улавливают всю информацию, а потом творят великолепный продукт на языке, понятном читателям...

Рамник Кохли (Ramnik Singh Kohli), глава Micromax Informatics в России и СНГ