бизнес журнал

Рюштибей Якубов

Рюштибей Якубов

"За настоящим бизнесом всегда стоит Личность"

Президент группы компаний «Спецзащита», перешагнув 50-летний рубеж, в интервью Chief Time рассказал о чувстве такта, «железном» слове и творческом подходе к бизнесу

Группа компаний «Спецзащита», основанная в 2001 году, хорошо известна в Петербурге, давно является надежным партнером многих компаний, а потому в каком-то особом представлении не нуждается*.

В приемной Рюштибея Якубова стоит огромный аквариаум с пираньями, а рядом с ним на кожаном диване – сидит красавец-манекен в форме охранника. Помощница, которой тот улыбается, встает и с помощью пластиковой карты открывает директорскую дверь – иначе в кабинет к шефу не попасть.

– Давай так, – протягивая руку, сходу заявляет Рюштибей Энверович. – За настоящим бизнесом, как и за настоящим творчеством, всегда стоит Личность. С личности всё начинается. Все успехи или не успехи.

Эта фраза и задала тон всей беседе.

На краю стола – большая квадратная стеклянная пепельница, из тех, что встречаются в кабинетах у оперов старой закалки.

– Что вы понимаете под личностью?

– Личность – это воспитание, это образование и это многогранность. Харизма. Живой ум. Умение увлечь за собой, быть востребованным, интересным. Сюда же привычки – хорошие и плохие. А куда без этого? Личность – это, кстати говоря, не обязательно человек со знаком «плюс».

Рюштибей Якубов

– Подразумеваете кого-то конкретного?

– Гитлер, Сталин... История знает много отрицательных героев. Но они – личности.

На невысоком шкафу, что пристроился справа от стола, – несколько «компанейских» фото в рамках. Рюштибей Энверович берет одну из фотографий, на которой изображен с друзьями, и с нескрываемым удовольствием задает вопрос:

– Узнаешь?

– Олег Басилашвили.

– А рядом?

– Мережко. Режиссер.

– Верно.

Помощница вносит заварной чайник, и глава «Спецзащиты», поставив фотографию на место, разливает чай по чашкам.

– Как, по-вашему, личностями рождаются или становятся?

– Я думаю, стержень закладываются в детстве – его формирует семья. Чем чище и лучше атмосфера в семье, тем крепче вырастает человек. Школа, образование… это все уже потом. Семья – это основное. Это – база.

– Что приходит на ум, когда вы вспоминаете свое детство?

– Мой отец… это был удивительно всесторонний человек. Он работал начальником цеха, играл в оркестре, рисовал и писал каллиграфическим почерком. После войны, он ее прошел военным дирижером, преподавал политэкономию. Студенты приходили к нему как к наставнику. Называли его Николай Константинович. Могли ночами напролет беседовать. Потом, они, кстати, с легкостью сдавали экзамены.

– Он не хотел, чтобы вы пошли по его стопам?

– Да, он мечтал, чтобы я стал музыкантом – специально для меня купил пианино и заложил во мне любовь к музыке, к театру, к искусству вообще. Наверное, поэтому сейчас я могу понять, что стоит за творческим процессом. Не только внешнюю форму, но суть. Знаете, что такое обидеть творческого человека? Вот музыкант играет на трубе, чутко, сосредоточенно, это для него святое. Тронуть его за инструмент в этот момент – значит наступить сапогом в душу. Сопереживай, смотри, чувствуй такт, внимательно относись к людям любой прослойки. К «большим», «маленьким»...

Он на секунду прерывается и внимательно смотрит в глаза.

– Вот, например, упал канатоходец. Кто-то при этом даже глазом не моргнет, а другому – кажется, что это он упал. Я когда в цирк хожу, все время переживаю.

Раздается телефонный звонок – Рюштибей Энверович обещает перезвонить, потому что к нему «пришли репортеры».

– Второе, – извинившись, возвращается он к теме. – Отец был человеком слова. Слово его было как подпись. Ударили по рукам – и дело с концом. «Так раньше договоры купцы заключали» – учил он меня. В девяностые меня это не раз выручало – «отвечать за базар».

– У вас интересное имя – тоже заслуга от отца?

– Как и почитание старших: как бы ты ни был образован, у стариков больше жизненного опыта. Это восточное. Мой дед – выходец из Турции, переехал в Россию, работал начальником гужевого транспорта в Ростове-на-Дону. В 1937-м году – репрессирован по классической схеме. И дальше о нем ни слуху, ни духу.

Рюштибей Энверович отпивает чаю и снова закуривает.

– Отец говорил так: «Для жены, для детей я все сделаю». Если мать болела, он за нее постирать мог, прибрать. Уважение к женщине, понимаешь? Мы же все равно живем ради женщины. Хорохоримся, крылышками машем. Ищем ту, единственную. Мне повезло с супругой. Прекрасный человек. Она меня поддерживает во всем, не дергает, когда не надо. Надежный тыл. Поэтому я свободно себя чувствую, могу спокойно развиваться, расти.

Киваю, и некоторое время мы сидим молча. Он явно что-то припоминает из прошлого.

– Вы работали в милиции…

– Да, я приехал в Петербург из Брянска, поступил в школу милиции, окончил ее с отличием и до 1992-го года честно трудился в уголовном розыске. Тогда познакомился со многими настоящими ребятами, например, с нынешним начальником ГУВД, генералом Сергеем Павловичем Умновым, Владиславом Юрьевичем Пиотровским... Вместе дела раскрывали. Кого-то уже нет... Вообще, если раньше кто-то брал взятку – это считалось позором. У нас были идеалы, мы воспитывались на других книгах, других фильмах.

– Нотки сожаления?

– Я по жизни оптимист и никогда не жалуюсь. Было время – и ушло. Я шагаю в ногу с новой эпохой: пользуюсь компьютером, интернетом. Но закалка осталась все-таки старой. Я надеюсь, что в основе своей и вы, и я – люди порядочные. Я надеюсь. Я верю в это. Хотя опыт подсказывает, что порядочность нынче – редкость. А ведь это то, что составляет основу деловых отношений.

– С порядочностью понятно. А деньги?

– Деньги следуют за отношениями. Отношения не купишь и точно не продашь. Нужно беречь дружбу, семью, внимательно относиться к партнерам и коллегам. Важнее всего – доброе имя. Да, предательство случается, но оно уходит, а дети, настоящая дружба и любовь остаются. Чем старше становишься, тем острее чувствуешь, чем на самом деле стоит дорожить. Вот на серьезных жизненных испытаниях, с возрастом, как раз и приходит глубокое понимание всего этого.

– Можете назвать людей, которые повлияли на ваше отношение к бизнесу?

– Я очень благодарен Андрею Леонидовичу Григорьеву (председатель совета директоров группы компаний «Секюрикоп Охрана»), к которому пришел в девяносто пятом году. Он меня «оперил»: ввел в бизнес, дал основы экономики, а главное – научил, как делать себя самому. Большой умница человек, спец и профессионал, каких мало. Есть люди, которым я хочу сказать отдельное спасибо. Владимиру Михайловичу Чернакову, Леониду Циркину, Андрею Комлеву, Ларисе Павловне Пискарёвой …. Я рад, что встретил на своем пути таких людей, и очень дорожу ими. Они меня поддерживали и в радостные минуты, и в горестные.


Якубов

– Вы упомянули Виктора Мережко... Что вас связывает с киноиндустрией?

– Виктор Иванович Мережко снимал в моем доме часть сериала «Хуторяне», а Олег Басилашвили играл одну из главных ролей. О съемках договаривались заочно, меня они не знали, и я решил пошутить. Прихожу домой и как начну их ругать: «Ах, вы, такие-то, да что вы тут делаете?!». Виктор Иванович сконфузился, начал оправдываться: вот, мол, режиссер, кино снимаем… Потом хохотали, конечно, долго. Так и подружились (улыбается). Он человек занятой, но у нас с ним связь не теряется. Обсуждаем проблемы, переписываемся по электронной почте, строим планы... Очень достойный и уважаемый человек.

– К бизнесу вы тоже творчески подходите?

– А как же! У нас это от отца. Старшая сестра прекрасная актриса, один из братьев много лет работал солистом ансамбля песни и пляски Краснознаменного Одесского военного округа.

Рюштибей Энверович вдруг прерывается и берет со стола листочки, исписанные размашистым почерком.

– Представляешь, стукнулся головой – начал писать стихи. Шутка (смеемся). А если серьезно, то год назад вдруг ни с того ни с сего действительно начал писать стихи. Они у меня сами за секунды рождаются. На злободневные темы в основном. Вот, например, – «Гражданство Депардье»…

– …Я закипаю просто. «Жерару Депардье дали гражданство и квартиру». Идиотизм! Наши люди ходят, обивают пороги… После развала СССР моя теща пятнадцать лет не могла получить гражданство. Ну, не смешно ли? Жду не дождусь, когда наши политики пересядут на велосипеды и метро…

Рюштибей Энверович прерывает гневную политическую тираду, поднимает телефонную трубку: «Анна, чайку нам сделай еще горяченького!».


– Вы «Колю» в приемной видели? – вдруг спрашивает он, – «Коля» – это наш «коллега», камуфлированный манекен, охраняющий рыб из аквариума, а заодно и приемную... Родом он из Голландии. Мы его одели, волосы покрасили, фуражку – на голову, и все! Разве не творчество?

Вздохнув, Рюштебей Энверович добавляет:

– Я человек самодостаточный и многого добился, но хочется большего. Моя фирма – это мой ребенок. Якубов – это «Спецзащита», а «Спецзащита» – это Якубов. А сотрудники соответственно – дети.

– Не поделитесь секретами «воспитания «детей»?

– Я всегда говорю своим: «Ребята, вы приходите не в компанию работать, а в команду». Команда – это организм, она формируется из единомышленников. У единомышленников – общие радости и общие беды. Если человек не командный, то он бежит, едва почуяв «порох». Ему кроме денег ничего не надо. Но чужое отслаивается, как шелуха, а костяк остается. Я говорю про управленцев. Они должны общим духом быть пропитаны.

– А ваша роль как «управляющего управленцами»?

– Я – лидер, а они – Моя команда. Я задаю векторы направлений, объединяю людей и веду, как мне кажется, к общим целям. Поддерживаю дух и дисциплину. Они принимают мои правила, и тогда усилия складывается в командную работу.

– Как с усталостью справляетесь?

– Великое счастье, когда ты утром торопишься на работу, а вечером бежишь домой. Надо заниматься любимым делом. Отдыхать, конечно, тоже. У меня есть дом в Финляндии на берегу Саймы. Рыбачу, катаюсь на катере, собираю грибы...

В кабинет входит молодой человек лет тридцати (Андрей Комлев) – «парень молодой, но толковый».

– Пятьдесят – хороший возраст, – поздоровавшись с ним, продолжает Рюштибей Энверович. – У меня уже есть опыт, и еще хватает сил на новые проекты.

– Инновации в охране… снова шутите?

– Почему же? Мы сейчас работаем над проектом медико-охранно-пожарного комплекса. По охране садоводств. Необъектовая частная пожарная команда («ПожДепо «Северо-Запад») у нас в группе компаний есть. Это очень актуально – иногда дома в садоводствах выгорают целыми улицами. Работаем мы в рамках городской программы развития садоводств. при поддержке Администрации Санкт-Петербурга.

Рюштибей Энверович показывает планшет, на экране – детские часы...

– Что это?

– «Детский оберег». Это не ноу-хау, но пока в стране нигде, кроме Татарстана, не внедрили. Идея простая: ребенку выдается той или иной модификации GPS-навигатор, когда он покидает «доверенную» зону, на пульт поступает сигнал тревоги. Мы с этим предложением пойдем в Комитет по образованию Санкт Петербурга.

– Зачем вам все это?

– Это интересно, за этим – будущее.

Запускает с YouTube видео:

«Я колено склоняю, гимн пою операм.

Пью за тех, кого знаю, молча пью, кто уж «там»…

Пусть любимые знают, с кем по жизни идут,

Пусть всегда провожают и всегда дома ждут...»

Звучит «Гимн операм» в авторском исполнении под гитару. Песня очень проникновенная. Голос у Рюштибея Якубова сильный, затягивающий.

Довольно неожиданно: прийти к известному руководителю на час с вопросами об успешном бизнесе, а услышать размышления о личности, стихи, песни… и проговорить три часа.  

Рюштибей Якубов



Livejournal
(Голосов: 2, Рейтинг: 3.44)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:






Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале

От имени Банка Интеза поздравляю всю команду премии «Шеф Года» с 10-летним юбилеем и лично ее основателя Тимофея Каребу! Предприниматели – это основа современной экономики, и премия «Шеф Года» помогает отмечать лучших в широкой гамме номинаций – это и «Прорыв», и «Забота», и «Меценат», и «Заслуженный» и «Молодой» шеф... 

Леонид Чен, И.О. Управляющего Северо-Западным филиалом Банка Интеза