бизнес журнал

Алина Диденко

Алина Диденко

Бегущая по волнам


Как только выдается свободная минутка, Алина Диденко садится за штурвал любимого катера и мчится, рассекая волны, навстречу ветру и солнцу. Благодаря ей редакции Chief Time удалось поймать яркие мгновения уходящего лета, потому что наше интервью проходило не в душном городском офисе, а в волжской акватории, в одном из живописнейших мест Самарской Луки. Умело пришвартовавшись к берегу и наслаждаясь окружающей красотой природы, Алина откровенно рассказывает мне о своей жизни и делится опытом, а я не устаю удивляться силе ее духа, невероятной смелости и женской мудрости.


Разумный авантюризм Мне не нравится слово «предприниматель»: предприимчивость в моем понимании граничит с аферизмом, что для меня абсолютно неприемлемо. Авантюризм – другое дело, но разумный авантюризм, я готова рисковать, и ни разу еще мое чутье меня не подвело. Самым рискованным для меня было начало 1990-х, когда я стала заниматься частной торговлей. Сейчас, после того как столько всего пройдено, я уверена в своих силах, знаю, что выкручусь в любой ситуации, как бы тяжело ни было. А тогда было страшно. Страшно молоденькой девчонке одной ехать в Турцию, когда и русских-то там почти не было. Страшно ходить по улицам в незнакомой стране, где местное мужское население блондинкам не давало проходу. Страшно покупать дубленки за 70 долларов. А потом все заработанные торговлей на 50-градусном морозе деньги (10 тысяч долларов – бешеная для меня тогда сумма) вложить в первую партию товара. Но все удалось, не подвела интуиция товароведа, и вскоре я открыла свой магазин нижнего белья «Юнона».

Наверное, эта богиня, покровительница женщин, оберегает меня всю мою жизнь. Сколько мужчин-бизнесменов после финансового кризиса опустили руки, спились, оказались на дне. А женщина, понимающая, что за ее спиной семья, и чувствующая ответственность за свое дитя, которое она должна поставить на ноги, не может себе позволить быть слабой.

В 1997-м у меня отобрали полностью все. С мужем, за которым я в юности поехала в Забайкальский военный округ, мы уже были в разводе, и я осталась одна в чужом городе без квартиры и без бизнеса. Сынишку-второклассника пришлось отправить к родителям в Самару, потому что было действительно жутко. Жить не хотелось, и спасла только мысль о том, что я должна вырастить сына. Поэтому я ехала 4,5 тысячи километров по зимней трассе, одна, из Забайкалья в родную Самару. Вспоминая сейчас пережитый тогда ужас, понимаю, что мне уже никакие пертурбации в бизнесе не страшны. Если я в той ситуации выжила, то все смогу.

На родительскую материальную поддержку мне рассчитывать не приходилось: папа, проработавший всю жизнь штурманом на «Волготанкере», мама – в лаборатории НПЗ, – к тому времени уже были на пенсии. Конечно, сын мог пожить у них какое-то время, а мне нужно было думать о заработке. Поскольку я умела торговать, то и занялась торговлей. В то время в Самаре еще ощущался какой-то дефицит, были востребованы кондитерские изделия, карамельная продукция. Я поехала к своим знакомым в Ульяновск, на кондитерскую фабрику «Волжанка», уговорила дать мне на реализацию товар – поверили на слово. И отправилась по селам: моя Suzuki Vitara (то немногое, что осталось от прошлой жизни) бросалась в глаза, я ставила на капот весы и торговала. Часть товара отдавала на реализацию в магазины, но деньги они мне с трудом возвращали через 3-4 месяца, что не позволяло нарастить оборот. Еле-еле тем, что заработала сама, рассчиталась с поставщиками, в итоге прогорел мой конфетный бизнес.

Кадры Обратившись на частную биржу труда «ЭкоПолис», я получила вакансию от магазина «Винная коллекция», но буквально через пару месяцев грянул дефолт, банкротство компании, а я опять без работы. На этот раз, когда я пришла в «ЭкоПолис», мне предложили работать у них директором. Для меня до сих пор загадка, почему взяли именно меня. Может быть, впечатлила моя трудовая книжка, в которой сплошь руководящие должности, начиная с первой записи: руководитель хореографического кружка (с детских лет я профессионально занималась хореографией в студии «Задумка», мечтала даже выступать в Театре оперы и балета), а затем следующие за окончанием Иркутского торгового института - завмаг, товаровед в Военторге и т.д.

На новой работе я очень старалась, осваивая незнакомую для себя сферу. Вскоре вошла во вкус, появилось много идей, как оптимизировать этот бизнес. Сама подобрала команду, сплотила ее. А через полгода владелец стал настаивать на том, чтобы я вошла в соучредители. На вопрос, почему я не могу быть наемным сотрудником, он ответил: «Потому что ты будешь воровать, все воруют». У меня была истерика. Соучредителем я быть не могла – для этого требовалось 3 тысячи долларов, а у меня не было ни копейки. Тогда мои сотрудники предложили мне открыть свой бизнес, а меня мучила совесть: как? Я же украду чужую идею! Но, поразмыслив получше, поняла, что у меня свои идеи, я все сделаю по-другому. Ко мне приезжали, проверяли офис, взламывали компьютер. Но, удостоверившись, что нет никакого плагиата, отстали. Так возродилась «Юнона», уже в виде кадрового агентства, которое успешно просуществовало вплоть до 2007 года. Я попала в нужную волну, когда наши услуги были очень востребованы.

Мечта о доме В определенный момент, видя, что кадровый бизнес процветает, я поставила во главе фирмы директора, а сама отошла от дел: стала реализовывать свою мечту – строить дом, и 3 года не вылезала со стройки. Естественно, я всегда думала, что мужчина должен привести меня в свой дом и сказать: «Будь здесь хозяйкой». Но если так не сложилось, нужно действовать самой. И я строила, сама, без фирм, прорабов, надежного мужского плеча, с нанятыми гастарбайтерами, которые во всем норовили обмануть. Я много читала специализированной литературы и училась – месить раствор, делать кирпичную кладку. Наверное, увидев, что я во многом разбираюсь и могу дать отпор, мои работники меня зауважали и стали слушаться. За это время обанкротилось мое кадровое агентство, и я в отчаянии думала, на что буду заканчивать стройку. Так и жила в недостроенном доме – ходила в валенках, в фуфайке, у меня не было зеркала, потому что было страшно на себя смотреть, на всем экономила. Но не позволяла себе падать духом. В результате – 400 кв.м на берегу Волги, великолепный розарий и возможность наконец почувствовать себя женщиной.

Проектирование Период домашних хлопот завершился, как я думаю, знаком свыше. Катаясь на лыжах в Куршевеле, я сломала руку, а когда по возвращении в горьком одиночестве сидела дома, раздался звонок от подруги, которая собиралась увольняться с работы. Я предложила ей работать в моей пока существующей только в мечтах проектной организации.

Процесс строительства меня настолько увлек, что я уже не мыслила себя без этого. Несмотря на то, что по образованию я гуманитарий (экономист и психолог), желание творить, созидать и видеть плоды своего труда плюс деловая хватка, воспитанная в системе советской торговли, привели меня в техническую сферу. А Ульяна Хлесткова (так зовут подругу) помимо молодости, амбициозности и целеустремленности обладала специальными знаниями и опытом, необходимыми, чтобы возглавить техническую службу. Мне довелось наблюдать ее профессиональное становление: за 3 года девушка поднялась от рядового работника до начальника проектного отдела, затем главного инженера проекта в крупной организации. Я поняла, что этот человек работает не за деньги, а за идею – ей интересно и хочется доказать себе самой что-то очень важное, что она и делает.

Команда Я стала подбирать людей, без каких-либо психологических тестов, по наитию. Коллектив у меня молодой (средний возраст – 35 лет), в основном мужчины, хотя на руководящих постах – женщины. Нет, я не феминистка ни в коем случае, но так уж получилось, что встречающиеся мне в жизни мужчины все-таки проигрывают женщинам в твердости духа, трудолюбии, усердии, умении рискнуть. А руководитель, на мой взгляд, должен отличаться смелостью в принятии решений и, безусловно, человечностью. Хотя знаю многих глав крупных предприятий, у которых на месте последнего качества жирный минус. Я всегда думаю об их подчиненных: неужели люди настолько финансово зависимы, что терпят хамское к себе отношение?

Я стараюсь заботиться о своем персонале: у нас хорошие заработные платы даже для тех, кто приходит без опыта работы, социальные гарантии, домашняя обстановка в офисе, обеды за счет фирмы. Мы обязательно отмечаем праздники в коллективе, и я лично каждому сотруднику делаю подарки. Когда человек ко мне устраивается, я говорю: я не кричу, не ругаюсь, пожалуйста, не выводите меня на эмоции. Если я один раз крикну, можете сразу писать заявление на увольнение. Это бывает очень-очень редко. Может быть, кому-то даже кажется, что я проявляю излишнюю мягкость. Но я всегда придерживаюсь принципа: относись к людям так, как ты хочешь, чтобы относились к тебе. Наверное, поэтому основной костяк работает со мной много лет: к примеру, главный бухгалтер бессменно с 1998 года. Конечно, я очень ценю таких сотрудников, хотя и спрашиваю с них больше, и заставляю постоянно повышать свою квалификацию (сама тоже не сижу на месте: сейчас получаю третье, техническое образование). А за ними подтягивается молодежь. В ответ на мою заботу все, если нужно, работают, не оглядываясь на часы, а на праздники ребята тоже готовят мне сюрпризы: стенгазеты рисуют, делают фотоколлажи, посвящают стихи. Как мне было приятно, когда моя молоденькая сотрудница, замирая от восторга, рассказывала, что парень сделал ей предложение в то время, когда они запускали в небо подаренный мною фонарик!

А чем еще мотивировать сотрудников? Деньги не всегда так важны, как климат в коллективе, атмосфера в офисе, желание общаться друг с другом. Главное, чтобы не возникало мысли «как я не хочу идти на работу», если проскальзывает – надо бить тревогу.

Репутация Не люблю золотую молодежь. Если парень, не имеющий опыта работы, приезжает на собеседование на двухсотом Land Cruiser, считаю это неправильным. Хотя и в этом случае я дам ему возможность доказать, что он не папенькин сынок. Только опыт показывает, что не нужна ему такая возможность, и через полгода он скажет, что не хочет ничего делать. С удовольствием принимаю людей с периферии. Они держатся за рабочее место, имеют привычку трудиться и не подведут в самый сложный момент. А сложностей у нас хватает. Наши основные заказчики – «Газпром трансгаз Самара» и «Газпромнефть-Центр» - как правило, проводят в апреле тендер, но от заявки до подписания договора может пройти месяца 3, так что на работу остается всего месяц вместо заявленных четырех. Чтобы уложиться в срок, приходится мобилизовывать все силы, работать по 24 часа в сутки. Такой напряженный ритм не все выдерживают. Был период, когда 6 моих сотрудников написали заявления об увольнении, 6 из 15!, и это были самарские парни из обеспеченных семей, а все, кто с периферии, остались и ценой невероятных усилий выполнили задачу.

На начальном этапе компании приходится работать на свой имидж, доказывать, что ей можно доверять. Мы открылись полтора года назад, и первым заказчиком был «СИБУР», где меня знали как надежного партнера, хотя и в другой сфере деятельности. Я внушила доверие, привезла в управление и главного инженера, и начальника проектного отдела, чтобы увидели, что люди они компетентные. Потом мы успешно работали с партнером «СИБУРа», международной компанией «Гудпак», делали проект цеха, чтобы они могли перевооружить производство под себя.

А с «Газпромом» стали работать, просто выиграв тендер. Может быть, звучит сомнительно, но это факт: не было ни связей, ни взяток, ни откатов. Но мы ведь и не претендуем на многомиллиардные заказы – довольствуемся малым. В 90-е годы мне один очень богатый человек сказал: курочка по зернышку клюет и всегда сытая, иди по своей стезе, пусть будет понемногу, но стабильно. Этому принципу я и следую. Проектируем АЗС, АГЗС, линейные трубопроводы, нефтебазы, нефтехранилища, производственные здания. Сейчас для Кошкинского нефтеперерабатывающего завода выполняем проект по технологическому переоснащению производства в связи с переходом предприятия на выпуск нового вида топлива. Современный животноводческий комплекс «Радна» в селе Беловка – тоже наших рук дело, заключен договор на проектирование коттеджного поселка для работников еще одного животноводческого комплекса.

Мы никогда не отказываемся от работы и не сидим на месте, ожидая манны небесной. В декабре выиграли тендер «Газпромнефть-Центра» на 2013-2014 гг. и 2 января сели с Ульяной в машину и проехали 5700 км (Москва, Московская область, Тверская, Смоленская, Калужская, Тульская, Рязанская области), по всем 68 объектам (АЗС), хотя договор еще даже не был подписан. Конечно, такой подход к делу внушает уважение со стороны заказчиков. А в моих дальнейших планах по развитию бизнеса – комплексные услуги, все проектно-строительные работы под ключ: и изыскания, и проектирование, и экспертиза промышленной безопасности, и строительство.

О самом главном Сын – мое самое-самое большое достижение в жизни. Я очень им горжусь. В 7 классе он мне сказал, что окончит школу с золотой медалью, и, как и подобает мужчине, сдержал слово. С красным дипломом окончил экономический университет, по президентской программе уехал в Германию, в университет им. Юстуса Либига, защитил магистерскую. Сейчас руководит распределительным центром крупной розничной сети в Ульяновске, что для молодого парня очень почетно, недавно женился. Я очень рада за него. Вместе с тем иногда посещают грустные мысли, что моя мечта о большой семье (у меня в столовой обеденный стол на 12 человек!) по-прежнему остается мечтой. А может быть, еще все получится?..

Текст: Светлана Абрамова
Фото: Fashion Box, Юлия Максимова




Livejournal
(Голосов: 19, Рейтинг: 2.7)


Комментарии:

Гость

не хорошо писать не проверенные факты...


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:






Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Профессионально и качественно сделанный журнал. Среди героев «проходных» персон нет – все яркие, интересные личности, со своим взглядом на жизнь и события, в ней происходящие...

Владимир Седов, основатель и владелец компании «Аскона»