бизнес журнал

Алексей Смирнов

Алексей Смирнов

Драгоценный опыт и миролюбивая философия

Основатель ювелирного бизнеса рассказал Chief Time о том, как научился работать в «чувствительной» для клиента сфере, какой предпринимательский бэкграунд накопил, прежде чем открыл новое бизнес-направление, и какие украшения мечтает привезти в Бурятию

Алексей, расскажите, с чего начинался ваш путь в бизнесе?
Когда я заканчивал учебу в университете, мои друзья из Красноярска уже владели развитой ломбардной сетью. Я посмотрел, как устроен их бизнес, и решил попробовать себя в этом же деле. Занял денег, открыл первый ломбард, через год смог отдать долги и начал расширяться.
Ювелирный салон вырос на базе ломбардного бизнеса. «Золотая антилопа» была основана в августе 2014 года. То есть в этой части компания молодая. Сейчас мы исследуем рынок, нащупываем, как и куда расти. Недавно открыли еще один ювелирный отдел в торговом центре. Улан-Удэ небольшой город, и я не вижу смысла расширяться настолько, чтобы ювелирные магазины становились магазинами шаговой доступности. Украшения – это покупки не каждодневного спроса. И покупатель вполне может приехать за нужной ему вещью в центр города или какой-то район. Гораздо важнее в нашем деле ассортимент и цена, нежели территориальное расположение.

Как вы пришли в ювелирную отрасль? Вы же по профессии…
Моя специальность – «Сертификация. Стандартизация». Тогда мне это нравилось. Сертификация была новым направлением, востребованным. Россия как раз в конце 1990-х вводила мировые стандарты. Мы были первым выпуском в городе. Но друзья с ломбардным бизнесом сильно на меня повлияли. А что касается ювелирного салона, то я всегда хотел, чтобы люди в городе радовали себя красивыми и стильными украшениями. В Улан-Удэ я не часто встречал ту ювелирную продукцию, которая бы нравилась и восхищала, не видел того, что представлено на выставках в России и в мире.

И вы решили восполнить этот недостаток?
В ломбардном бизнесе мы уже 14 лет. Нам доверяют. Поэтому открывать ювелирную компанию было проще: в ее основе - накопленный опыт, порядочность и ответственность. В ломбарде к нам приходит металл. И чтобы замкнуть «цепь», завершить круговорот, нужен был салон, в котором можно украшения продавать. Но продаем мы, разумеется, не бывшие в употреблении украшения, а новые изделия. Отправляем свой металл на заводы-изготовители: костромские, петербургские, новосибирские, екатеринбургские. Затем получаем заказы, которые реализуем в рознице.

Как происходит выбор конкретных моделей украшений?
Мнению профессионалов на заводах мы доверяем: они давно на рынке, знают, что пользуется спросом, отслеживают тренды. Однако сейчас мы начали сотрудничать с местными производителями, у которых заказываем изделия с национальным колоритом: бурятскими мотивами, буддийской тематикой, обереги, амулеты.
Мы подбираем изделия для покупателя, для региона. Каждый день работаем для клиентов, создаем теплую атмосферу в салоне: всей душой и от всей души. У нас, к слову, держатся минимальные цены благодаря работе с производителями напрямую и благодаря тому, что у нас свой металл.

Кто ваши клиенты?
На старте мы стараемся охватить все слои населения, поэтому предлагаем максимально широкий ассортимент. Но, конечно, особенно интересно работать с эксклюзивными заказами.

То есть в салон можно обратиться с индивидуальным запросом?
Можно и нужно. Некоторые клиенты уже пользуются такой услугой: делают индивидуальные заказы по каталогам, как заводов-изготовителей, так и авторских мастерских. На выполнение эксклюзивного заказа требуется 30-40 дней.

В изделиях массового спроса тоже можно чем-то отличаться от конкурентов?
Я езжу на профессиональные ювелирные выставки примерно раз в три месяца. Там знакомлюсь с руководителями крупнейших компаний, с производителями, мы обмениваемся опытом, заключаем контракты. Выставки дают представление о трендах. Те же обручальные кольца – это товар массовый, но специально к свадебному сезону мы привезли такую коллекцию, что все покупатели просто ахнули от восторга. Никто еще никогда подобных колец не видел. Именно этого мне и хотелось добиться, открывая салон.

То есть ваши покупатели могут быть уверены, что покупают модные вещи?
Да, в салонах представлены актуальные коллекции. Но поскольку мы все же ориентированы на массовый спрос, то пока не можем в полной мере сформировать тот ассортимент, который популярен в мире. Допустим, на западе сейчас на пике многосплавные металлы и белое золото. А у нас оно только начинает входить в моду. Надеюсь, в будущем ультрамодные украшения мы также сможем привозить в Улан-Удэ, и они будут понятны и востребованы.

Кризис как-то повлиял на предпочтения клиентов?
Заметен небольшой спад покупательской активности, но серьезного влияния мы не ощущаем. Может быть, по предпочтениям есть изменения: появились запросы на легковесные изделия. Раньше такого не было.

Какие ошибки на вашем предпринимательском пути оказались наиболее полезными?
Из области управления я усвоил, что не стоит брать на работу знакомых и родственников. Потом с них бывает трудно спросить результат.
Также пришлось самому овладеть техническим функционалом: я научился распознавать драгоценный металл, стоял на «приемке», был товароведом. Начинался бизнес буквально с двух человек: работали я и бухгалтер. Потом наняли товароведа. Шли потихоньку, дело было новое, постоянно все менялось, нужно было отслеживать изменения в законодательстве.
Ну и, главное, что я понял: в ломбардном и ювелирном бизнесе все зависит от клиента. Его нужно слушать, слышать и быть готовым идти на компромисс.

Кто-то был вашим учителем?
Учился я самостоятельно. В ломбардном бизнесе учителей нет. А вот как работать – мне с детства показывали родители. Прививали трудолюбие, честность, коммуникабельность. Родители у меня геологи, переехали когда-то в Бурятию осваивать новые земли. Я родился здесь, и желания уехать не возникает. Есть только мечта сделать свою малую Родину лучше.

Какие задачи вы ставите перед собой сегодня?
Для меня главное – создать команду. От сотрудников зависит многое, так как именно они являются звеном между брендом и клиентами. Как продавец обслужит покупателя, как товаровед справится с ассортиментом, таким будет наш общий результат. Мне нравится, когда сотрудники приходят на работу, как на праздник: с настроением, энтузиазмом. Я стараюсь к каждому в коллективе найти индивидуальный подход. Мы проводим вместе не только рабочие будни, но отмечаем праздники, выезжаем на природу. Командообразование – это важнейшая составляющая для устойчивости бизнеса. Каждому лидеру важно иметь соратников, на которых он может положиться.
Когда работаешь на себя, времени не замечаешь: даже ночью думаешь о делах. И если наступает момент – ты уезжаешь в отпуск и со спокойной душой оставляешь бизнес на надежного менеджера, – значит, бизнес стал устойчивым, значит, компания идет верным курсом. Ломбарды уже ежедневно во мне не нуждаются. Основное время сейчас занимает салон «Золотая антилопа». И мне предстоит сделать ювелирное направление таким же саморазвивающимся и сбалансированным.

У вас есть старожилы в команде?
Половина коллектива работает в компании больше пяти лет. Три человека – почти с основания бизнеса. Кадры у нас постоянные. Каждый новый сотрудник проходит собеседование лично со мной. Мне не так важен диплом человека, как его искреннее желание работать.

Сколько лет потребовалось, чтобы бизнес стал самостоятельным?
Около 5-7 лет с момента открытия. Ломбардная деятельность специфична. Учился я только на своем опыте, все бизнес-процессы отстраивал в ежедневной практике, в диалоге с клиентом и, конечно, изучая законодательство.

Чему вас научил клиент?
Мы работаем с клиентами по весьма чувствительным вопросам. В ломбард человек обращается, когда у него есть проблема. Ему нужно ее решить, и он ищет средства. Затем решает проблему и выкупает залог. Вот здесь пришлось потренировать свою гибкость. Мы сделали максимально выгодные условия для клиента: большая сумма, низкий процент, увеличенные сроки кредитования, возможность выкупа в любой момент. Все эти условия были выработаны практикой. И уже с таким сформированным бэкграундом в области сервиса и клиентоориентированности мы пошли в ювелирный бизнес.

Как бэкграунд помог ювелирному направлению?
Кроме обычной розницы и индивидуальных заказов у нас есть услуга обмена старого, вышедшего из моды украшения на новое. Мы активно внедряем программы лояльности: системы скидок для VIP-клиентов. Корректируем ценовую и ассортиментную линейку, изучая спрос и потребности покупателей. С заявками работаем оперативно – как только заканчивается что-то востребованное из продукции, стараемся в кратчайшие сроки пополнить наличие. Сам салон оформили необычно, в буддийском стиле. Покупателям это нравится. Перед открытием салона я побывал во многих ювелирных магазинах Москвы и Санкт-Петербурга, посмотрел, что и как организовано, набрался опыта.

Откуда такое внимание к буддизму?
В Бурятии распространена эта миролюбивая философия. И мне она тоже очень близка. Поэтому решил в интерьере салона использовать эту тему.

Какой вы лидер для компании?
Требовательный, в первую очередь. Могу быть жестким, особенно если сотрудник не выполняет свою задачу, когда все в его силах и в рамках его компетенции.

С кем вы бы не стали иметь дела?
Если говорить о бизнес-партнерах, то с тем, кто не открыт. Не приемлю подковерных игр, махинаций, поскольку сам работаю честно и открыто.

В частной жизни вы придерживаетесь тех же принципов?
Да, в личной жизни я открыт и честен. Мне исполнилось 36 лет. И я чувствую, что перехожу на новый этап своей жизни, когда начинается время духовного роста. Своим детям я стараюсь обеспечить все условия, чтобы они могли развиваться гармонично, искать себя, определять свои жизненные маршруты. Человеку нужно в комфортных условиях учиться понимать себя и окружающих, учиться здоровым уважительным отношениям. Тогда в будущем из него выйдет толк, чем бы он ни занимался.

Интервью: Светлана Морозова

Фотографии: Виктор Лукашенок

Материал опубликован в журнале Chief Time #05(141) за июль 2015 года



Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:






Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Я восхищаюсь редакцией «Chief Time», это настоящие профессионалы: во всём им хочется дойти до сути, ни одна малейшая деталь не остаётся без должного внимания. Они чувствуют своего собеседника, максимально точно улавливают всю информацию, а потом творят великолепный продукт на языке, понятном читателям...

Рамник Кохли (Ramnik Singh Kohli), глава Micromax Informatics в России и СНГ