бизнес журнал

Ильдар Шайхутдинов: «Потенциал интеллектуального капитала в бизнесе»

Ильдар Шайхутдинов: «Потенциал интеллектуального капитала в бизнесе»

Глава Института финансового развития бизнеса Ильдар Шайхутдинов рассказал читателям ЧД о том, как эффективно прирастить стоимость бизнеса, зачем ставить на баланс нематериальные активы и какими финансовыми инструментами и программами государство помогает предпринимателю.


Какой финансовый инжиниринг вы считаете оптимальным для российского бизнеса? Какие финансовые инструменты сейчас работают?

С выбором инструментов в каждой конкретной компании должен помочь эксперт, который может разложить бизнес по полочкам, понять, какие у него есть возможности, куда стоит инвестировать. Даже на основании «прочтения» баланса предприятия специалист укажет на текущие проблемы, выявит риски, даст рекомендацию по устранению и, ключевое, – покажет возможности, которые есть у компании. 

«Разбирать» бизнес должен приглашенный финансовый консультант или это может сделать сам топ-менеджер со своей командой?

Топ-менеджер со своей командой может сделать все то же самое. Привлеченные эксперты нужны для того, чтобы составить независимое мнение по планам компании. Он должен обладать подходящим уровнем экспертизы для оценки истории компании, принятых ранее решений и результатов. Компетенции, свежий «незамыленный» взгляд и независимое мнение – вот для чего нужно привлекать внешнего консультанта-эксперта. 

шайхутдинов (3).jpg


Ильдар Шайхутдинов родился 30 августа 1974 г. в г. Кумертау Республики Башкортостан. В 2001 г. окончил Оренбургский государственный университет. В 2010 г. получил степень MBA. В настоящее время является генеральным директором «Института финансового развития бизнеса», членом рабочей группы по разработке Дорожной карты «Расширение доступа субъектов среднего и малого предпринимательства к закупкам инфраструктурных монополий и компаний с государственным участием» Агентства стратегических инициатив. Ильдар Шайхутдинов разработал и реализовал в группе компаний «Рускомпозит» стратегию повышения стоимости бизнеса за счет капитализации интеллектуальной собственности и нематериальных активов, обеспечив рост внеоборотных активов в 26 000 раз (с 8 тыс. руб. до 206 млн руб.). Лауреат премии «Финансовый директор – 2012» в номинации «Лучшее управление стоимостью бизнеса».


Как финансовые инструменты связаны с целеполаганием?

Выбор инструментов напрямую зависит от целей бизнеса. Ведь у компании две стадии: либо она развивается и ей нужны деньги – на маркетинговые исследования, создание новых продуктов, приобретение оборудования, завоевание рынка; либо стагнирует, тогда речь идет о привлечении денег, которые обеспечат компании автономную работу на период кризиса. 

Финансовый инструментарий

Какую финансовую помощь получает бизнес со стороны государства?

Существует множество вариантов. Начну с Агентства кредитных гарантий. Когда компания привлекает финансовые ресурсы, очень часто возникают вопросы с их обеспечением. Государство в лице Агентства выступает гарантом исполнения предприятиями малого и среднего бизнеса своих кредитных обязательств и разделяет с банками риски, связанные с ухудшением финансового состояния заемщика и его неспособностью надлежащим образом обслуживать кредит. Далее, субсидирование процентных ставок. Согласно постановлению 214-ФЗ от 12 марта 2015 г., российские организации сельскохозяйственного, транспортного, тяжелого, энергетического, нефтегазового машиностроения, фармацевтической, биотехнологической, медицинской, легкой промышленности, производства силовой электротехники, подшипников, композиционных материалов (композитов) и другие, которые включены в перечень системообразующих организаций либо в перечень организаций, оказывающих существенное влияние на отрасли промышленности и торговли, утвержденный Минпромторгом России, могут воспользоваться субсидией на возмещение части затрат, понесенных в 2015 году на уплату процентов по кредитам, полученным в российских кредитных организациях. Существуют и региональные программы поддержки, во многих регионах ждут инвесторов, им готовы предоставлять налоговые преференции и субсидировать расходы на возмещение процентных ставок по кредитам. Я сам в прошлом работал финансовым директором, и при строительстве нового производства в Тверской области мы подали заявку, подготовили документы в соответствии с требованиями регионального законодательства и, защитив свой проект в инвестиционном комитете, обеспечили для предприятия снижение эффективной процентной ставки до 8,5%.

А что скажете про гранты и субсидии?

Один из самых интересных инструментов, который сегодня активно работает, – это Фонд развития промышленности. Фонд промышленности действует по принципу «одного окна». Раньше бизнесменам приходилось обращаться в различные отраслевые департаменты Минпромторга, а сегодня функция отдана Фонду. В первую очередь здесь финансируют проекты, которые интересны государству. Один из видов этой поддержки – государственный заем для развития новых технологических решений: от 50 до 500 млн рублей под 5% годовых сроком до пяти лет. Таких условий не предлагает ни один банк.

Каким требованиям должна удовлетворять компания, чтобы получить этот заем?

Компания должна быть уже состоявшейся, должна иметь определенные наработки в области данной технологии и быть не на стадии научно-исследовательской разработки, а на стадии опытно-конструкторской или опытно-технологической разработки. Компания может потратить эти деньги на лабораторные исследования, на обучение специалистов, на покупку технологического оборудования и так далее.

ЛОТ СТОИМОСТЬЮ 30 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ КОМПАНИЯ НЕ ВЫИГРАЛА ТОЛЬКО ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО МАСШТАБ БИЗНЕСА НЕ СООТВЕТСТВОВАЛ ТРЕБОВАНИЯМ УСТРОИТЕЛЯ ТЕНДЕРА

Где искать помощь той части бизнеса, которая не занимается новыми технологиями?

В июле 2015 г. вышло в свет Постановление Правительства РФ № 702 от 13 июля 2015 г. «О предельных значениях выручки от реализации товаров (работ, услуг) для каждой категории субъектов малого и среднего предпринимательства», согласно которому уровень компаний, который причислялся к малому бизнесу, увеличен в два раза. Так, к микропредприятиям относятся компании, чей оборот без учета налогов не превышает 120 млн рублей, раньше этот показатель составлял 60 млн рублей, к малым предприятиям относятся компании с оборотом до 800 млн рублей в год, к средним – компании с годовым оборотом 2 млрд рублей.

Уровень поддержки тоже изменился. Если раньше компания выходила по оборотам за пределы в один миллиард рублей, она уже становилась не средним бизнесом, а крупным. При этом таковым не являясь. Сегодня законодатели изменили подход, и бизнес получает адекватные условия работы.

Адекватность также прослеживается и по территориальному принципу?

Уровень господдержки разделяется на федеральный и региональный. В регионах достаточно инструментов, которые поддерживают малый и средний бизнес. За открытие юридического лица в первые два года можно получить госфинансирование до 500 тыс. рублей. За создание рабочих мест для молодежи и инвалидов, допустим, в Москве размер субсидии составляет от 400 до 700 тыс. рублей. Для малого бизнеса это неплохие деньги. При этом нужно выполнить всего лишь ряд условий. Одно из них – не сокращать данную штатную единицу на срок более чем три года.

Род деятельности компании влияет на получение субсидии?

Влияет. Во многих регионах сегодня существуют льготные ставки налогообложения. И есть закон о регулировании уровня налоговой нагрузки на малый бизнес, на предпринимателей. Каждый регион может самостоятельно изменить ставку налога на прибыль предпринимателей, которые используют упрощенную систему налогообложения. Она может быть и нулевой. Нулевой ставкой облагается большое количество наименований видов деятельности. Но государство само определяет приоритеты: кого поддерживать, кого нет. И поэтому я бы рекомендовал при открытии нового направления ознакомиться с видами деятельности, на которые распространяется льготный режим налогообложения.

Какие-то необычные виды господдержки существуют?

В прошлом году на суд бизнеса был вынесен законопроект о ТОСЭР – территориях опережающего социально-экономического развития, 31 декабря 2014 г. он принят и начал действовать. Государство предлагает специальный налоговый, таможенный и кадровый режим для тех предприятий, которые открывают на этих территориях свой бизнес. То есть ТОСЭР – это несколько особых площадок с благоприятным инвестиционным климатом и условиями для экономического скачка.

Сегодня ТОСЭР существуют на Дальнем Востоке. Так, по данным Инвестиционного портала Хабаровского края, общая сумма инвестиций составляет почти 50 млрд рублей, планируется создать порядка 6,5 тыс. рабочих мест, поступления в бюджетную систему составят 16 млрд рублей.


ЗАО «Институт финансового развития бизнеса» создан в феврале 2014 г. Направления деятельности: привлечение финансовых ресурсов для сложных инвестиционных проектов; формирование объектов интеллектуальной собственности (товарные знаки, патенты, ноу-хау); определение рыночной стоимости объектов интеллектуальной собственности; разработка локально-нормативных актов по управлению объектами интеллектуальной собственности.


Однако при организации новых производств на данных территориях главным вопросом остается наличие кадров, именно поэтому увеличены квоты для привлечения зарубежных работников, то есть территория может потреблять более дешевую рабочую силу. Это первая преференция. Вторая преференция – это уровень государственной поддержки в виде особых льготных ставок арендной платы, особого налогообложения резидентов, а также особое осуществление госконтроля и надзора, приоритетное подключение к объектам инфраструктуры, применение процедур свободной таможенной зоны и пр.

То есть ТОСЭР не призваны двигать прогресс? Это… «мини-китайские фабрики» в России?

Скорее наоборот, задача ТОСЭР – развивать территории, которые сегодня не задействованы в экономическом обороте. За счет мер стимулирования государство планирует привлечь на Территории развития крупный бизнес, строить заводы и фабрики, развивать дорожную сеть, крупные логистические центры. Ни о каких мини-китайских фабриках речи не идет. Я уверен, у этого проекта большое будущее, и тем компаниям, которые сегодня стратегически рассматривают развитие новых производств, я рекомендую изучить планы правительства об открытии новых Территорий социально-экономического развития. Например, в ближайшее время откроются ТОСЭР во Владимирской и Свердловской областях. Налоги на прибыль в первые пять лет после получения прибыли составят 5%, а в последующие годы – 12%, социальные отчисления будут не 30, а 7,5%, будет действовать свободная таможенная зона. Разве это не стимулы для развития бизнеса?

Какие источники и способы финансирования заслужили плохую репутацию?

Я бы не рекомендовал лизинговые сделки. За последний год к нам обратились 12 компаний, которые не знают выхода из ситуаций с лизингом. Для примера, компания обратилась в лизинговую компанию, оформила покупку оборудования на 200 млн рублей с погашением в течение пяти лет. Спустя год погасила 50 млн рублей.

В условиях кризиса у компании снизилась выручка и возникла сложность с погашением текущей задолженности. Компания обратилась к лизингодателю, чтобы согласовать отсрочку очередного платежа, но получила отказ. Каково же было удивление руководства компании, когда они увидели остаток задолженности, который составлял 200 млн рублей! Вопрос: где 50 миллионов, которые мы заплатили, и почему долг за год выплат не снизился? Ответ прост: надо внимательно читать договор, в котором изначально скрыто много подводных камней.

В приведенном примере ставка привлечения финансирования в договоре не была отражена. Порядок платежей был сформирован из подхода – сначала гасятся проценты, потом только задолженность. В графике платежей, который являлся приложением к договору, отражались лишь срок и сумма текущего платежа, но не остаток задолженности. Изначально договор сформирован так, чтобы ввести лизингополучателя в заблуждение, чтобы он принял кабальные условия. И со слов генерального директора компании, сотрудники лизинговой компании на его вопросы отвечали: «Вам оборудование нужно или нет? Подписывай срочно, иначе ставка завтра поднимется. Все приложения потом дооформим».

МАЛОМУ БИЗНЕСУ НУЖНО СДЕЛАТЬ ТО ЖЕ, ЧТО И КРУПНОМУ: ПРОВЕСТИ ИНВЕНТАРИЗАЦИЮ НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ АКТИВОВ, ОТРАЗИТЬ В БАЛАНСЕ ОРГАНИЗАЦИИ И ПЕРЕОЦЕНИТЬ 

Можно винить руководство компании, что они не изучили условия договора, не проработали их с экспертами, но я считаю, что лизинговые компании намеренно вводят клиентов в заблуждение. Судить обо всех участниках рынка по одному примеру нельзя, однако вечером того же дня к нам обратилась компания с аналогичной ситуацией, хотя лизингодатель у них был другой.

Это практические примеры, но я сужу, опираясь на финансовую сторону сделки. Лизинговые компании декларируют, что ставка у них – на уровне банковского кредита. Но это не так: лизингодатель сам кредитуется в банке под ваш проект. При лизинге отсутствует требование по залогу, залогом выступает приобретаемое оборудование, тем более права на него вам не принадлежат, так как до уплаты всей задолженности и процентов ваше оборудование будет учитываться на балансе лизингодателя. Лизинговая компания декларирует, что использует механизм ускоренной амортизации. Это так, но почитайте главу 25 Налогового кодекса: ряд компаний также имеют право на ускоренную амортизацию. Еще декларация: при лизинге оборудование вам не принадлежит, следовательно, вы не платите налог на имущество. Это не так:  налог на имущество выплачивает лизинговая компания и включает его вам в сумму лизингового платежа. И ключевой момент: компания теряет во времени сумму НДС. Поставив актив на баланс при приобретении, она бы возместила НДС из бюджета, а это возмещение получает за вас лизинговая компания. Поэтому как экономист, как финансист, в первую очередь, я бы не стал работать с лизинговыми инструментами исходя из их экономической сути.

А как вы относитесь к госзаказам как варианту финансирования?

Дело в том, что я являюсь членом рабочей группы дорожной карты Агентства стратегических инициатив (АСИ) по доступу предприятий малого и среднего бизнеса к госзакупкам. И по итогам работы с 1 июля 2015 г. вступило в действие постановление, подписанное премьер-министром, о доступе предпринимательства к госзакупкам. Согласно этому постановлению, до 15%, а затем до 18% бюджета госкорпораций должны быть направлены на закупки у малого и среднего бизнеса. Соответственно, сегодня перед предприятиями встает возможность получения доступа к этим ресурсам.

Но опять же, каким образом это делать? Для участия в тендере компания, как правило, подает два пакета документов. Первый пакет – это финансовая отчетность, второй – это тендерные, конкурсные предложения. Сначала компанию-заявителя анализируют через призму финансовой устойчивости – способна ли компания к выполнению тендерных обязательств. И часто эта операция исключает из тендера компании малого и среднего бизнеса, так как, если компания с активами в 200 тыс. рублей подает заявку на конкурс в 30 млн рублей, естественно, она будет отклонена уже на первом этапе, поскольку активы компании не соответствуют масштабам тендерной заявки.

Уверен, что механизм роста стоимости активов за счет введения в экономический оборот интеллектуальной собственности, а именно оформление технологий компаний в качестве ноу-хау и постановка их на баланс по рыночной стоимости, увеличит величину совокупных активов предприятия, и компания получит возможность участия в тендере.

Как получить государственную помощь 

Вернемся к программам господдержки. Кто может в них попасть?

В рамках деятельности института мы постоянно анализируем финансовую отчетность бизнеса. Знаете, с чем мы столкнулись? Около 30% компаний вообще не в состоянии получить кредит, потому что они не соответствуют требованиям, которые к ним предъявляют банки. А причина в том, что 50% собственников или топ-менеджеров компаний малого и среднего бизнеса не обладают элементарной финансовой грамотностью, подписывая годовой баланс, не понимают показатели, которые там изложены. Поэтому топ-менеджменту стоит прежде всего подтянуть знания в области финансового учета и уметь читать баланс, чтобы вести диалог с банком и госфондом на предмет финансирования своего проекта.

Существуют правила финансовой отчетности, их надо знать. Одно из правил: величина чистых активов – это разница между активами и обязательствами компании, по величине чистых активов банками определяется финансовая устойчивость компании. Второе правило – структура и качество активов. Помните всеобщую формулу капитала Маркса? «Деньги – товар – деньги’». «Деньги» – это ресурс, который предприниматель инвестирует в средства производства: производственные цеха, технологическое оборудование, склады, персонал. Совокупностью использования данных ресурсов является готовая продукция – «товар», то есть «деньги» преобразуются в «товар». Чтобы получить деньги с добавленной стоимостью «деньги’», «товар» необходимо реализовать.

Для производства продукции и ее продажи мы использовали интеллектуальный капитал (технологию производства (ноу-хау), бренд (товарный знак), клиентскую базу и базу поставщиков (базы данных) и так далее). Эти активы имеют нематериальный характер, поэтому так и называются «Нематериальные активы».

В бухгалтерском балансе (финансовой отчетности) выделена отдельная строка для отражения нематериальных активов, в 97% случаях на них не обращают внимания, тогда как законодательство регламентирует отражать в балансе все активы, которое предприятие использует в хозяйственной деятельности (для извлечения прибыли) по рыночной стоимости. Вы не задумывались, какова стоимость нематериальных активов? Технологии, конструкторская документация, клиентская база и бренд компании по своей стоимости сопоставимы со стоимостью основных фондов (к которым относятся здания и оборудование) и даже превышают ее.

Какие именно нематериальные активы можно поставить на баланс?

Кроме технологии и человеческого капитала у нас есть фирменное наименование компании, наименование продукции, и все это может быть зарегистрировано в качестве товарного знака. Регистрация товарного знака составляет примерно 50–100 тыс. рублей. Однако его рыночная стоимость может составлять десятки миллионов рублей. Согласно положению по бухгалтерскому учету, компания имеет возможность переоценить свой товарный знак и поставить его на баланс. Соответственно, при нарушении ваших прав на товарный знак возмещение ущерба может идти не от суммы упущенной выгоды, а от стоимости данного товарного знака.

Теперь такой актив, как клиентская база, – для нас это база данных. База данных согласно Гражданскому кодексу является объектом интеллектуальной собственности. Ее тоже можно оформить как нематериальный актив и поставить на баланс.

Активом может быть ноу-хау компании: от логистической программы до новых технологий производства. Ноу-хау точно так же, согласно Гражданскому кодексу, может быть оформлено, поставлено на баланс и переоценено. Технология компании может быть защищена. Все это примеры приращения стоимости бизнеса.

Приращение стоимости привлекает инвестиции…

У нас есть интересный клиент. Мы познакомились в ноябре 2013 г. Он рассказывал о своем ноу-хау – ультразвуковой установке для очистки погружного нефтяного насоса. С ее помощью межсервисный период насоса увеличивается в три раза. Наш уважаемый клиент провел испытания в различных крупных организациях, которые занимаются нефтедобычей, и везде получил положительное заключение. Но когда он подал документы, для участия в тендерных закупках на лот в 30 млн рублей, его заявка была отклонена, так как совокупные активы баланса составляли всего 200 тыс. рублей. Соответственно, лот стоимостью 30 млн рублей он не выиграл только из-за того, что масштаб его бизнеса не соответствовал требованиям устроителя тендера. Что нужно было сделать? Оценить потенциальную стоимость его разработок, разрешительной документации на установки, сертификаты и т.д., сформировать объекты интеллектуальной собственности, отразить их в балансе в качестве нематериальных активов и провести переоценку, обратившись к оценщикам, специализирующимся на оценке интеллектуальной собственности.

Используя данный алгоритм, мы приступили к работе. Сегодня, через два года, компания активно развивается, работает с гигантами нефтяной отрасли и представляет собой бизнес с активами в 244 млн рублей. Из них 200 млн рублей – это стоимость нематериальных активов.

ЗА ПОСЛЕДНИЙ ГОД К НАМ ОБРАТИЛИСЬ 12 КОМПАНИЙ, КОТОРЫЕ НЕ ЗНАЮТ ВЫХОДА ИЗ СИТУАЦИЙ С ЛИЗИНГОМ 

Подводя итог, я бы хотел заметить, что в нашем случае компания, используя нематериальные активы как ресурс для стремительного роста, получила значительные конкурентные преимущества над компаниями, которые так и не смогли пробиться к тендерам нефтяных компаний.

Многие компании малого и среднего бизнеса не знают о возможностях нематериальных активов, которыми они владеют. Построив систему управления интеллектуальной собственностью, можно существенно изменить структуру бизнеса, увеличить стоимость активов, повысить кредитоспособность, снизить ставки по кредитам, на выгодных условиях привлечь инвесторов, получить льготное государственное финансирование.

Но, кажется, здесь открывается огромное поле для мошенничества?

Этот вопрос я слышу каждый раз, когда провожу семинары для бизнесменов. Давайте рассмотрим пример одного нашего клиента: крупный производитель нефтяных насосов предложил нашему клиенту, тому самому производителю ультразвуковых установок, купить у него долю в бизнесе. Естественно, возник вопрос цены: наш клиент озвучил 300 млн рублей за весь бизнес, именно такой потенциал получения прибыли у компании в ближайшие три года. Ему ответили: «Мы хотели бы купить 10% вашего бизнеса, так как нам выгодно, чтобы эта разработка попала в корпус насоса. Тогда мы получим уникальные торговые предложения». Так вот, как вы думаете, сколько стоил бы бизнес, активы которого составляют 200 тыс. рублей, а все уникальные технологические наработки, результаты испытаний, сертификация и вхождение в реестры поставщиков крупных нефтяных компаний не стояли бы в качестве нематериальных активов на балансе? Понимаете, в том-то все и дело, инвесткомитет покупателя в первую очередь оценил бы бизнес из стоимости активов, а перспективы развития оценил бы точно не в 300 млн рублей.

Я проработал финансовым директором более 15 лет, и поэтому знаю, что и банки, и инвесторы оценивают компанию, анализируя финансовую отчетность, и обращают внимание прежде всего на активы компании и текущую прибыль и только потом на потенциал (будущие денежные потоки). Если нематериальные активы, которые поставлены на баланс, не принесли ожидаемый доход владельцу, их стоимость необходимо скорректировать, законодательством этот механизм предусмотрен. Вы до сих пор считаете формализацию тех нематериальных активов, о которых я говорил, мошенничеством?

Значит, если бы компания стоила 200 тысяч, то 10% – это 20 тысяч. А так она получила 30 миллионов…

Да. Сделка прошла в августе 2014 г. Есть другой пример. Нас привлекли в качестве консультантов для участия в переговорах с одной канадской компанией, которая в связи с санкциями уходила из России. Она обладала уникальной технологией добычи нефти и намеревалась срочно продать свои активы по остаточной стоимости. Остаточная стоимость жилых вагончиков, труб и оборудования составляла 50 млн рублей. Однако на переговорах нам показали реальную остаточную стоимость активов – она была в три раза выше. Это у нас в стране активы амортизируются, то есть снижают свою стоимость, а в экономически развитых странах главным активом являются технологии и профессиональные компетенции, которые с каждым годом накапливают свою стоимость. Итак, сумма 1,6 млн долларов стояла напротив графы «people». Я прошу пояснить и слышу в ответ: «Эти люди у нас ежегодно проходят обучение в Канаде и США, изучают существующие программные обеспечения, оборудование и новейшие разработки нашей компании и наших конкурентов. Они проходят практику в различных регионах мира и в совершенстве знают английский язык. Это укомплектованные бригады, которые могут вылететь на любой континент, в любую страну мира для выполнения работ».

Как вы думаете, сколько стоят такие люди? Что будет с бизнесом, если они уйдут? Западные компании умеют оформлять человеческий капитал, превращать его в структурный капитал. Когда мы научимся использовать человеческий капитал в качестве актива, тогда мы совершенно по-другому будем позиционировать бизнес. Компании будут сильнее и масштабнее, к ним будут тянуться банки и инвесторы, предлагая более выгодные предложения.

Вот это все прочитает бизнесмен, у которого, скажем, швейное производство. И спросит: «Окей, с нефтяниками понятно, а мне-то что делать? Как это применять мне?»

Делать то же самое. Провести инвентаризацию нематериальных активов, отразить в балансе организации и провести переоценку. Это сделать не просто, специалистов по комплексному подходу в области управления объектами интеллектуальной собственности не много. И не на все изобретения и разработки можно получить патент. Как быть тем, кто разработал технологию, на базе которой компания выпускает продукцию с более высоким качеством и более низкой себестоимостью? Оформить заявку на патент – значит раскрыть суть технологии для конкурентов и потерять преимущества.

Гражданским кодексом предусмотрен инструмент защиты интеллектуальной собственности, он так и называется «Секреты производства или ноу-хау». Согласно статье 1465 ГК РФ, секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании, и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны.

Оформить ноу-хау предприятие может самостоятельно, важно обеспечить им должный уровень защиты, ввести режим коммерческой тайны, подписать с сотрудниками соглашение о неразглашении продукции, однако для оформления секретов производства я бы порекомендовал обратиться к специалистам. Правда, здесь тоже не все просто, в целях оформления нашего первого ноу-хау мы обращались к специалистам в области регистрации прав на объекты интеллектуальной собственности и столкнулись с тем, что патентные поверенные не владеют технологией оформления ноу-хау: оформить, конечно, они могут, но этот документ не соответствует требованиям бухгалтерского учета, его нельзя отразить в бухгалтерском балансе в качестве нематериального актива. Правильно оформленное право на секрет производства должно отвечать четырем требованиям: научно-техническая новизна, экономическое обоснование, конкурентные преимущества и правовая защита, а также должно соответствовать требованиям Положения по бухгалтерскому учету 14/2007. Поэтому второй шаг – оформляем ноу-хау в соответствии с требованием бухгалтерского законодательства.

Следующим этапом является рыночная оценка объектов интеллектуальной собственности. Для ее проведения необходимо пригласить независимую оценочную компанию, специализирующуюся на оценке интеллектуальной собственности. Из нашего опыта могу сказать, что очень мало оценочных компаний, которые оформляют отчеты в соответствии с требованиями бухучета и Налогового кодекса. Я знаю примеры, когда компания получила налоговые претензии из-за неправильно оформленного отчета. Ведь если правильно оформить нематериальные активы, то они не подлежат налогообложению: не облагаются налогом на прибыль и налогом на имущество.

Ну, и ключевое. Приступая к работе по созданию и управлению интеллектуальной собственностью, необходимо продумать и зафиксировать в виде документа стратегию по управлению интеллектуальной собственностью. Нужно понимать, для чего мы это делаем, как мы к этому идем, какими ресурсами обладаем. Если этого не сделать, движение будет  хаотичное. Ведь стратегия развития интеллектуальной собственности – это часть стратегии развития бизнеса. Я ставлю знак равенства между стоимостью интеллектуального капитала компании и бизнесом. Зачастую это так. Посмотрите на Coca-Cola: ее стоимость ноу-хау, секрет производства, рецептуры и стоимость бренда. Возьмите Mercedes Benz. Все технологические разработки стоят на балансе организации. И так далее.

Наши самые высокотехнологичные бизнесы до сих пор не уделяют должного внимания нематериальным активам. Компания «Сухой» (самолеты): на ее балансе нематериальные активы составляют всего лишь 6%! По нашим данным, 97% промышленных компаний России имеют высокий потенциал по повышению собственной капитализации.

Давайте сделаем какой-нибудь оптимистичный вывод.

Этот вывод напрашивается сам собой: сегодня государство предоставляет широкие возможности для экономического роста предприятий. Но это внешние возможности, а компания может использовать и внутренние ресурсы – оформив интеллектуальную собственность, используя ее для роста инвестиционной привлекательности и роста конкурентоспособности. Но для этого топ-менеджменту необходимо разбираться в финансовых инструментах, уметь читать баланс, знать о мерах государственной поддержки.

 РЕЗЮМЕ

  • Финансовую помощь со стороны государства бизнес может получить через Агентство кредитных гарантий, субсидирование процентных ставок, региональные программы поддержки, Фонд развития промышленности и др.

  • Постановление Правительства РФ № 702 от 13 июля 2015 г. изменило подход к категориям субъектов малого и среднего предпринимательства

  • ТОСЭР предлагают специальный налоговый, таможенный и кадровый режим для тех предприятий, которые открывают на этих территориях свой бизнес

  • Подходите к лизинговым инструментам осторожно, изучая их экономическую суть

  • Банки определяют финансовую устойчивость компании по величине ее чистых активов

  • Ставьте нематериальные активы на баланс – это увеличивает стоимость бизнеса и повышает его инвестиционную привлекательность


Интервью: Светлана Морозова
Фото: Павел Харитонов

Материал опубликован в журнале «Человек Дела» #4-5, октябрь-ноябрь 2015


Livejournal
(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:









Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Важной отличительной чертой Chief Time является подход редакции к материалам: они уделяют особое внимание персонам с интересными и нестандартными идеями в работе и своей жизни в целом...

Филипп Кальтенбах, генеральный директор ООО «Индезит РУС»