бизнес журнал

Анатолий Погадаев

Анатолий Погадаев

Агробизнес – это вам не нанотехнологии

Опубликовано в федеральном выпуске журнала Chief Time за сентябрь 2011 года.

Главный редактор Chief Time Анна Грязева встретилась с предпринимателем из Сочи, чтобы узнать, как краснодарский чай до Сильвио Берлускони дошел.

«А-а-а, вам нужен мужичок в пилотке!», – отзываются организаторы петербургской ярмарки «Агрорусь» на вопрос о том, как найти Анатолия Погадаева. Среди сотен участников со всей страны (одних только фермерских хозяйств 750 штук) он здесь, очевидно, один из самых знаменитых. Стенд с погадаевским чаем невелик, продукт расфасован в несколько больших мешков – по сортам: черный, красный, зеленый, желтый. Самого Анатолия Васильевича в Ленэкспо уже нет – умчался на фестиваль кофе и чая, что на другом конце города. Судя по заметкам в прессе, он только и делает, что путешествует с одного спецмероприятия на другое: из Петербурга в Париж, из Парижа в Берлин, из Берлина в Сочи, на экономический форум, и так далее.

«Вы в какой гостинице остановились?», – бесцеремонно интересуюсь я, наконец-то дозвонившись до Погадаева, в тайной надежде, что он выбрал отель в центре. «Моя гостиница называется Volkswagen Caddy», – без стеснения сообщает предприниматель. Прямо в своем «доме на колесах» он и подкатывает к месту интервью. «Рубашку белую надеть, говори? – немедленно наседает чаевод на фотографа Юру. – У меня все с собой!»

Прохиндей из Лазаревского

Анатолия Погадаева стартапером не назовешь: ему 61 год, из них чаем он занимается больше трети жизни. В прошлом горный инженер, член партии, кандидат технических наук и спортсмен – мастер велоспорта. Пара образований – одно из которых, представьте себе, по фотоискусству, и уральские корни. Погадаев смугл, жилист и действительно носит пилотку – и не какую-нибудь, а с корпоративной символикой. По ней его узнают даже в местном «Кофе Хаусе» – год или два назад, вымокнув под петербургским дождем по пути на очередную ярмарку, он попросил подсушить головной убор в СВЧ…

Знакомство с чаеводством Анатолий Васильевич свел после перестройки – пригласили заместителем директора в чайный совхоз. Зарплату обещали заплатить не раньше, чем через год, но Погадаев знал, на что идет: в те времена землю в Сочи давали только работникам сельского хозяйства. Так он получил 20 соток, на которых теперь располагается его домовладение. Оно же «Дом чая» в поселке Лазаревское – с магазином, залом для дегустаций и двумя комнатами для сушки и отбора листа. Сюда иногда забредают туристы, решившие разнообразить пляжный отдых горными приключениями. Например, знакомством с Мамедовым ущельем, которое оттуда в полукилометре.

Мамед – это Сусанин тех мест. Герой адыгов (общее название близкородственных народов в России, объединяющее адыгейцев, кабардинцев, черкесов и шапсугов – Chief Time). Согласно легенде, он некогда ценой собственной жизни сбил со следа сородичей по аулу византийских десантников.

Погадаев тоже герой, но другого сорта. Четверть века назад строительство унесло все его сбережения – пусть и не бедного по советским меркам человека (бывшего, например, заместителем главы горно-обогатительного комбината), а семью нужно было кормить. «Я думал – на чем еще сэкономить? Решил, хоть чай покупать не буду», – рассказывает он о своем первом пробном урожае. Первыми дегустаторами после родных стали институтские друзья, приехавшие летом на Черноморье, и вдохновленный похвалами Анатолий Васильевич задумался: а не заработать ли ему на том, что у него так хорошо получается?

К слову, чайный лист – газ и нефть главного российского курорта. В СССР здесь собирали сотни тысяч тонн чая, но настали другие времена: сегодня российские бренды используют сырье с азиатских плантаций. В Сочи осталось меньше десятка производителей покрупнее плюс частники. Со своими считанными гектарами и всего порядка трехсот килограммов годовых объемов производства мой собеседник, конечно, в числе вторых.

«Я прохиндей, понимаешь? Прохиндей! – емко описывает он собственные предпринимательские таланты. – Я называл себя специалистом по обеспечению товаром. Верхом совершенства была спекуляция керосином. Практически все хозмаги побережья брали его у меня для бытовых нужд». Из керосиновых «барышей» возник и его стартовый капитал, размер которого Погадаев не раскрывает, уходя от ответа извилистыми тропками своего красноречия. Однако никакой талант не помогает обойти, например, отсутствие в Сочи земельного кадастра. Потому аренду трех гектаров земли, на которых зиждется все погадаевское производство, предприниматель вынужден продлевать каждые 11 месяцев. Да и то – формально он арендует не землю, а только чайные кусты.

В южных широтах

«Наша атмосфера пляжная такова, что школьники в ответ на вопрос «кем ты хочешь быть» – пишут: отдыхающими», – с негодованием повествует Анатолий Васильевич. Все его работники (летом 16 человек, зимой – пятеро) – приезжие (с Кубани, из Ростовской области, Петербурга). Местные, говорит, работать не хотят. «Здесь два основных бизнеса: кровать и такси», – хлестко метит чаевод будущую столицу Олимпиады. Потому сыновей думает отдать учиться в Европу – постигать тонкости его собственного дела. Но с оговоркой: «Если бы долгосрочную аренду дали, я бы пацанов ориентировал на агрообразование. Агробизнес это вам не нанотехнологии».

Вообще-то одиозный предприниматель крепко связан с родной землей. Во всех смыслах. «На Руси водку пили, и будут пить, чай пили, и будут пить», – приговаривает Погадаев. Выпускаемый им продукт носит двойное название: к необходимому обозначению местности, на которой выращен лист, наш герой прибавил свою фамилию. Так что чаеманам выбирать между цейлонским, китайским, индийским и «краснодарским Погадаевским». Тем более что последний отмечен Гран-при и золотом международных профессиональных выставок и фестивалей. Фирменная избушка-киоск с аутентичными сувенирами на развес и прилавком, устеленным публикациями о «мужичке в пилотке», стоит ровно напротив администрации Сочи (правда, по словам чаевода, администрация города требует с нового года киоск убрать). Помимо него действуют его точки в Краснодаре и собственно в Лазаревском. После 2008 года магазины в Красной поляне, Ростове, а также в Ганновере и Берлине пришлось закрыть – накладные расходы на доставку чая выросли в разы. «Мне говорят по телевизору, что кризис уже кончился, а я считаю, что он только начался», – говорит Погадаев, комично растягивая слоги.

Только для ценителей

Цена на погадаевский чай варьируется в диапазоне от ста рублей до трех тысяч за десятую килограмма. Предприниматель уверяет, что следует стандартам производства от древних китайских монахов. «На одном куске земли можно вырастить либо много дешевого чая, либо мало дорогого. Цена определяется уровнем танино-катехиновой смеси – в этом сочетании зашифровано около 400 органических соединений и почти весь витаминный ряд. Чем выше ТКС, тем чай дороже, – посвящает меня Анатолий Васильевич в основы основ. – Я могу выращивать очень дорогой чай. Но как я его продам нашим бабушкам-пенсионеркам? На селе не нужен мерседес, там нужна лошадь».

Не имея реальной возможности расширять производство (близлежащие чайные плантации, последний раз эксплуатировавшиеся еще в советские времена, слишком запущены, да и опять же проблема с добросовестными работниками), Анатолий Погадаев нашел способ расширить круг ценителей своего продукта. Еще в конце 1990-х он познакомился с Алексеем Гордеевым, нынешним губернатором Воронежской области, а тогда замминистра сельского хозяйства РФ, впоследствии возглавлявшим министерство на протяжении 10 лет. На берлинской выставке сельскохозяйственных достижений чаевод из Сочи (приехавший в составе делегации из Кубани) занял два часа ценного времени высокопоставленного чиновника разговорами о чайной культуре. Вместо отведенных трех минут.

С тех пор дела Анатолия Васильевича пошли в гору. Руководство края оказывало ему всяческую поддержку («Не связывайтесь с Погадаевым, а то из Москвы еще начнут звонить!»). А в 2006 году уже Владимир Путин вручил в качестве памятного подарка пять шкатулок с «краснодарским Погадаевским» премьер-министру Италии Сильвио Берлускони. Спустя какое-то время итальянский премьер прислал к сочинцу собственного профильного министра – за советом. Стоит ли в благословенной стране вина, сыра и оперного искусства развивать чайное производство? Ответ потомок римлян получил неутешительный, но четкий: чайные кусты растут 20 лет, прежде чем с них можно собирать урожай, мол, вы уже и министром быть перестанете…

Через несколько часов после нашей беседы Анатолий Погадаев тронет домой и на третьи сутки будет в Сочи. «Нет-нет, не переживай, Надя, я сегодня пить не буду», – успокаивает он по телефону заботливую сотрудницу. Еще вчера чаевод обсуждал с кем-то из высокопоставленных петербуржцев возможность вступления в число «заслуженных работников сельского хозяйства» – разумеется, не всухую. «Нужно пить коньяк с нужными людьми и создавать ситуации продвижения – когда не только я себя продвигаю, но и ты, например, меня», – энергичный голос владельца пилотки звучит убедительнее всех гуру маркетинга.

Интервью: Анна Грязева.

Фото: Юрий Цой.




Livejournal
(Голосов: 1, Рейтинг: 3.11)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Сотрудничество с редакцией Chief Time — одно удовольствие. Это всегда интересное человеческое общение с восхитительным результатом.

Олег Никифоров,  генеральный директор и совладелец Richness Realty