бизнес журнал

Дмитрий Месхиев

Дмитрий Месхиев

Мне нравится зарабатывать

Материал опубликован в федеральном выпуске журнала Chief Time за декабрь 2011 года под заголовком «Если на съемочной площадке весело, то зритель смеяться не будет».

Главный продюсер компании Russian World Studios – о составляющих успешного кинопродукта, воображении сценаристов и институте звезд.

Сыну и тезке легендарного советского оператора Дмитрия Месхиева удается совмещать множество разных занятий. Он и режиссер широкого диапазона – от сумасшедшей комедии «Механическая сюита» до суровой военной драмы «Свои». Он продюсер, под чьим руководством крупнейшая частная кинокомпания страны Russian World Studios выпускает более тридцати проектов в год. Он и функционер – с 2008 года возглавляет правление Санкт-Петербургского союза кинематографистов. Помимо этого, его имя некогда всплывало в ряду известных рестораторов: Месхиев выступал совладельцем сразу нескольких заведений. Сегодня, по его словам, с ресторанным бизнесом покончено… главный продюсер RWS увлекся сельским хозяйством: «С другом мы потихонечку делаем ферму, выращиваем скот, птицу, овощи. Хочется, чтобы на моем столе были мясо и яйца, в которых я уверен».

Чтобы поговорить о том, как быть успешным одновременно во всех этих направлениях, Chief Time не без труда удалось вклиниться в более чем плотный график маэстро.

Многие художники не умели продавать свои произведения. Вам эта проблема знакома?

Думаю, вы ошибаетесь: продавать не умели как раз немногие, большинство сколачивало на творчестве состояния, даже в Средние века. Что до меня, то мне нравится зарабатывать, и я не вижу в этом ничего дурного. Дело, которым я занимаюсь, – это в первую очередь профессия, а потом уже искусство. Это то, что дает мне хлеб насущный, кормит моих детей.

Не тяжело быть режиссером и продюсером одновременно? Приходится ведь «отбирать хлеб» у самого себя.

Я считаю, что режиссер должен думать о деньгах и бюджетах. Если он только художник – в кинематографе это тупик. С другой стороны, и продюсер – не просто администратор. Он тоже творец, он придумывает проект от начала до конца, строит из песка целое. Так что эти двое вполне могут понять друг друга. Другое дело, что совмещать эти две позиции в одном лице и в рамках одного проекта действительно трудно. Будучи режиссером, я стараюсь работать с другим продюсером – разумеется, с тем, кому доверяю.

Что же такого творческого в работе кинопродюсера? Как она организована?

Сначала появляется интригующая история. Иногда ее кто-то предлагает, порой на нее натыкаешься случайно. Например, фильм «Механическая сюита» мы со сценаристом придумали, прочитав статью в какой-то газете. Потом нужно сформулировать идею, про что мы собственно делаем кино, – так, чтобы это могло уложиться в две фразы. Затем надо понять, для кого мы снимаем. Если это телевизионный проект – на каком канале картину покажут. Следующий этап – просчитать, сколько лента стоит и в какие сроки ее можно сделать. Дальше – кто будет над ней работать: режиссер, сценаристы, актеры. И только тогда – решить, откуда деньги возьмутся.

Почему о деньгах думают в последнюю очередь?

Потому что говорить инвесторам «дайте деньги, я сниму хорошее кино» – это обман. Из-за такого подхода наша киноиндустрия серьезно пострадала в начале нулевых. Тогда бизнесмены взялись инвестировать в фильмы, думая, что это легкий бизнес. Кинематографисты этим воспользовались, и вышло огромное количество ужасающего дерьма, которое даже нигде не показывали – это никто не стал бы смотреть. Продюсеры просто не задавали себе правильных вопросов до того, как найти деньги. Итог – тотальное недоверие со стороны инвесторов. Сейчас найти средства у того, кто не занимается кино систематически, почти невозможно.

Даже если вы уже договорились со звездным составом?

Да. Наши звезды никак не влияют на успех фильма. Это такой искусственный институт.

А может на успех фильма повлиять его жанр?

Может. Больше всего востребованы комедии. Самый успешный пример – «Любовь-Морковь», мне кажется, это сейчас номер один в кино и на ТВ. Но комедии очень тяжело делать. Есть негласная шутка-закон в кино: если на съемочной площадке весело, то зритель смеяться не будет, и наоборот. Хороших комедий значительно меньше, чем хороших боевиков.

Объясните, что такое «кинопроект с низкими рисками»?

Во-первых, это проект, который недорого стоит. Во-вторых, это проект, который может иметь «длинную судьбу». Фильм идет в кино две недели, и окупить картину в прокате иногда не так важно. «Длинная судьба» – это когда картина продается на разные каналы в разные страны, ее там периодически показывают, и инвесторы получают какой-то постоянный доход. Когда доход идет и от проката, и от «длинной судьбы» – это вообще красота. Такие проекты есть, но их немного. «Девятая рота», та же «Любовь-Морковь» –очень правильные фильмы в своих жанрах.

С точки зрения бизнеса что интереснее – делать телепроекты или экранное кино?

Работать с телевидением безопаснее. Ведь экранное кино приходит к двум основным направлениям: аттракцион в 3D и артхаус. Аттракцион дорог и рискован. Артхаус дешев, но заработать на нем нельзя – массы в кино не пойдут даже на обычную психологическую мелодраму. Все, что касается кино-рассказа, жанра, который расцветал в советские годы, просится на телевидение. И это тенденция не только нашей страны. Крупнейшие мировые продюсеры и режиссеры создают телешедевры – от «Твин Пикс» до «Доктора Хауса». У нас, к сожалению, мало кабельных каналов и совсем нет традиции качественного телевизионного кинематографа, существующего на Западе.

А что у нас со сценаристами?

«Если вы хотите создать хороший фильм – вам нужно всего три вещи: сценарий, сценарий, сценарий». Это написал когда-то Альфред Хичкок, не последний парень в нашем деле. Но у нас со сценариями колоссальная проблема, серьезной современной школы в России пока нет. На Западе давно принята система, когда один сценарист расписывает сюжет, другой – диалоги, третий – эпизоды, четвертый занимается состыковкой, а пятый – придумывает финал. И ни у кого нет претензий. У нас же большинство сценаристов считают себя творцами, а мы, выходит, портим их великие произведения. Мне однажды предложили сценарий, который заканчивался фразой: «Из-за угла выглядывал заспанный лось». Как я сниму заспанного лося? Я могу снять, как лось выглядывает из-за угла, но как я покажу зрителю, что он заспанный? Это же лось!

Есть хоть какие-то основания для оптимизма?

Есть. У нас сильнейшая операторская школа. У нас в целом неплохая режиссура, особенно молодая. Серьезные продюсеры, хоть их и немного. Все не так плохо!

Интервью: Егор Яковлев.

Фото: Вика Буковская.




Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Благодаря совместной работе HeadHunter и Chief Time были реализованы новые проекты, которые позволили нам приобрести новых клиентов...

Сахарова Юлия, генеральный директор HeadHunter Северо-Запад