бизнес журнал

Валерий Кулецкий

Валерий Кулецкий

Исполнительный директор ОАО «Разрез Тугнуйский» о том, что такое «советское воспитание», возможна ли демократия на производстве и зачем нужны рекорды

С первых минут в нем подкупает уверенность в себе и своих силах. Каждый его шаг просчитан, каждое решение обдумано до мельчайших подробностей. «Быть или казаться» – это для Валерия не вопрос. Когда человек в ладу с собой и своей совестью, ему не надо притворяться и надевать маску. Он считает, что внешнее – это всегда отражение внутреннего. Он открыт к диалогу и одинаково интересен как в профессии, так и в личном общении.

Рожденный в СССР

Валерий – уроженец Украины. В 1968 году родители переехали в Казахстан. Прижились в Экибастузе, знойном - летом и морозном - зимой. Здесь Валера окончил школу и в 1974 году поступил в горный техникум. Специальность выбрал не столько из высоких чувств влюбленности в эту профессию, сколько по воле случая: Экибастуз – город угольщиков. Это, наверное, и повлияло.

– Я никогда не жалел о том, что ушел из школы после 8-го класса, – говорит Валерий. – Среднее специальное образование тех лет было покруче, чем сегодняшнее высшее. В техникуме давали очень серьезные знания, оттуда выходили действительно подготовленные специалисты. Я выбрал специальность «открытые разработки полезных ископаемых». Потом-то, конечно, жизнь заставила учиться дальше, ведь без диплома сложно говорить о дальнейшем карьерном росте.

Но, вспоминая Казахский национальный технический университет им. К.И. Сатпаева, Валерий не может сдержать улыбку. Преподавателей - в основном вчерашних студентов, которые никогда в жизни не видели разреза - вопросы опытных практиков нередко ставили в тупик.

У него типичная для советского времени история. Техникум, распределение – в его случае – далекая Карелия, потом армия – служил в железнодорожных войсках, строил БАМ и даже награжден медалью «За строительство Байкало-Амурской магистрали». Демобилизовался и вернулся в Экибастуз. На разрезе «Центральный» дорос до начальника Северного комплекса. В 2008 году в его жизнь вошла Бурятия. Согласился, получив приглашение поработать в пос. Саган-Нур на Тугнуйском угольном разрезе заместителем директора по производству. А в апреле 2011 года возглавил коллектив разреза в должности исполнительного директора.

Трудовая биография Валерия – пример жизни человека, который с самого детства имел четкую установку: направлять энергию исключительно в полезное русло, ставить перед собой ясные цели и добиваться их. Родители воспитывали: если не имеешь никаких стремлений, значит, живешь впустую. И всегда учили прописным истинам: не обманывай людей, если пообещал – сделай, если взялся за работу – доведи до конца и выполняй ее так, чтобы не пришлось переделывать.

– Отец дал мне совет, который я помню до сих пор: если ты чего-то не знаешь – спроси. Поэтому сегодня не стесняюсь подойти к столяру, плотнику, слесарю и спросить: «Вася, объясни мне, как это делается».

Словом, классический образец «советского» воспитания. В хорошем смысле: с установкой на труд и честность. И мне совсем не кажется, что Валерий ставил перед собой задачу непременно, во что бы то ни стало занять пост директора. Просто на каждом этапе профессионального пути старался делать все с максимальной отдачей. Остальное жизнь сама расставила по местам.

Тугнуйский угольный

Если бы я попросила Валерия продолжить фразу «Моя жизнь – это…», он бы ответил: «Тугнуйский угольный разрез». Но я не стала этого делать: прозвучало бы очень уж пафосно, а «пафос» и «Кулецкий» – это слова - антонимы. Тем не менее, это правда.

Говоря о разрезе, не избежать цифр. Объемы добычи стабильно растут. В 2008 году они составляли около 6 млн тонн, в 2010 году – 7 млн. Порядка 12 млн тонн стали добывать в последние четыре года. По плану в 2014 году должны добыть 12,5 млн тонн угля. Сегодня ОАО «Разрез Тугнуйский» – самое перспективное угледобывающее предприятие в системе Сибирской угольной энергетической компании, в состав которой он вошел в 2001 году, и крупнейшее предприятие по добыче каменного угля в России.

Но больше всего директор гордится тем, что Тугнуй сегодня называют территорией рекордов. Так, бригада Юрия Егорова в апреле 2012 года выполнила бурение в объеме 41 806 погонных метров. В мае того же года объем горной выработки на вскрышных работах составил 1 млн 780 тыс. кубометров. Бригада экскаватора Bucyrus №1 установила новый рекорд, отгрузив 2 011 000 кубометров вскрышных пород, который позднее был зарегистрирован в книге рекордов Европы. Новый мировой рекорд в бурении поставила бригада бурового станка Pit Viper-271 в мае 2013 года.

– Я вообще любитель таких вещей. Рекорд – это еще один повод, чтобы о предприятии говорили. И говорили хорошо. Наверное, кто-то считает меня нескромным. Может быть. Но я хочу, чтобы наше предприятие было на слуху. И разве то, что еще вчера мы были вторыми в России по каменному углю, а сегодня – первые, не повод для моей личной гордости?

– Как и то, что, когда в августе прошлого года в режиме видеоконференции Владимир Путин связался с несколькими угледобывающими предприятиями страны, одним из них стал Тугнуйский угольный разрез.

– Точнее, их было три. Кстати, мы были первыми на связи с президентом.

– Как он Вам показался?

– Да нормально все было. Я потом смотрел телемост в записи, услышал, что голос немножко дрожал. Но не от того, что волновался сильно или стеснялся – нас просто шесть часов на холоде продержали. Мы тогда показали полигон, работающую технику, то есть живая такая картинка была.

– Президент Вас о чем-нибудь спрашивал?

– Спросил: «Вопросы есть?». Нет, говорю, у нас вопросов, мы все вопросы решаем сами. Кстати, потом мне сказали, что на Путина наше включение произвело хорошее впечатление.

И еще один факт. Валерий является полным кавалером Почетного знака «Шахтерская слава». Недавно к наградам добавилась медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени. Такую же медаль получил машинист экскаватора Сергей Нопин. За большой вклад в развитие угледобывающей отрасли страны многие сотрудники разреза награждены орденами «Шахтерская слава». Все это означает одно – признание и высокая оценка государством и его труда, и труда коллектива разреза. Сложно добавить к этому что-то еще.

Директор

Рабочий день исполнительного директора ОАО «Разрез Тугнуйский» начинается в 6 утра.

– Не рано?

– Нет. В 6.30 начинается обсуждение задач на день с начальниками участков. Мне вроде и необязательно там присутствовать, но – хожу.

– Контролируете?

– Ну да. Меня иногда обвиняют в том, что не даю свободы. Но, на мой взгляд, демократия на производстве просто невозможна.

– Вы жесткий руководитель?

– Стараюсь им быть. Руководство должно быть жесткое, потому что этого требует принятие решений. Нужно быть уверенным в том, что делаешь, чтобы почувствовать результат. Это моя точка зрения, я ее не скрываю и не собираюсь менять.

– Что в работе директора самое сложное?

– Не производство, это однозначно. Производство – это опыт, не побоюсь такого слова – профессионализм. Сложнее принимать решения, когда они касаются людей. Вот, например, мною установлен закон: алкоголик, наркоман или тот, кто незаконно уносит с собой что-нибудь с производства - на разрезе работать не должны. В этом случае под увольнение может попасть даже тот, кто отработал здесь много лет. Так вот, выгонишь такого, а на следующий день жена его приходит, что делать, говорит, дети у нас. Да, иногда я бываю слаб и прощаю их. Но по большому счету рассуждаю так: у тебя была возможность работать, ты зарплату получал, социальный пакет – и ты на все это наплевал. Почему я должен к тебе относиться нормально?

Я считаю, что сегодня работать на разрезе – это честь. И чтобы люди задумывались об этом, решили возродить наш музей. Он раньше в подвале был, никто туда не ходил. Идея была такая: разместить его прямо в коридоре на втором этаже там, где у нас находится отдел кадров. Чтобы шел человек устраиваться на работу и понимал, что это за предприятие, какие здесь традиции. А если уволился, уходя, может, хоть на мгновение задумается: «Зачем я ухожу?»

– Вы склонны к компромиссам?

– Склонен. Хотя понимание того, что при этом приходится наступать на свое «я», присутствует однозначно. Я не очень люблю конфликты. Даже не конфликты – скандалы. А они, конечно, есть. Никогда не думал, что стану настолько популярным, что на меня будут писать письма во все инстанции, в том числе и в Москву.

– И что пишут?

– Например, что я положил асфальт в поселке для того, чтобы своровать сантиметр асфальта. То есть положил не шесть сантиметров, а пять. Мол, откат взял с подрядчика. Обогатился. Я в таких случаях комиссии создаю, людей туда даже с других регионов приглашаю.

– Для Вас важна репутация?

– Для меня она на первом месте стоит. Поэтому считаю, если говоришь – делай. Поэтому я и для себя ставлю только те задачи, которые в состоянии решить. Например, цирк на разрезе построить – нереально. А часовню – вполне. Более того, чтобы у меня уже окончательно не было заднего хода, пригласил батюшку место освятить.

– Зачем?

– Меня все об этом спрашивают. Говорят, есть, мол, церковь, пусть люди туда ходят. Церкви мы помогаем, звонницу помогли обустроить. Но часовня – это совсем другое. Во-первых, она будет на территории предприятия. Для чего? Чтобы человек мог побыть наедине с самим собой. Я знаю даже, что часовня будет носить имя Святой Варвары - покровительницы горняков.

– Валерий, Вам ведь, наверняка, поступали предложения поруководить отраслью откуда-нибудь из Москвы?

– У меня был выбор: сидеть в кабинете «в белых перчатках» или ходить по полигону. Я сделал свой выбор, и не жалею. Я столько уже вложил в разрез, даже не труда, а души, что с полным правом могу назвать его своим. Свое обозримое будущее связываю только с Бурятией. И если уеду отсюда, то уже глубоким пенсионером.

– В одном из интервью Вы сказали: «Мне интересно в Бурятии. Жаль только, что хотя я здесь уже три года, так и не удалось побывать на Байкале. Мой рабочий день начинается в начале седьмого и заканчивается около десяти вечера, практически семь дней в неделю. Но я думаю так: 2011 год был годом прорыва, 2012 - стабильности. Если повезет, в 2013, наконец, увижу Максимиху и порыбачу на Турке». Повезло?

– Не совсем. Что такое Максимиха и Чевыркуй, я так и не знаю. А вот в Турке побывал. Мы были спонсорами «Байкальской рыбалки - 2014». Мне очень понравилось. Во-первых, что был причастен к такому большому делу. А во- вторых, горжусь за наших земляков, сумевших сделать из этого настоящий бренд Бурятии.

– Тем не менее, по большому счету Ваша жизнь – это сплошная работа?

– Сплошная работа. Но работа для меня сейчас – это кайф.

И несколько слов напоследок. Харизматические личности (а, на мой взгляд, Валерий и есть такая личность) являются олицетворением своих компаний или брендов, и по сути сами являются брендом, всегда притягивающим к себе внимание. Прирожденные победители, они не понимают, что значит проиграть. Чем хуже дела, тем больше азарт. Грандиозные идеи – их стихия. Их нельзя обвинить в эгоизме. Они живут ради других. Они не боятся брать на себя ответственность, и, кажется, сами небеса покровительствуют им.

Текст: Татьяна Астраханцева

Фото: Марк Агнор

Материал опубликован в "Chief Time - Ulan-Ude" #130, июнь-июль 2014 год



Livejournal
(Голосов: 2, Рейтинг: 2.94)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:






Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Благодаря совместной работе HeadHunter и Chief Time были реализованы новые проекты, которые позволили нам приобрести новых клиентов...

Сахарова Юлия, генеральный директор HeadHunter Северо-Запад