бизнес журнал

Добрый сказочник Андерсен-Нёксе

Добрый сказочник Андерсен-Нёксе

Легенда Самарской губернии

В декабре 1922 года, когда датчанин Андерсен-Нёксе впервые ступил на волжскую землю, Самара ещё не оправилась от последствий недавнего страшного голода. Десятки истощённых мальчишек и девчонок, оставшихся без родных и близких, продолжали бродяжничать, ночуя на чердаках, в подвалах и в котельной возле центрального почтамта. Другие, уже пойманные во время облав на бездомных сорванцов или сами прибившиеся, как им казалось, на время к какому-либо очагу, были не просто потрясены раздавлены происшедшим с ними и считали, что человек человеку волк.

Мартин Андерсен, получивший известность под псевдонимом Нёксе, родился в июне 1869 года на одной из рабочих окраин Копенгагена и был четвёртым ребёнком из одиннадцати детей каменотёса с отдалённого острова Борнхольм. Недолго проучившись в школе для бедных, подростком он начал работать с отцом и братом в каменоломне, батрачил, тачал сапоги в сапожной мастерской, потом – снова сел за парту в так называемой высшей народной школе. Годам к двадцати пяти юноша опубликовал свои первые романтические стихотворения, в которых не было ни слова ни о каменоломнях, ни о сапогах с утра до ночи, а были мечты о чём-то ином, далёком, почти таком же далёком и недостижимом, как волшебные страны его великого соотечественника и однофамильца Ганса Христиана Андерсена, чьи сказки не давали покоя молодому человеку, который не мог смириться с тем, что добро всегда побеждает зло только в книжках для детей.

Когда в России произошёл переворот и к власти пришли большевики, датчанину Андерсену-Нёксе было уже около пятидесяти. Профессиональный литератор, автор десятков популярных произведений, он, как ребёнок, поддавшийся на уговоры старших, бросился превращать мечту в действительность – выступил одним из организаторов коммунистической партии Дании. Отныне волшебство уже не казалось ему несбыточным: вот ведь строят же в Советской России мир без этого ужасающего деления на богатых и бедных! Чем это не сказка? Эх, увидеть бы этот мир хоть одним глазком!

И он его увидел – вопреки недовольству датского правительства и регулярно возникавшим проблемам с собственным здоровьем. Рванув навстречу молодому дню, вычитанному им когда-то у автора «Русалочки» и «Снежной королевы», спустя всего каких-то лет пять после того, как взошло солнце этого самого молодого дня. Увидел он, разумеется, далеко не всё – встречавшие датчанина товарищи в кожаных куртках с маузерами на ремнях, как могли, прятали то, что показывать не считали нужным. Например, продразвёрстку, когда у полуголодных крестьян отбирали последнее. Или репрессии священнослужителей. Да мало ли ещё что. Дескать, он, конечно, коммунист, но кто их знает, этих иностранцев, что у них на уме... А вот свою заботу о людях товарищи комиссары в пыльных шлемах, разумеется, не только не скрывали, но всячески демонстрировали. Собственно, ради этого датский коммунист и фантазёр Нёксе и был привезён в самый очаг недавнего голода, каким была в 1922 году Самара, где на углу бывших Заводской и Троицкой (сегодня – улицы Венцека и Галактионовская) находился детский дом №1 имени Андерсена-Нёксе.

Детский дом занимал двухэтажный каменный дом, в котором позже, в 1939 году, разместилось общежитие студентов педагогического училища. Как и ряд других детдомов в Самаре он был создан комитетом по ликвидации последствий голода при самарском отделе Государственного политического управления (ГПУ). Рассказывали даже, что сотрудники этого ведомства, подчинявшегося НКВД, регулярно отчисляли на содержание подшефных детдомов часть своей зарплаты и делились продовольственными пайками. По их предложению дом и был назван именем датчанина, который в это время даже не подозревал, что где-то в мире есть такой город – Самара.

Впрочем, едва узнав о том, что где-то в неведомой ему Самаре есть детский дом, носящий его имя, однофамилец великого сказочника решил превратиться в доброго волшебника и немедленно взял над этим домом шефство. С этой целью он распорядился, чтобы весь его литературный гонорар за книги и статьи, выходящие в Советской России, направлялся в Самару. Но этого было ему мало, и совсем скоро из Дании на берега Волги стали поступать посылки с продовольствием, одеждой и обувью для детей. Посылок было так много, что пришлось подключить к этому делу уполномоченного международного рабочего комитета, который получал посылки из Дании и регулярно посылал писателю подробные отчёты о том, кому были розданы присланные им пряники, штаны и рубашки. Нет поэтому ничего удивительного в том, что, оказавшись в 1922 году в России, датчанин захотел во что бы то ни стало увидеть эту самую Самару.

Как только в детский дом пришло сообщение, что не сегодня – завтра ко вчерашним беспризорникам наведается «папа Нёксе», как он подписывал свои письма, решено было подготовить ему торжественную официальную встречу. Детей выстроили на широкой площадке лестницы, ведущей в зал на втором этаже. Один из воспитанников приготовился произнести заученную приветственную речь, но в этот момент, поднявшись на площадку лестницы, гость обвёл взглядом всех собравшихся и сделал такой жест, как будто хотел обнять всех сразу. И здесь произошло нечто неожиданное. Истосковавшиеся по человеческой ласке волчата с криком «папочка» бросились к нему и повисли у него на плечах. Само собой разумеется, что ни о каких официальных приветствиях после этих дружеских объятий уже не могло быть и речи. Всё было просто и по-домашнему: Нёксе рассказывал о Дании, о своей семье и о своих детях, а детдомовцы засыпали его вопросами обо всём на свете, фотографировались с ним на память и умоляли приезжать к ним снова и снова.

К слову, гость и на этот раз приехал в Самару не с пустыми руками. Говорят, вслед за ним в детдом внесли два ящика с пятьюдесятью парами валенок. Правда, пока писатель добирался до Самары, число детдомовцев выросло с пятидесяти до шестидесяти пяти, и таким образом валенок хватило не на всех. «Прошу вас, не огорчайтесь, – убеждал расстроенных мальчишек датчанин, – у всех будут собственные валенки». Мальчишки и девчонки кивали, но всё равно были заметно огорчены. «Забудет, закрутится, – думали они, – куда уж ему думать о наших валенках». Каково же было их удивление, когда пару недель спустя в детдом, в самом деле, принесли ещё пятнадцать пар валенок, купленных на деньги, перечисленные Мартином Андерсеном-Нёксе для самарских подопечных.

По возвращении из России Андерсен-Нёксе рассказал о своей поездке, написав книгу «Навстречу молодому дню». Вспоминал он об этом путешествии и о самарских беспризорниках и позже – во второй половине двадцатых и в тридцатых, работая над другими повестями и романами. А в апреле 1940-го, когда Дания была оккупирована гитлеровской Германией, Нёксе оказался в тюрьме, откуда бежал и с помощью товарищей перебрался в Швецию, а позже – в Москву, где оставался до конца войны.

В августе 1958-го года, через четыре года после смерти мужа, вдова Мартина Андерсена-Нёксе Иоганна через газету «Волжская коммуна» обратилась к куйбышевцам с просьбой откликнуться тем, кто некогда работал или воспитывался в том самом детском доме, который носил имя датского писателя, и может хоть что-нибудь рассказать о его приезде и о том времени. Откликнулись многие. Больше того, в их семейных архивах нашлись фотоснимки, привезённые гостем из Дании и сделанные фотографом во время его встречи со вчерашними беспризорниками. К слову, никто из них не потерялся в этой жизни, не стал мстить другим за своё сиротство. Все достигли тех или иных высот, выросли людьми. А одна из воспитательниц детского дома, Евгения Стояновская, рассказала, что на реплики добрых тётушек на улицах, вот, дескать, бедные сиротки, воспитанники этого детдома всегда реагировали скептически: «Никакие мы не сиротки, вот ещё! У нас есть и папа, и мама, просто живут они далеко...». Тогда же, в начале шестидесятых, на фасаде бывшего детского дома имени Андерсена-Нёксе была установлена мемориальная доска из белого мрамора с текстом: «Дом, в котором в 1922–1924 гг. датский писатель-коммунист, почетный член Самарского Совета депутатов трудящихся Мартин Андерсен-Нёксе содержал детский дом на 65 детей-сирот».

Эпоха и обстоятельства жизни датчанина Нёксе были далеки от сказок его великого соотечественника – в них действовали другие герои, и добро не всегда побеждало зло.

Интервью: Михаил Перепелкин
Фото: архив
Материал был опубликован в региональном выпуске журнала Chief Time Самара за сентябрь 2012 года



Livejournal
(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Наша история о себе, о том, как мы создавали компанию в рубрике «Гость номера» оказала заметное влияние на доверие к компании в целом. Партнеры и соискатели узнали о нас больше, многие заочно познакомились с нами благодаря подписке на журнал. Интервью понравилось и нашим клиентам – отношения стали более доверительными...

Александр Гарашкин, генеральный директор компании «Фонд Квартир»