бизнес журнал

С миру по мифу: национальные модели бизнес-команд

С миру по мифу: национальные модели бизнес-команд

Японская община

Коллектив японской фирмы напоминает родовую общину: личность воспринимается как часть группы, зависимость – как залог безопасности, а идеалы руководства – как священный закон. Система пожизненного найма, подкрепленная продвижением «за выслугу», высокими пенсиями и развитой «социалкой», скрепляет звенья намертво – отсюда и высокая продолжительность жизни, и большое количество самоубийств.

nippon.jpgКлючевые посты в японской компании достаются не столько самым талантливым, сколько самым преданным – закаленным воинам, что готовы сложить голову в битве с заклятыми врагами, которых европейцы почему-то называют «конкурентами». На отношения с коллегами воинственность, впрочем, не распространяется – внутри коллектива царят мир и благодать, способствующие непрерывному самосовершенствованию.

Решение «по-японски» – это решение, принятое единогласно: благо, все предложения исходят снизу, обсуждаются неформально и уже затем выносятся на официальное утверждение. Повышенных тонов, взаимных обвинений и психологического давления на итоговых совещаниях нет и в помине – только почтение к чужому мнению, спокойствие и искреннее желание выслушать каждого, с тем чтобы достичь «гармонии».

Китайская вертикаль

Если в Японии бизнес – это семья, то в Китае семья – это бизнес, во главе которого стоит отец-основатель – великий «император», разделивший «земли» между любимыми сыновьями. Последние, ожидая грядущего наследства, подчиняются диктатору беспрекословно, как итог - высокая скорость принятия решений вкупе с раболепством, беспощадной эксплуатацией рабочих и полным отсутствием обратной связи.china.jpg

Средний и крупный китайский бизнес связаны с властью столь же крепко, как бамбук с болотом: выгодные сделки заключают за счет guanxi или «хороших отношений», которые, как правило, складываются после визита к нужному чиновнику. Несмотря на строгость законов, в обществе «всеобщего равенства» процветает коррупция – вечная спутница управления, основанного на личных, а потому весьма изменчивых отношениях.

По традиции, после смерти «императора» нажитое распределяется между сыновьями поровну: каждый из них получает кусок пирога вне зависимости от степени одаренности и трудолюбия. Поскольку кроме страха наследников сдерживают лишь кровные узы, после кончины «самого» они пускаются в судебные распри, которые, за редкими исключениями, ставят на отцовском предприятии крест – один самых древних иероглифов.

Шведский круг

Шведская или, шире, скандинавская модель команды – это воплощение социалистической мечты: владелец не зазнается, считая себя первым среди равных, а подчиненные – не наглеют, работая не столько ради денег (их выдают и безработным), сколько «за идею». Умение слушать и готовность помочь закрепили за шведами репутацию «северных японцев» – только что мизинцы за предательство «семьи» не отрубают.sverige.jpg

По оценке голландского социолога Герта Хофстеда, «расстояние до власти» в странах Северной Европы минимально: руководители, не стесняясь, общаются с работягами за чаем, ездят на общественном транспорте и «прыгают» по уровням, вникая в тонкости производства. Информационная открытость, в свою очередь, гарантирует прекрасную обратную связь – залог устойчивого развития и высокой адаптивности.

Решение «по-шведски» – это решение осознанное: все стороны, будь то топ-менеджмент или представители профсоюза, предварительно консультируются, после чего они открыто и спокойно обсуждают все нюансы предстоящих нововведений. Ни «яканье», ни яркость, ни агрессия северянам, привыкшим жить сообща, не присущи – и в жизни, и в делах они придерживаются «lagom», что переводится дословно как «в меру».

Американская пирамида

Структура типичной американской корпорации копирует пирамиду на долларовой бумажке: рядовые сотрудники не всегда знают в лицо владельца корпорации, зато – издалека узнают менеджера, контролирующего соблюдение принятого «наверху» регламента. У самого надзирателя «уровень доступа», разумеется, чуть выше, но и он знает только то, что ему дозволено, – и так до вершины, которая теряется в облаках.usa.jpg

Главная черта англо-американской модели – поощрение конкуренции: смог обойти коллег на вираже – добро пожаловать на следующую ступень, не вписался в стандарты – ступай на улицу. Поскольку критерием успеха служит прибыль, быстрому продвижению по службе сопутствует кадровая текучка: и «простые смертные», и «белые воротнички» постоянно поглядывают «налево» в поисках более «теплого» места.

Решение по-американски – это решение, принятое руководителем на свой страх и риск: выслушал доклады «топов», прикинул конъюнктуру, «взвесил» ресурсы, «принюхался» и – была не была. Если игра стоит свеч, то на сокращение штата, урезание зарплат, отмену социальных льгот и другие последствия «оптимизации труда» закрывают глаза без зазрений совести: как говорится, лес рубят – щепки летят, а волки… должны быть сыты.

Русский хаос

Наша страна – сочетание противоречий: несмотря на сильную авторитарную традицию, последствия разумных поступков зачастую перечеркивают радужные ожидания, а попытка выстроить понятную систему – выходит боком самому строителю. Условия постоянной неопределенности создают потребность в гибкости – умении «выворачивать» любую ситуацию в свою пользу, не предавая собственных убеждений. russland.jpg

На практике российские предприниматели управляют по наитию: кто-то примеряет опыт шведов, кто-то с надеждой смотрит на японцев, кто-то – выписывает из-за границы американских менеджеров или, подобно Петру I, сам едет учиться уму разуму. На родной исторический опыт, как ни странно, опираются единицы – несмотря на то, что он, опыт, настолько богат, что едва ли выиграет от пластмассовых «жемчужин».

История нашей страны – плавильный котел управленческих идей: купцы-старообрядцы улаживали дела, опираясь на вековой семейный уклад, русские предприниматели рубежа XIX–XX веков – ставили на личную смекалку, руководители советских заводов – на Рабочего с большой буквы. Что родится из гущи опыта и как помочь этому рождению – вопрос этот висит в воздухе и ждет ясного, мужественного и честного ответа.



Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:









Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале

От имени Банка Интеза поздравляю всю команду премии «Шеф Года» с 10-летним юбилеем и лично ее основателя Тимофея Каребу! Предприниматели – это основа современной экономики, и премия «Шеф Года» помогает отмечать лучших в широкой гамме номинаций – это и «Прорыв», и «Забота», и «Меценат», и «Заслуженный» и «Молодой» шеф... 

Леонид Чен, И.О. Управляющего Северо-Западным филиалом Банка Интеза