бизнес журнал

Андрей Липатов

Андрей Липатов

«В схватке столетий победят общества с сильной культурой»

Генеральный директор Российского холдинга «Теплоком» рассказал, во что верит и верует, почему французу и русскому трудно договориться и отчего Lamborghini просто так с неба не падает.

Около года назад мы встречались с Андреем Липатовым, и тогда в разговоре он сделал удивительно точные прогнозы по развитию ситуации на нашем рынке. В этот раз прогнозы гостя номера оказались еще масштабней и касаются буквально каждого. 


Перед вами расширенная версия интервью, часть которого вошла в журнал Chief Time #39 за сентябрь 2014 года.


Верю в самооздоровление


Как лидеру справляться с кризисной ситуацией и вести за собой, во что ему верить? 

Когда рынки поднимаются, а любая строка любого индекса идет вверх, мы говорим, что начался рост. И это радует, хотя многие из нас даже не участвуют в биржевых торгах. Зато положительные эмоции сформированы. Людям говорят, что курс доллара упал, теперь рубль стал более «твердой» валютой. Атмосфера меняется: на улицах даже больше улыбок появляется. Хотя у людей покупательская способность не изменилась ни на копейку, зарплата не поднялась и не снизилась, хлеб и молоко сколько стоили, столько и стоят, более того – инфляция продолжает расти. Но вот строка индекса пошла вниз, и какие-то «капиталисты» начинают говорить о том, что наступает кризисный момент. У людей сразу же создается впечатление, будто они что-то теряют. Задача лидера и любого человека, который верит в себя, в свои силы, в людей, которые его окружают, в страну, состоит в том, что эти эмоции нужно полностью убирать из головы и души. Не переживать их, а просто понимать, что есть какие-то подъемы и падения, что рынок живой. Ведь когда вы чихаете, сердце в эту секунду замирает. Оно просто останавливается, но вы же не умерли на секунду. Чихнули и пошли дальше. Это отношение, по сути, должно быть у любого сильного духом человека. Меня всегда удивляли бабушки и дедушки, когда ребенок случайно чихнул от пыли, они начинают его на ночь медом кормить, горячим молоком поить, ноги парить. А ребенок в порядке. 

«Бабушкины страхи» свойственны основной массе людей.

Потому что такова особенность нашей страны: мы достаточно сильно переживаем за других, сочувствуем беднякам на Кубе и в бразильских кварталах, при этом рады, когда Америке или Европе каким-то образом плохо. Мы не эгоцентричны, точно, но эта черта показывает нас больше как азиатов, нежели европейцев. Мы нация групповая, легко сбиваемся в единый коллектив, и чем больше угроз поступает в отношении российской стороны, тем нам как-то лучше: мы начинаем двигаться, оживляться… Похоже на воспалительный процесс: когда организм болеет, все лейкоциты, эритроциты устремляются к локализации воспаления. Начинается самоизлечение. 

Кризис – для самооздоровления? 

Некое воспаление происходит, и – хоп! Мы вдруг стали дружнее все вместе. Вдруг вспомнили про свою культурную и спортивную гордость, Олимпиада нам в этом помогла. Вспомнили о том, что обладаем несметными богатствами. Подумали, что надо бы перечитать Чехова и Достоевского. Недавно я встретился со знакомым – его 16-летний сын сел за книги Чехова. Почему? Отвечает: «Посмотрел в интернете ролики про гордость России, а там писатели, которых я не читал. В школе проходили, но по факту – не читал. Сейчас буду наверстывать, чтобы понять, в чем гордость России, и почему так любят того же Чехова». Это правильный подход. Во время Олимпиады мы будто бы предугадали глобальный кризис, и нужно было глобальное событие, способное показать дух и силу нации. 

Андрей Липатов.JPG

Это не тот случай, когда «нет пророка в своем отечестве»…

Совершенно верно. Еще в июле прошлого года я говорил, что курс доллара будет около 37 рублей, а евро будет стремиться к 50. Но прошлым летом не было серьезного конфликта, мы спокойно с вами сидели и не думали о том, что, оказывается, украинцы и русские – это разные славяне. 

Но прежде чем в зону этого «воспаления» прибегут нужные «эритроциты», компаниям нужно как-то выжить.

Здесь очень простая формула: если зарабатываете в рублях, то при изменении курсов вас просто переоценивают с учетом курсовой разницы. Нужно быть нацеленными на тот рынок, в котором вы зарабатываете: закупки совершать на том рынке, где зарабатываете, или на тех рынках, курсовые разницы по которым не влияют на стоимость в рублях. Допустим, курс рубля к юаню достаточно стабилен, и вы можете совершать покупки в Китае или закупать их на территории России и быть условно свободными. 

Опять же, увеличенный курс на валюту США или Европы при условии поставки российского газа – достаточно выгодная история для наших монополистов. 80% доходов в бюджет России все-таки формируется за счет налога на добычу полезных ископаемых и экспорта газа и нефтепродуктов, это означает, что русские деньги в России будут, потому что выпускает их Центральный банк в объеме обеспеченной национальной валюты. Значит, валютный курс позволит нам спокойно эмиссировать еще немного денег, не увеличивать глобальным образом инфляционные процессы – они будут находиться в пределах 9-11 %. Кстати, реальная инфляция предыдущих периодов была не 6,2%, а порядка 15-18 %. Реальная инфляция останется такой же. Формальная инфляция, исходя из корзины, которую все время оценивают, будет в пределах 9-11 %. Гиперинфляции до конца этого года ожидать не придется, можно не волноваться. 

А каков прогноз по вашей компании? 

Компании нашего сектора, энергетического, всегда будут в росте, пусть небыстром, но в росте. Потому что секторы жилищно-коммунального хозяйства, энергетики, медицины, социалки – это секторы роста, поскольку они обеспечивают жизнедеятельность всей страны, и страна вынуждена инвестировать в этот сектор, перераспределять инвестиции в инфраструктурные проекты и, собственно, зарабатывать на них. Поэтому я уверен, что наш бизнес будет расти. Вопрос в темпах ростах – рынок будет подрастать в объеме инвестиций не меньше чем на 7-10 %. Что касается нашей компании: ее рост решится той долей, которую мы в нем будем занимать. Будем занимать большую долю – значит, расти будем больше, чем рынок. Просто будем отхватывать объем, который не занят, или вытеснять конкурентов. 

Липатов 2014.png


Андрей Липатов родился 3 июля 1981 года в Бресте. Кандидат экономических наук, 
имеет степень ЕMBA. Прошел стажировки в школах бизнеса HEC (Франция) и Duke University (США). В 2011 окончил Harvard Business School. С 2010 года возглавляет Управляющую компанию Холдинга «Теплоком». Эксперт Комиссии при Президенте по модернизации и технологическому развитию экономики России. Мастер спорта РФ по дзю-до. В 2011 году организовал байкерский клуб L.E.V. Женат, воспитывает дочку.


Верю в страну


Продолжим тему прогнозов для страны? 

Я верю в то, что в России, наконец-то, обратят внимание на технологии, которые нужно оставлять и не выпускать за рубеж. Тактика США всегда была очень простой: они забирали наших детей, по сути, нашу природу, и пользовались плодами этой природы у себя в стране, а потом запрещали вывоз технологий на территорию России. Мы сами знаем, что два направления полностью закрыты для российского рынка, независимо от санкций, – это оборонная и космическая промышленность. Эти технологии были закрыты для ввоза в РФ уже 20 лет назад. Впрочем, этот запрет существовал всегда. Иными словами, мы с вами давно находимся в технологических санкциях, и, в общем, не ощущаем от этого эмоций. 

Откуда же такой эффект по экономическим санкциям? 

В его основе – теория дисконтов, разработанная в стенах Массачусетского технологического института. В его стенах провели психологический тест: обзванивали определенную группу лиц и говорили: «Здравствуйте, мы представляем магазин (магазин неизвестный, его не существовало), и вам предоставляется скидка в размере 20%». Люди радовались, начинали спрашивать о товаре, адресе. Далее им через 2 недели перезванивали, сообщая, что скидка сокращена до 10%. И люди устраивали скандалы. Человек даже магазина не знает, покупки не было, зато есть эмоция. То же самое сейчас происходит в России. Сформировали потребность в сыре с плесенью у человека, который его даже не любит. А потом лишили его этого сыра. 

Где же решение проблемы «лжезависимости»?

Оно сводится к тому, что у массы должно быть некое объединяющее зерно. Сегодня им является противостояние Западу. Очень правильно работают политтехнологи, противопоставляя наши интересы не Украине, а Западу, потому что агрегированное понятие «Запад» с детства сидит в наших головах в значении «потенциального врага». Вспомните противостояние западников и славянофилов, вспомните, кто инициировал, готовил и финансировал революции в России, что сегодня делает США, которых мы же и воспитали. Царизм финансировал США, отправляя туда деньги, чтобы Штаты развивались как противовес гегемонии Великобритании в Европе. А сегодня Великобритания активно сотрудничает с США, хотя буквально век назад картинка была иная.

Нужно было развести Россию на деньги…

Я не думаю, что сидели прямо дураки, я думаю, что сидели достаточно опытные люди. На кое-каких островах мы вообще хотели территорию России продолжить. На Канарских островах, например. Наш посол писал царю, что территория приближена к территории США, но независима, и мы могли бы поддерживать тесное сотрудничество, находясь на этих островах, могли бы обеспечить и военное сотрудничество, и в области флота.  

Я не верю в лозунги о нашем империализме просто потому, что империями всегда называли довлеющие государства. Россия ни над кем не довлеет: к России скорее присоединяются, Россия ничего не захватывает территориально, в Россию просто приезжают и влюбляются. Я, как и многие, влюблен в Россию и не вижу сегодня серьезных альтернатив – какое государство могло бы предоставить мне почву для развития лучше, чем в России. Русский человек богат не деньгами, а ощущением. Мы богаты ощущениями, и этого нам достаточно. Уровень счастья не зависит от богатства. 

Оценка уровня счастья людей в какой-либо стране иногда прямо противоречит оценке экономического состояния этой страны.

Всемирный банк оценивает по своим критериям, зачастую ошибочным. Есть интересные индексы, которые Всемирный банк не признает, например, индекс ресурсного потенциала. Не индекс финансового состояния на сегодняшний день, а индекс ресурсного потенциала. Оцените, сколько страна может продержаться на тех ресурсах, которые у нее есть, вне зависимости от местонахождения ее бизнеса. Всемирный банк отказался учитывать такой индекс, он не был принят, хотя наши ученые предлагали. С точки зрения воспроизводимых ресурсов, Россия с населением в 140 миллионов человек более чем самодостаточна, мы точно не пропадем.

Андрей Липатов (2).JPG

Если бы всемирные рейтинговые агентства и банковские сообщества это признали, то потягаться с Россией не мог бы никто?

Нам завидуют. У нас хорошая 140-миллионная семья, живет на идеальной территории в экологически верных условиях: ни на каких расколах тектонических, где живут в США, ни на каких «энергетических ямах». Зеленая территория с красивейшим озером Байкал, которое обеспечит всю страну пресной водой на поколения вперед. С нормальными ресурсами в виде животного мира, ископаемых. Но почему-то нас пытаются все время оценить через призму «сколько мы можем производить, чтобы экспортировать»? Мы живем в свободнейшей стране. В Америке детей пугают полицейским, а потом ребенок родителей начинает пугать полицейским, писать на них заявления. Можете себе представить заявление ребенка в полицию в России на отца? 

Нет.

У нас уклон в культуру, а в культуре нет строгих норм. Это бесит европейцев. Мы ведем переговоры с французами. На определенном пункте я останавливаюсь и говорю им: «Можете уйти, больше неинтересно с вами общаться». Французы удивляются: «Погодите, мы же пять пунктов уже обсудили, и вы с ними согласились». Я: «Ну и что? По отдельным пунктам все логично, но общий результат переговоров мне не нравится. Когда я не согласен с квитанцией за коммунальные услуги, я не плачу за всю квитанцию, а не выбираю из нее пунктики». 

Но француз живет в тех правилах, которым его научили.

А мы живем в сфере морально-этических норм, и если мы видим в переговорах несправедливость, мы говорим, что переговоры не нужны. Этого более подробно я касаюсь в книге «Справедливое общество. Моральные основания». Наши основания – это не придуманные правила поведения. Да, конечно, правила необходимы с точки зрения ожидаемого поведения. Но чрезмерные правила нам не нужны – мы не сможем жить в таком обществе. Особенно – поколение Y: мы воспитали сейчас поколение, свободное от правил. Когда им некомфортно, они просто уходят, меняют место жительства. Если помните, люди формировали российские города, потом просто вставали и уходили. Им становится некомфортно, они понимают, что в этом городе неудобно, энергетика не та, они перемещаются, не терпят эту историю. Но у русского человека есть возможность переместиться. Расскажите, какая возможность перемещаться у итальянца, датчанина и швейцарца? 

Поколение Y – это возрастная история?

Это ментальная, а не возрастная история. Я говорю, что не надо ругать детей за то, что они сидят в смартфонах… Мир поменялся. Моя бабушка ругала меня за то, что я много смотрел телевизор, она считала, что телевизор надо смотреть не более 30 минут в день. Но при этом не ругала меня, когда я читал какую-нибудь чепуху в книгах, которые стали издаваться в 1990-е годы, которые даже читать было не нужно. 

Липатов 2014.png

Сейчас человек получает огромный поток информации. Но он научился его обрабатывать. Моя семилетняя дочь может быстро найти в сети все, что мне нужно: от холодильника до плоскогубцев. Уверен, через год, с учетом навыков, она будет делать это еще быстрее. В XIX веке книга стоила, как лошадь, а сейчас только эксклюзивные книги стоят дорого. И доступ к информации неограничен – национальные библиотеки выкладываются в интернет. Это говорит о том, что изменяется мозг, сознание. Мы должны понимать, что новое поколение – это поколение с измененным сознанием и измененными физиологическими возможностями. Я вижу нашу силу в этом поколении.

Верю и верую


У России даже религиозный путь свой…

Религия – это совокупность способов и методов передачи информации, и каждый выбирает свой способ: христианский, иудейский, мусульманский. Отсюда – у каждого свой путь к Богу.

Я, безусловно, верующий человек. Безусловность состоит в том, что условной веры быть не может. Конечно, верю в то, что есть максизакон, который в силу нашей ограниченности не можем познать. Та самая точка сингулярности, точка беззакония, когда физических законов не существовало, не существовало материи, и с этой точки что-то произошло само по себе. Невозможная картинка для восприятия. Кто-то из этой точки что-то сделал. Этот Кто-то для меня и есть Бог. Тот, который задает закономерность. Бог – это не тот: если вы попросите Lamborghini, то завтра на столе у вас будут лежать ключи от Lamborghini, а внизу она стоит уже заведенная с прогретым двигателем. Бог – это тот, кто создает закономерность, в результате которой у вас может появиться эта машина. Я так воспринимаю. Когда вы молитесь и просите что-то у Бога, вы же на самом деле не думаете, что выйдете из церкви, и это вам в руки свалится: вы попросили много денег – и вам в руки пришло. Чемодан денег с табличкой «Привет от Бога» и смайлик. Но тебе говорят: есть определенные законы природы, не нарушая которые другая закономерность может позволить тебе получить то, что ты хочешь. Кстати, слово «природа» – мы когда-то Бога Родом называли. «При-Рода» – мы в природе нашей. И если ты живешь по законам твоего рода, если ты их соблюдаешь, то можешь попросить что-то, чтобы из другой общей закономерности это вплыло в твою закономерность. 

Интересно: о вере в научных терминах.

В теории Большого взрыва Вселенная неизбежно расширяется как воздушный шар, при этом объекты Вселенной не увеличиваются в объеме, она увеличивается, а объекты в ней – нет. Более того, во Вселенной сосуществуют солнечные системы, в солнечных системах есть планетарные образования, и единственное на сегодня обнаруженное планетарное образование со смешанность планет – это наша Солнечная система. Исходя из размерности планет, они должны были располагаться в другом порядке. Поменяно – хоп! – и нарушение закономерности. Все солнечные системы, которые мы изучаем, имеют одинаковую закономерность, а тут вдруг что-то нарушено в природе – и родились мы, и давай познавать, кто такой Бог. Все равно, что муравьи ползают по лесу, мимо прошел человек – о, давай его познавать! Мы – эти муравьи, которые пытаются познать закономерность. Если мы поступаем правильно, если свои законы соблюдаем, мы можем добиться в другой закономерности чего-то. Отношение работает на макроуровне и на микроуровне. Если мы не нарушаем планетарную закономерность, скорее всего, мы действительно будем защищены и от внешних угроз, Луна все-таки выловит максимальное количество астероидов, которые будут падать на Землю. Нам же известно, что Солнечная система не статична, что земля вместе с Солнечной системой двигается, и Солнце идет не по кругу, а по спирали. Земля вместе с планетами движется по спирали, что доказала современная наука. Все у нас спиралеобразное – мы возвращаемся в ту же точку, но на другом уровне. Существует мегазакономерность, которая непостижима для наших маленьких мозгов. 

И как нам в этом существовать? 

Если мы живем по законам природы, ненормативным законам, мы можем Кого-то, источник сингулярности, кто создал всеобщую закономерность, о чем-то попросить. Кто-то в церкви просит, кто-то мечтает, кто-то просто бубнит себе под нос, кто-то старается чего-то добиться, думая о цели. Мы просим – и из другой закономерности нам это дается. И когда вы говорите: «Хочу Lamborghini», – и она появляется, то вам просто большая закономерность сделала подарок за то, что вы парень нормальный.

Андрей Липатов (1).JPG

Не нужно думать, что мы – какие-то всемогущие ребята. Но не нужно терять уверенности в себе. В том мире и в тех закономерностях, где мы существуем, нам отмерено очень много. В тех законах, закономерностях, в которых мы живем, наша мера – огромна. Наша мера сегодня – это наша Солнечная система. Нас ограничивает только наша неспособность – а это чисто физическая величина. Ничего, мы дойдем до них, разовьем их, у нас появятся технологии, и мы сможем это сделать. Кто определил меру свободы на земном шаре? Мы сами определили ее. Мы разграничили территорию, мы сделали эти территории опасными друг для друга. Мы определили степень свободы перемещения по этой территории. Бог здесь причем? Он говорит: «Ребята, вы там сами разбирайтесь, живите. Ну, грохнете себя – я новых сделаю». Вопрос времени у него не стоит точно. Это нам отмерян небольшой отрезок времени. А у Бога нет часов, у него нет предела времени.

Он не встает в 6 утра и не ложится в 11 вечера.

Совершенно уверен. И он не устает. Природа дала нам немного мер: физические меры высоты, длины, ширины, меры наших возможностей, меры чувств, ощущений, и меру времени – мы ощущаем себя маленькими, взрослыми, утро, вечер и так далее. Все остальные меры мы придумали сами. Потом мы придумали меры ограничений. Сейчас придумали меры санкций. И потом приходят люди и говорят мне о санкциях: как вы относитесь к санкциям? Справедливы ли санкции? Я говорю: с точки зрения всего того, что мы натворили сами,– очень справедливы. Мы меры придумали сами. Есть «черная» материя, а есть «светлая». Меру можно использовать как меру изменения, а можно – как меру свободы. Санкции – это что такое? Придуманная нами мера ограничения или мера свободы. А что мы тогда сетуем, если мы сами такой мир создали? 

Во что же вы верите? 

Я верю в то, что нормативное, государственное законодательство нам необходимо в крайне ограниченном виде, без детализации. Я уверен в том, что к этому все и придет. Я уверен в том, что детализированное поведение человека должно основываться на принципах морали и нравственности, а не на принципах перехода дороги в нужном месте, то есть, не это правило должно быть главным. Я верю в то, что общества с сильной культурой в любом случае победят в схватке столетий: посмотрите на общество Востока – много ли там нужно законов писать, чтобы люди вели себя определенным образом? Нет, воспитание детей – на традициях. Что такое традиции, меры? Что дедушка рассказал? Нет, как он себя ведет. Глава семьи – это не то, что написано, а то, как себя ведут в семье. Вот основа нашей жизни, будущего России. 

Я не верю, что ограничительные меры могут повлиять на мое развитие, на мое отношение к Богу, на мое отношение к людям, стране. Не могут повлиять. Да мне вообще, честно говоря, на…ть на эти санкции. Я верю в то, что коллектив, который верит в процветание, будет процветать. В «Теплоком» я точно верю.

Поэтому когда мы ведем переговоры, и человек думает, что он померил эти переговоры и уже пришел к результату, а мы говорим «стоп». Как же так? Мы шли с человеком шаг за шагом, он отмерял эти шаги. А мне единица измерения не понравилась. Он даже не понял этого – что русский человек, рожденный в этой стихии, может не оценить эталонный метр. В этом, мне кажется, особенность России и ее сила. Самое интересное, что мы научились доносить эту информацию до своих территориальных братьев – тех, которые живут с нами на одной территории.

Липатов 2014.png


Компания «Теплоком» с 1992 года занимается разработкой, производством, реализацией и обслуживанием приборов учета тепловой энергии. В настоящее время является холдингом, в который входят ЗАО «НПФ Теплоком» совместно с ЗАО «УК Холдинга «Теплоком», ЗАО «Торговый дом холдинга «Теплоком», ЗАО «НПО «Промприбор», ЗАО «Интегратор энергетического комплекса», ЗАО «ТЕПЛОУЧЕТ», ЗАО «Теплоком-Автоматизация». «Теплоком» обладает крупнейшей дилерской и сервисной сетью, включающей более 180 организаций и предприятий во всех регионах России, СНГ, дальнего Зарубежья. В холдинге работает 1200 человек.


Верю в справедливость


Закономерности, вложенные друг в друга, как матрешка, существуют, и это значит, что существуют некие правила, которые проходят сквозь все закономерности. Как думаете, какие они?

Я не знаю. Я уже думал над этим. Я понимаю, что это, в первую очередь, некие физические правила.

В физическом мире – физические правила?

Да, но я имею в виду – физические, неописанные правила, неописанные в том смысле, что нет букваря правил. Даже в учебниках физики их нет. Действительно, смотрите, есть закономерности, эти меры, есть меры, скажем так, материального мира и нематериального мира. Есть меры материй – светлые и темные, то, что нам доступно, а то, что недоступно, мы и не знаем. Это меры материи все равно. Есть то, что называется «трансцендентные меры» – нематериальные меры, они тоже существуют. А что мы называем материей? Материей мы назвали то, что при объединении с чем-то могут дать осязаемую вещь, а осязанием мы называем то, что можем понять своими органами чувств. Осязание – это не только в смысле «руками потрогать». Если ты увидел некий образ, это тоже для тебя, по сути, осязать. И думаю, что еще существуют меры, о которых мы не догадываемся. Есть меры надматериальные (над или рядом с материей). Знаете, почему я так думаю? Потому что все, что объединяют в себе материи, все-таки образуют бездуховное. Как мне кажется, мера материи формирует бездуховное. Должна быть мера, которая формирует духовное, которое потом объединяется в некое материально-духовное. Отсюда получаются человек, животные, растения и так далее. И должна быть еще какая-то мера, которая предопределяет жизнь этого всего, определяет закономерность жизни этого. 

Это наш основной закон жизни: когда каждому воздается по его делам. 

И это тоже. Поэтому я считаю, что Страшный Суд – это что-то вроде итогового отчета за накопленный период. Нормальная история, кстати.

Что делать с тем, когда внутреннее ощущение веры, правила и закономерности не стыкуются с современными практиками управления?

Я думаю, что это из-за того, что человек чего-то не понимает. Руководитель знает, что в его представлении справедливо. А социум считает, что это несправедливо. Когнитивный диссонанс сразу. Если руководитель будет настаивать на своем, то общество просто скажет ему: «Парень, ты нам втюхиваешь какую-то ерунду». Диссонансы выражены у нас в убытках конкретных. Убыток для тебя – это провал. Прибыль – это успех. А я так не считаю – ни убыток, ни прибыль не считаю ни провалом, ни успехом. 

А чем?

Мы меряем сегодня собственной удовлетворенностью – и только. На самом деле – это так. Как только вы начинаете мерить успех прибылью, а неуспех – убытком, то вы подменяете понятия и живете сразу в другом мире. Успех прибыли быстро может закончиться.

Если так случилось, что большая часть предпринимательского сообщества меряет успех прибылью, сотрудники компании тоже меряют все деньгами, а руководитель не считает успех деньгами. Это же диссонанс?

Совершенно верно. У него будут проблемы в коллективе, он должен будет формировать особую культуру, подбирать особых людей. Мы в «Теплокоме» будем этим заниматься, чтобы формировать команду с правильным настроем, с правильной нацеленностью на результат. С другой стороны, в силу того, что мир диктует нам меры измерений, то, в частности, прибыль неплоха, когда люди настраиваются на нее. Формируется корпоративная культура того же результата, а результат, допустим, в деньгах. Но моя личная удовлетворенность не связана с объемом денежных средств, указанном в строке «Чистая прибыль». Пусть мир так думает. Ну и что? Вообще – это странно ориентироваться даже не на рынок, а на мнение.

Интервью: Тимофей Кареба 
Фотографии: Юрий Цой
Перед вами расширенная версия интервью, часть которого вошла в журнал Chief Time #39 за сентябрь 2014 года


Читайте также:





Livejournal
(Голосов: 7, Рейтинг: 3.66)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:






Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Профессионально и качественно сделанный журнал. Среди героев «проходных» персон нет – все яркие, интересные личности, со своим взглядом на жизнь и события, в ней происходящие...

Владимир Седов, основатель и владелец компании «Аскона»