бизнес журнал

 «Ундервуд»

«Ундервуд»

В прошлом анестезиолог и психиатр, а ныне популярные музыканты перечисляют все сферы, в которых могли бы преуспеть, – от криминалистики до ресторанного бизнеса.

Каким бизнесом вы бы занялись, если бы вдруг решили оставить музыку?
Владимир Ткаченко: Я стал бы частным детективом. Конечно, я эту профессию слишком романтизирую, в ней мало таинственного флера и вкуса погони. Но карьеру криминалиста я бы, думаю, сделал. И латунную табличку на двери повесил бы: «Сыскное агентство «Золотой ключик».
Максим Кучеренко: Музыка в каком-то смысле – тоже бизнес. А вообще, я хорошо знаком с тренинговым бизнесом – я в нем лет пять плотно работал, и это помогло разобраться с нашими музыкальными делами в том числе.

У вас есть идеи, не связанные с нынешним родом занятий, которые действительно хочется реализовать?
Владимир: Почти все подобные идеи обладают одной общей особенностью – стоит их озвучить, как они сразу попадают из разряда неосуществленных в разряд неосуществляемых. Из немузыкальных есть идеи литературного порядка, но они пока в зачаточном состоянии. Или кругосветное плавание: люблю диковинные страны, морскую качку и когда штормит. Ресторан или бар – еще одна хорошая идея. Мне импонирует персонаж Хэмфри Богарта из «Касабланки». Я бы тоже сидел за отдельным столиком в белом костюмчике.
Максим: На этом этапе нам интересен собственный фестиваль, который планируем провести в Крыму. Вот сейчас сталкиваемся с новым для себя форматом – организацией.

Идеи обладают одной особенностью – стоит их озвучить, как они из разряда неосуществленных попадают в разряд неосуществляемых


Если бы возникла мысль вернуться к врачебной практике по специальности – вы бы пошли в государственную клинику или основали частную?
Владимир: Основал бы частную. Государство врачей не сильно уважает.
Максим: А у меня был свой маленький частный кабинетик, когда я работал психотерапевтом. Туда помещалось максимум два человека – это была самая маленькая комната в бывшем детском саду. А вообще, атмосфера в городской больнице куда веселей, чем в частной.

«Ундервуд» явно ассоциируется со здоровым гедонизмом. Не хотели бы стать лицами какой-нибудь high-life-марки?
Владимир: Отчего же нет? Глядя по утрам на заспанного себя в зеркало, отчетливо понимаю, что мог бы стать лицом лосьона «Огуречный».
Максим: Я, если честно, не представляю, как это. Мне понятно, каково быть, например, артистом или отцом, а вот эти роли кажутся мне сомнительными. Но, как говорится, не попробуешь – не узнаешь.

У Максима был опыт работы на театральной сцене, у Владимира – сочинения текстов для других авторов. Есть желание продолжить?
Владимир: По поводу музыки к спектаклю или фильму – скорее нет, чем да. Я не аранжировщик, а в киномузыке и в театре аранжировки первичнее мелодии. Сделать на первоклассную мелодию плохую аранжировку – это как окончить школу с золотой медалью и уйти в грузчики.
Максим: Ну, а я – человек вовлекаемый. Если меня зовут в 10 разных мест, уж в восемь из них я точно пойду.

Фото: архив группы «Ундервуд»
Интервью: Радиф Кашапов
Материал был опубликован в федеральном издании Chief Time за июнь 2012 года.




Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Наша история о себе, о том, как мы создавали компанию в рубрике «Гость номера» оказала заметное влияние на доверие к компании в целом. Партнеры и соискатели узнали о нас больше, многие заочно познакомились с нами благодаря подписке на журнал. Интервью понравилось и нашим клиентам – отношения стали более доверительными...

Александр Гарашкин, генеральный директор компании «Фонд Квартир»