бизнес журнал

Аким Вольта (Zebster): «Ребя, хватит заниматься ерундой»

Аким Вольта (Zebster): «Ребя, хватит заниматься ерундой»

Основатель, пожалуй, самой странной школы на планете в интервью деловому журналу для руководителей Chief Time раскрывает тонкости приобщения трудных подростков к поэзии Гете. 

Странный человек этот Аким Вольта (ака Zebster). Такой немецкий «хип-хоп гуру». Продюсер, диджей, музыкант, художник, промоутер, танцор, скейтбордист… Кто еще? В свои 43 года он встречает меня в дверях Hip Hop Stützpunkt («Хип-Хоп Кампус») – лысеющий, небритый, в ядовито-зеленом худи и голубых «левайсах». Унылое трехэтажное здание не внушает доверия, но уже внутри я понимаю, в чем секрет фантастической популярности этого проекта среди берлинских тинейджеров. Этот дом – школа мечты любого среднестатистического подростка. Здесь есть звукозаписывающая студия, танцпол с вертушками, библиотека винилов, галерея, фотолаборатория и, конечно же, тренировочный зал для скейтбординга. 

Мы вползаем в кабинет Акима. Наверное, так я себе и представлял офис директора хип-хоп школы. Граффити на стенах, холодильник, забитый Dr Pepper, и круглый стол, заваленный эскизами стикеров. «Куришь? – спрашивает Аким, швыряя на стол пепельницу в виде черепа, глубоко затягивается и вызывает ассистентку – кажется, ему нравится быть боссом. – Катрин, два кофе и... маленькую кружку “Берлинера”». 

DSC_5867.JPG

Как-то странно у тебя здесь…

Это здание принадлежало какой-то энергетической компании и последние 20 лет не использовалось. Потом кто-то купил всю территорию, а мы, собственно, купили вот этот вот дом. Здание оказалось напичкано разным хламом, на каждом этаже были лишь огромные пространства без окон, дверей и каких-либо удобств. Так что для начала нам пришлось избавиться от мусора – вывезли контейнеров тридцать разного хлама. Нам помогала большая группа волонтеров – знакомые диджеи, музыканты, художники, скейтеры – всего около 50 человек. Ты даже представить себе не можешь, как это было невыносимо.

DSC_5398.JPG

Зачем тогда ввязался в этот проект?

Я всегда ориентировался на глобальные масштабы. Даже когда был диджеем и занимался граффити, мне не хотелось зацикливаться внутри Германии. Я организовывал выставки в Нью-Йорке, участвовал в хип-хоп баттлах по всему миру. И постепенно пришел к выводу, что мне больше нравится не творческая составляющая, а скорее организаторская деятельность. Так я превратился из художника в менеджера. Мы издавали первый в Европе хип-хоп журнал, создали сообщество в сети по продвижению этой культуры. Кроме того, я занимался продюсированием музыкальных проектов и организовывал летние фестивали. Потом открыл независимый лейбл MZEE Records, и это был первый лейбл в Германии, специализировавшийся на рэпе. С 2004 года совместно с несколькими известными нью-йоркскими фотографами (например, Мартой Купер) мы выпустили «библию» урбанистической культуры – книгу под названием Hip-Hop Files, некое визуальное документальное исследование мирового хип-хопа. Две тысячи фотографий, 170 интервью. Такая смесь фотоальбома и истории субкультуры. Когда мы возились с этой книгой, я часто спрашивал звезд хип-хопа о том, не хотели бы они каким-то образом помогать развивать эту культуру в разных странах, учить детей, давать мастер-классы. Большинство из них отвечало: «Конечно, потому что нас никто никогда ничему не учил». И вот тогда мне впервые пришла в голову идея хип-хоп кампуса.

DSC_5831.JPG

Наверное, они были какими-нибудь «ненастоящими» хип-хоперами…

Знаешь, есть две категории «хип-хоперов». Одни живут на полную катушку до конца – поддерживают такой имидж отвязных типов с соответствующими атрибутами. Ну там, гедонизм, бесконечные вечеринки, концертные туры, шампанское в бассейнах, голые девахи, кокаин и так далее. Другие где-то на пороге 35-40 лет задумываются: и это мы называем жизнью? Понимаешь, нельзя бесконечно жить только для себя. Есть куча других интересных вещей. Вот и я – такой… Кажется, это было как раз в день моего рождения. Три года назад мне исполнилось 40, мы зафигачили мега-вечеринку. Собралась куча друзей, девушки в бикини, было весело, как обычно. И вот я вышел на балкон, вдохнул холодный ноябрьский воздух, закурил, посмотрел на звезды – и вдруг понял, что я… я уже старый, черт возьми! Детство прошло – пора заняться чем-то по-настоящему хорошим. Чем-то, что приносило бы хоть какую-то пользу другим. Единственная вещь, в которой я кое-что смыслю, это хип-хоп.

DSC_5861.JPG

А дальше что?

Сначала мы открыли первый в мире хип-хоп музей в Нью-Йорке. Но, честно говоря, я скучал по дому, по Берлину, и в конце концов вернулся сюда. Купил этот дом, открыл здесь европейский хип-хоп музей – так появился Hip Hop Stützpunkt. Это большой и амбициозный проект. В 2008 году мы вышли за пределы Германии – открыли такой же кампус в Китае. Потом выяснилось, что через пару лет в Шанхае планировалось провести очередную Всемирную выставку. Под это мы выбили кучу грантов из различных фондов на организацию молодежной программы выставки. А в 2009 году реализовали несколько проектов совместно с МИДом Германии в странах Азии и Африки. Например, открыли скейт-парк «Скейтостан» в Кабуле. Шанхай сделал нас известными и познакомил с потенциальными инвесторами. В то же время, в МИДе поняли, что это неплохая идея. Сейчас мы развиваем аналогичный проект в Индии. Строим там хип-хоп школу, ищем музыкальные таланты, устраиваем выставки граффити и одновременно продюсируем несколько интересных индийских кинопроектов. В 2013 году планируем рвануть в Бразилию. Знаешь, мы как США: «У вас еще нет демократии? Тогда мы идем к вам!» (смеется). Только вот вместо этой дурацкой «демократии» мы популяризируем хип-хоп культуру.

Это и вправду то, о чем ты мечтал, когда тебе было 17?

Нет, конечно. Я мечтал быть немецким Тупаком. Но, знаешь, тут вот какая штука… Часто говорят: занимайся только тем, что тебе нравится. Дурацкий тезис. По своему опыту знаю – бывает и наоборот. Успех и деньги приносят проекты, которые изначально тебе не по душе, а то, что любишь, оказывается убыточным. Так и напиши, это – «реалии моего бизнеса».

DSC_5827.JPG

Скажи честно, это действительно успешный бизнес?

Схема банальна. С детьми мы занимаемся абсолютно бесплатно. Коммерческая составляющая – издательский бизнес (издательство From Here To Fame), выставки, организация мероприятий и звукозаписывающий лейбл. Есть еще финансовая поддержка со стороны МИДа Германии, но это только в том случае, если мы придумываем что-нибудь в других странах. А дети… Вот смотри. Мы говорим босякам с улицы: «Эй, ребя, хватит заниматься ерундой. Приходите к нам – у нас тепло, есть вертушки и офигенный скейтзал». Они торчат у нас, привыкают. С ними занимаются вокалом, хореографией, граффити. Формируется тусовка. И тут придумывает какой-нибудь очередной пацанчик свой очередной плохой рэпак, а я подкатываю к нему и говорю: «Слушай, дружище, ну хватит, так у тебя ничего не получится. Возьми-ка почитай Гете какого-нибудь, нахватай у него рифм». И постепенно этот человечек знакомится с хорошей литературой, втягивается. Потому что понимает, что ему это необходимо. Свой первый урок по читке я начинаю с того, что говорю им: «Вы знаете, кого боготворил Тупак? Никколо Макиавелли». Беспроигрышный вариант. Hip Hop Stützpunkt – это мой бизнес. И я, конечно, бизнесмен. Хотя бы потому, что занимаюсь этим не только из чисто благотворительных целей. Но моя бизнес-философия как раз в этом – чем добрее твой бизнес, тем он прибыльней. Люди к тебе тянутся, потому что верят. Мы не подписываем договоры и контракты. Вот сейчас, например, в нашем зале для выставок спит на матрасе Buster – культовый граффитчик из Нью-Йорка, настоящий профессионал. Завтра его выставка. Но, несмотря на то, что его боготворит полмира, он преспокойно спит на полу, не требует пятизвездочных отелей, разъезжает по Берлину на велосипеде и питается фастфудом.

В этот момент раздается звонок. Такой абсолютно старомодный школьный звонок из 1970-х. «Извини, мне пора – у меня урок. Я же еще и преподаватель. Основы брейк-данса», – срывается с места Аким. Я только и успеваю, что сказать ему на бегу: «Увидимся как-нибудь». «В следующей жизни», – говорит Аким. И потом добавляет: «Это типа шутка такая».

Интервью Руслан Бекуров
Фото Руслан Бекуров 
Материал опубликован в журнале Chief Time#14, март 2012 год

Читайте также:

Архипелаг Тепла - Рашид Велемеев – совладелец группы туристических компаний «Синбад» (продажа авиабилетов on-line) и компании ISIC Russia, подключившей страну к программе международных студенческих скидок. Рашид рассказал, как выпрыгнуть из парадигмы выживания, перевернуть пирамиду Маслоу с ног на голову и создать в мегаполисе островки тепла, опираясь на жесткую корпоративную культуру...

IMAX и «Дорожное радио»: мы выбираем, нас выбирают - Руководители кино- и радиобизнесов рассказывают, что нужно сделать, чтобы снабдить свои бренды уникальными отличиями и добиться от них мощного скачка вперед...

Потребитель иррационален - Владимир Соловьев, журналист, писатель, телеведущий и общественный деятель, рассказывает читателям бизнес-издания для руководителей Chief Time о своем взгляде на задачи продвижения, об условиях успеха проектов, об идеальных оптимистах и не менее идеальных идиотах...


Livejournal
(Голосов: 2, Рейтинг: 3.44)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Благодаря совместной работе HeadHunter и Chief Time были реализованы новые проекты, которые позволили нам приобрести новых клиентов...

Сахарова Юлия, генеральный директор HeadHunter Северо-Запад