бизнес журнал

Михаил Косов

Михаил Косов

«Философия успеха нетипичного бизнесмена – удивлять»

Руководитель галереи «Атриум» рассказал об амбициозном проекте, который принесет новый облик любимой улице. Его деловая манера общения абсолютно иная, в ней ясно прослеживается четкое представление о том, что он хочет. К примеру, в кабинете висит портрет Ленина и на вопрос почему, ответ получаем простой, но с глубоким смыслом: «Работа хорошо написана, выбрасывать жалко – уважаю и ценю талант».


Как человек влюбился в галерею

В марте 1997 года директор галереи «Атриум» Михаил Косов взял в аренду квадратные метры. Очевидно, он тогда и сам не представлял, во что выльется невинная затея – построить торговый центр класса «люкс», наполнив его мультибрендовым ассортиментом от Версаче, Москино, Армани, Ферре и других известных дизайнеров.

Не на шутку увлекшись проектом, бизнесмен погрузился в мир инженерно-технических и архитектурных концепций, обратился к опыту мирового зодчества, стал искать профессионалов, способных осуществить его замысел. Не знаю, как это назвать – предприимчивость или удачливость – но идея Михаила Косова была воспринята даже чиновниками, людьми довольно консервативными.

В конце концов, внешний облик здания приобрел парадный вид, оформившись в гармонично сплетающийся архитектурный симбиоз трех столиц высокой моды – Лондона, Парижа и Милана. Дом с башенками стал одним из самых ярких образцов архитектурной эклектики и украшением улицы Ленинградской. Он заставляет остановиться перед этой ни на что не похожей эстетикой. Философия Михаила Косова – удивлять – еще раз нашла подтверждение в реальной жизни.

Он и сам, похоже, несколько в восхищении оттого, что получилось. Во всяком случае, роль гида на объекте исполняет с пылкостью героя-любовника. Увлекает внутрь здания, и, усиливая «бессознательное» своим эмоциональным рассказом, заставляет увидеть в серых конструкциях и забетонированных стенах праздник будущей галереи. Футуристическая картина, от первого и до десятого этажа, залита потоками от тысячи светильников, впечатление усиливается легкими элементами из стекла в хайтековской стилистике, бесконечными зеркалами, шестиметровой люстрой «Сваровски». И уж, конечно, невозможно отвести взор от научной реконструкции фрески эпохи Ренессанса, выполненной питерским художником. Ничего подобного в Самаре еще не было.

Кстати, пока Михаил создавал свое грандиозное произведение, проект преобразовался до неузнаваемости. Помимо залов с одеждой от знаменитых кутюрье, в общий ансамбль удачным образом вписались ресторан, модный холл для новобрачных, кафе для влюбленных, мостик любви и много чего еще. По мнению галериста, функция архитектуры – рождать определенные чувства в определенном пространстве, так что пусть здесь будет много романтики. Косов уводит то в стилистику малых архитектурных форм, то открывает масштабы пространства, вдохновляясь настолько, что невольно рождается крамольная мысль. Фанатик? Нет, пожалуй. Его деловая манера общения абсолютно иная, в ней ясно прослеживается четкое представление о том, что он хочет. А здесь – просто влюбленный в свое дело человек.


Вне формата

Эпитетов на его счет было немало: авантюрный, оригинальный, авангардный. Подозревали в «маниловщине»: надо же, «замахнулся на Вильяма нашего Шекспира». Позднее, когда фасад радикально изменился, скептики стали сдержанней. В общем, Косов обидел многих, как обижает обывателя, в принципе, все, выходящее за рамки формальной логики. Но, конечно, и замахнулся тоже: не дает ему покоя слава парижской галереи Лафайет.

Хотя, что предосудительного в том, что некоторые бизнесмены (их в России наберется процентов десять от силы), вместо того, чтобы по-быстрому «сделать деньги» и жить припеваючи за границей, вкладывают собственный капитал в воздушные замки?

Банальный вопрос – зачем это надо? – Михаила уже мало волнует. Его более интересует другое, например, отчего люди так беззастенчиво равнодушны к тому, что их окружают. Почему предпочтение отдается усредненному варианту? Формат «съел» инициативу и творчество, и очень трудно убедить кого-либо, что нужно создавать нестандартные вещи. Не говоря уже о том, что лучше строить честно – на века.

И тут же рассказывает свою многострадальную историю, про то, сколько раз приходилось ломать и заново переделывать, сколько строительных бригад сменил, потому что работали из рук вон плохо. Еще и возмущались: «Мы делаем огромные объемы, а у тебя что? Чего эти 10 метров шлифовать без конца»? В конце концов, стал договариваться с лучшими специалистами из других городов, сейчас в проект включились итальянцы, и еще будет набирать нужных людей.

В результате имперских амбиций «выход в свет» несколько задержался. Наблюдателей за ходом строительства хватает, и проблем тоже предостаточно. Те же банки тяжело идут на контакт или совсем отказывают в кредитах: венчурный проект, длинные деньги, словом, причина всегда найдется.

«Самые красивые здания строились десятилетиями. Идея вызревала годами, а в итоге получались прорывные архитектурные решения, которые служат людям столетиями. Я не претендую на особенную роль в истории, самоиронии у меня достаточно. И благодарностей мне не надо: самое позорное, большинство людей на полном серьезе ожидают, кто им «спасибо» скажет. Это скучно. Мое самое большое стремление, чтобы в моей работе не было минусов, и чтобы никто не говорил: Миша Косов схалтурил».


Мера всех вещей

Он, безусловно, прежде всего, предприниматель, со всеми присущими этой популяции ценностями. Хочет заработать, заинтересован, чтобы проект окупился – не понять это было бы глупо. Его бизнес-история весьма типична. Как и многие, начал торговать в начале девяностых годов, вышел «в люди» из обувщиков. Правда, как-то легко все получалось, возле его товара, как правило, народ толпился.

«Принцип хорошей торговли? – переспрашивает Михаил. – Все говорят, Россия – торговая страна. Потому что мы ничего не производим, а только продаем, в итоге, нет ни того, ни другого. А все очень просто, надо любить свою работу и быть честным – продавать качественные вещи, а не бутафорию. Именно поэтому мой бизнес развивался, и вскоре я открыл первый бутик, потом сеть магазинов. А потом – захотелось чего-то интересного. Мне говорили, чего ты выпендриваешься, живи, зарабатывай. Но человек индивидуален, и я так устроен, что не могу, как все, тупо отсиживаться на работе с девяти утра и до шести вечера. Меня никто не заставлял заниматься галереей, я был свободен в своем выборе».

Кстати, он первым начал торговать на Ленинградской, на том самом углу, где сейчас возвышается галерея «Атриум». Улицу своего детства он, конечно, любит, хотя ругает нещадно. Не нравится, что так и не приобрела она европейский лоск. Народ с пивом тусуется на скамеечках, нецензурно выражается, бомжи бутылки высматривают, а уборка такая, что в метре от пешеходной зоны – мусорные свалки.

«Власть тут ни при чем, – рассуждает он. – Я все время удивляюсь, почему жители так безучастны к городу, в котором живут. Бухать на улице – это нормально, а создаешь для них красивые вещи – давай критиковать. Наши люди, кстати, самые критичные, особенно те, кто ничего не делает. Честно говоря, одно время я пытался осмыслить своеобразие нашего менталитета. А потом в письмах Достоевского нашел его признание в том, что он всю жизнь изучал психологию русского народа, да так ничего и не понял».

А вот иностранцы, в первую очередь, отмечают достоинства, и уж, без сомнений, видят в «косовском» объекте завидную перспективу. Кто-то ему даже сказал, что галерея «Атриум» – единственное оправдание улицы Ленинградской. И у москвичей как-то высокомерия поубавилось, когда познакомились с галереей, они конъюнктуру чувствуют. А если учесть, что после столицы Самара – второй город по потребительскому спросу, то почему бы местным покупателям не предоставить здесь венчание трех столиц высокого стиля? Михаил определенно уверен, что luxury-бизнес на нашей территории может быть успешным, поэтому его идея – не только желание самовыражения, но и осознание, что человек – мера всех вещей. Общая культура и достоинство пробуждаются, когда он понимает, что красота создана для него. В это тоже верит Миша Косов, неисправимый ценитель прекрасного и перфекционист.

…Вообще-то, такие люди – редкое явление в природе, они как будто с другой планеты. Посмотрели на мир глазами героя Курта Воннегута и увидели нечто, что мы своим приземленным воображением не способны узреть. Идеализировать его я, конечно, не намерена, тем более, что галерист так и не ответил на мои правильные вопросы. Назвал их коммунистическими, отказавшись рассуждать на тему ударного капиталистического труда и социальной ответственности бизнеса. По-честному.

Интервью: Людмила Круглова
Фото: Олег Давыдов
Материал был опубликован в региональном выпуске журнала Chief Time Самара за август 2012 года



Livejournal
(Голосов: 10, Рейтинг: 3.81)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:






Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Наша история о себе, о том, как мы создавали компанию в рубрике «Гость номера» оказала заметное влияние на доверие к компании в целом. Партнеры и соискатели узнали о нас больше, многие заочно познакомились с нами благодаря подписке на журнал. Интервью понравилось и нашим клиентам – отношения стали более доверительными...

Александр Гарашкин, генеральный директор компании «Фонд Квартир»