бизнес журнал

Забудьте о статусе

Забудьте о статусе

Философ, историк и эссеист Аллен де Боттон с первой же изданной книги превратился в автора мировых бестселлеров, которые сейчас переведены на 25 языков. Основав образовательный проект The School of Life, он переключился на архитектуру и занялся новым детищем – The Living Architecture (который среди прочего включает строительство храмов для атеистов). В эксклюзивном интервью Chief Time британский писатель и предприниматель объяснил, почему не стоит беспокоиться о своем положении в обществе, а быть меланхоликом – это даже выгодно.

Восемь лет назад я изобрел термин «озабоченность статусом», и с тех пор это определение прочно осело в языке как узнаваемый феномен. Под этим термином я понимаю наше беспокойство о собственном месте в мире и обществе – движемся ли мы вверх или вниз, победители мы или проигравшие. Хорошая новость в том, что это не социологическая категория, а психологическая.

Мы заботимся о статусе по одной простой причине: как правило, именно от него зависит отношение к нам большинства людей. Если они услышат, что нас назначили на новую должность, то станут чуть энергичнее улыбаться. Если нас уволили – люди предпочтут сделать вид, что нас нет. В конце концов, мы беспокоимся о том, есть ли у нас вообще какой-нибудь статус, потому что не так-то просто оставаться уверенными в себе, если окружающие нас словно бы недолюбливают или недостаточно уважают.

Наше «эго» или само-концепция могут быть представлены в виде воздушного шара, из которого уходит воздух, – он постоянно требует внешних проявлений любви, чтобы оставаться «на высоте», и уязвим к мельчайшим уколам пренебрежения. Мы рассчитываем на сигналы уважения от этого мира, чтобы принять самих себя.

Сейчас стать успешным, как Билл Гейтс, так же трудно, как в XVII веке – стать могущественным, как Луи XIV.

Кажется странным беспокоиться о статусе в голодные времена, и действительно – история показывает, что подобная озабоченность проявляется, как только общество выходит за грани утоления базовых для существования нужд. В современном мире мы задумываемся о таких вещах, когда сравниваем наши достижения с успехами людей, которых считаем равными. Мы можем начать тревожиться о недостаточно высоком положении, когда близкий друг наивно (а может, и с садистской задумкой) делится с нами тем, что ему кажется «хорошими новостями» (он получил новую должность, или женится, или вошел в список создателей бестселлеров). Или когда на вечеринке кто-то с крепким рукопожатием, недавно возглавивший успешную компанию, спрашивает нас, а чем мы собственно «занимаемся»...



Озабоченность статусом сейчас определенно выше, чем когда-либо. Потому что возможности достижений кажутся больше, чем когда-либо. Мы ежедневно окружены историями людей, у которых что-то получилось. Кроме того, есть столько вещей, которые мы сможем получить, если не станем «неудачниками». А ведь когда-то, напротив, низкие ожидания рассматривались как нормальные и мудрые! Лишь немногие тянулись к богатству и славе. Большинство знали, что они приговорены к эксплуатации властьимущими. Конечно, и сегодня вероятность того, что мы когда-либо достигнем вершины общества, остается весьма небольшой. Сейчас стать успешным, как Билл Гейтс, так же трудно, как в XVII веке – стать могущественным, как Луи XIV. Увы, но это больше не ощущается невозможным.

Мы готовы принять себя только в том случае, если будем иметь столько же, или даже больше, чем есть у людей, с которыми мы выросли, работали вместе, дружили или идентифицировали себя в обществе. Какой отсюда напрашивается вывод? Самый простой способ почувствовать себя успешным – выбирать друзей, которые достигли или достигнут немного меньшего, чем вы.

Ощущение счастья может повысить вашу работоспособность, но лишь депрессия толкает на настоящие открытия.

Между тем, Марсель Пруст утверждал, что люди ничего на самом деле не узнают, пока не испытывают боль: «Одна лишь слабость заставляет нас замечать и учиться, позволяя анализировать процессы, о которых мы в ином случае не знали бы абсолютно ничего». Хотя мы можем использовать наш разум и не будучи подавленными, мы обычно становимся по-настоящему любознательными, только когда у нас появляются проблемы. Страдая, мы начинаем думать – размышления помогают переместить боль в контекст, понять ее корни, примириться с ее присутствием. Это как если бы ум был брезгливым органом, который отказывается принимать трудные истины до тех пор, пока его не подтолкнут к этому определенные события. Пока автомобиль работает хорошо, какой может быть стимул узнать сложности работы внутренних частей? Пока любимый человек клянется в верности, с чего бы нам начинать жить по динамике человеческого предательства? Что может заставить нас изучить унижения социальной жизни, пока все, с чем мы сталкиваемся, – это уважение?

Масштаб страданий большинства художников играл решающую роль в создании их шедевров. Тем не менее, уныние само по себе никогда не бывает достаточным. К несчастью, проще быть одиноким, нежели написать «Цветы зла», или все время быть больным, вместо того чтобы стать автором «В поисках утраченного времени».

Возможно, самая существенная причина, по которой страдание можно возвести в культ, – это то, что оно открывает возможности интеллектуального, творческого познания. Возможности, которые легко упускаются из виду или которыми пренебрегают.

Мораль? Осознать, что наш лучший шанс получить настоящее удовлетворение лежит в принятии преимуществ несчастья, в усвоении мудрости, предложенной нам в закодированной форме через наши неудачи.

Интервью: Александр Мурашев
Фото: Винсент Стар и Шарлотт де Боттон
Материал был опубликован в федеральном издании Chief Time за май 2012 года.




Livejournal
(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

Защита от автоматических сообщений:
Символы на картинке: 
Защита от автоматических сообщений







Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Главное, на что реагируют клиенты и партнёры – это большая фотография на обложке журнала «Человек Дела» и заголовок. Фото сделали хорошее. Эффект получился неплохой, многие очень позитивно отреагировали...

Даниил Плитман, Генеральный директор Swed-Mobil (официальный дилер Volvo на Северо-Западе)