бизнес журнал

Иван Охлобыстин

Иван Охлобыстин

По заданию Chief Time Дарья Черкудинова провела несколько рабочих часов с новым креативным директором «Евросети» Иваном Охлобыстиным, чтобы выяснить, чем он и компания могут быть друг другу полезны.

Иван Охлобыстин — известный человек-оксюморон. Он называет себя кибер-панком, цитирует по памяти классических авторов sci-fi и Бальзака, дружит с байкерами и делает для них ювелирные украшения. В скором времени он намерен снова облачиться в рясу и вернуться к священнослужению. 


Но пока, в минувшем декабре, примерил еще одну роль — стал наемным менеджером высшего звена самой большой розничной компании России (по данным корпоративного сайта, «Евросеть» – это более 4,3 тысячи салонов. По количеству точек к сотовому ритейлеру приближается только продуктовая «Магнит» с 3,6 тысячи магазинов). Конечно, Охлобыстин не превратился в офисного работника, любимого героя анекдотов последнего десятилетия, с фиксированным рабочим днем, портфелем и при галстуке. В «Евросети», пожалуй, самой хулиганской компании страны, он занял должность креативного директора.

В офис Иван забегает в половине четвертого вечера, ровно в тот момент, когда заканчивается мост РИА Новостей с Евгением Чичваркиным. Ведущий желает создателю «Евросети» успехов и триумфального возвращения на родину. Чуть ранее сам Чичваркин пожелал теперешнему менеджменту компании «как следует покуролесить» вместе с Охлобыстиным и его идеями. Креативный директор в компании как раз должен заниматься тем, что раньше делал сам Чичваркин и из-за чего он прослыл эпатажным скандалистом, – рекламными кампаниями и стратегией продвижения бренда. Охлобыстин в очках с желтыми стеклами — корпоративный цвет «Евросети», в майке c надписью De puta madre и увешан цепями и перстнями. Выглядит гораздо менее пестро, чем Чичваркин, но очень многообещающе.

«Знаете, как бывает в компьютерных играх. Строишь город, сначала кузницу, потом военных генерируешь и так далее. И вот среди прочего в твоем городе появляется лавка чудес, которую держит не то гном, не то волшебник, странный, в общем, чувак: стремный, но прогрессивный. И ты в эту лавку входишь и покупаешь себе опции. И вот «Евросеть» похожа на эту лавку и еще на НИИЧАВО из Стругацких (Научно-исследовательский институт чародейства и волшебства, в котором происходит действие книги «Понедельник начинается в субботу» братьев А. и Б. Стругацких. – Chief Time)», – рассказывает Охлобыстин о своих ощущениях от нового места работы. Он, человек безусловно странный и прогрессивный, владельцем лавки называет президента компании Александра Малиса, а себя считает в ней наемным подмастерьем.

– А как вообще вы попали в «Евросеть»? Может, вы были с кем-то знакомы? Кто на кого вышел с предложением?

– Как все хорошее, как любовь, это произошло случайно. Я придумал телефоны и очень захотел их сделать. Собирался сам обращаться к производителям с официальными письмами, описанием моделей и так далее, уже придумал себе долгий сложный путь, как вдруг один мой знакомый говорит: а тебе нужно предложить это Малису. И я подумал, что да, действительно нужно. Мы пришли сюда к Александру Малису, он меня быстренько обаял. Вообще он совершенно, как моя дочка Варечка. У меня три большие дочки. Анфиса, старшая, приходит и показывает сальто назад, выражая этим то, что она хороший человек, что ей можно довериться и вообще она рубаха-девка. Приходит Дуся и показывает, что она красавица, интриганка, готова поделиться сплетней и против кого-нибудь дружить. И приходит Варечка, маленькая девочка с носиком, и она ничего не делает и не показывает, но от нее случается такой силовой удар – это нельзя объяснить, но по какой-то причине тебе хочется сделать так, чтобы Варечке становилось жить все лучше и лучше, и если у нее есть какая-то просьба, отказать невозможно. И вот Малис такой же. Он харизматик. Мы много говорили и про мои предложения, и просто о жизни, смеялись, и в итоге решили, что нужно пустить козла в огород.

Охлобыстин в отношениях с техникой страстен и любознателен. Перед ним лежат четыре мобильных и один нетбук.

– Про вас ходят легенды, что у вас огромное количество разных гаджетов.

– У меня действительно гигантское количество телефонов. Если считать с подаренными – 30, если только активные, наверное, их сейчас штук 17. И это не потому, что я богач, это не от жира, я большую часть жизни голодранцем был, это от любви к ним. Я готов на других вещах экономить и прилично экономить, я вообще очень неприхотливый человек.

– Так у вас и номеров 17?

– Да, я считаю, что телефон должен жить. Я выхожу из дома и сообщаю: сегодня работаю с таким-то номером, а потом вечером смотрю на все остальные телефоны, не прислал ли кто смс с просьбой перезвонить. Но на самом деле меня сейчас проще всего найти по электронке или вклинившись в разговор в твиттере.

– А какой самый старый телефон у вас?

– Nokia 3220. А сейчас вот еще разбираюсь с iPhone и с Vertu. Вообще я люблю телефоны побольше, чтобы не было риска проглотить.

В кабинете Охлобыстина все еще новый год – мигает гирлянда, шуршит мишура, на вешалке костюм Деда Мороза. В нем Александр Малис снимался в поздравительном ролике для сотрудников. Охлобыстин в этом видео – центральный персонаж. В волчьей шубе, он размахивает тростью с набалдашником в виде черепа и изображает слегка бесноватого племянника Санты, выпытывающего сокровенные желания у коллег.

– Сколько времени уходит у вас на работу в «Евросети», а сколько — на остальную работу?

– Если судить по количеству мыслей, то «Евросеть» занимает, честно говоря, процентов 70, а если по времени, проведенному здесь, то наоборот. Бальзак говорил: писатель работает, даже когда просто смотрит в окно. Вот я днем хожу по нашим павильонам и кумекаю, как решить ту или иную задачу. Голова же у меня работает, а актеру думать не надо, у него этот орган свободен. Так что я его занял работой. А с Малисом и другими ребятами отсюда я на постоянной связи через интернет, это очень удобно и правильно.

– Ну, кабинет у вас какой-то пока не очень обжитой, видимо, редко заходите?

– Да, я пока не очень разумно распределяю время, не думал, что так сразу бурно все начнется. У меня пока идут параллельно съемки – очередной сезон «Интернов», и скоро начнется озвучка мультфильма «Рэнго» кинокомпании Paramount, моим голосом там заговорит гремучая змея-гангстер. Из-за того, что много всего одновременно, получается суета и недосып.

– А успели с коллегами познакомиться? У вас, кстати, есть кто-то в непосредственном подчинении?

– Народа в подчинении нет, здесь есть свой креативный отдел. Очень много направлений, в которых каждый занимается своим делом, а я – креативом в общем. Моя задача – фантазировать. Хотя здесь все люди очень талантливые и креативные, будь то сотрудники финансового отдела или специалисты по юриспруденции. Один замес какой-то у всех. Тут 24 тысячи сотрудников, и это целая армия единомышленников, конечно. Что касается знакомств – я человек стыдливый, это мое деревенское. Знаком, по-моему, это когда по 3-4 часа попьешь вместе чаю, поэтому пока что я мало с кем знаком. Но я неплохо интуитивно чувствую людей, и я ощущаю, что меня здесь хорошие люди окружают. Все находятся в общем драйве, заложенном как источник силы основателями компании, он остается и работает очень мощно.

– А с Чичваркиным вы лично знакомы?

– Нет, его не знаю, но по высказываниям окружающих людей я составил о нем представление, а потом ознакомился с тем, что он делал, и проапгрейдил это представление. И получилось, что он очень умный и по сути порядочнейший человек, мало того – с хорошим чувством юмора, более того – с русским драйвом. Он мне нравится.

– Какие конкретно у вас обязанности и задачи? Что вы уже успели сделать кроме инженерных разработок?

– Для начала нужно действительно уяснить, что с телефонами, скоро ли будет налажено их производство. Дело в том, что производителю трудно перестроиться на новые корпусные решения.

– Что за производитель?

– Не могу сказать пока, но это почтенная марка, иностранная, она мне всегда нравилась своим хорошим энергоресурсом. Мы будем делать не смартфоны, а так называемые «говорилки», там не так важны опции экрана и другие качества, как важны возможности батарейки.

– А реклама, маркетинг – это тоже ваша епархия теперь?

– Да, всем этим сейчас занимаюсь, знакомлюсь с продуктом, что-то сочиняю. Моя главная задача – рассказать окружающему миру, что такое «Евросеть». А «Евросеть» – это посредник, который дает возможность получить средство связи, которое тебя цепляет к миру и к которому ты с течением времени начнешь испытывать странные личные чувства. Это посредничество должно носить дружественный характер. В некоторых городах наши салоны – это единственное украшение. Жаль, конечно, что эти города выглядят фигово. Вот если будет больше таких, как «Евросеть» – будет здорово. Ну и потом креатив для меня – это недоигранная мелодия. Я занимался им в звонкие 1990-е, а это – самый чувственный период моей жизни.

– Вы стали активны в соцсетях, это, видимо, с новой работой связано?

– Да, соцсети для меня были раньше нелогичны и непонятны. Сейчас в том же твиттере я общаюсь потому, что появилась логика. Есть очень много людей, которые любят высокие технологии, там они высказывают свое мнение, обсуждают какие-то житейские проблемы или события. И у меня очень адекватная аудитория. Я заводил твиттер потому, что понимал: надо собирать информацию, спрашивать, что нужно людям. Одним нужны «говорилки», другим — смартфоны. Это как в любви: жениться надо, обдумав все.

– Вы там хулиганите, котиков (программа Talking Tom Cat) вывешиваете…

– Да, котики это замечательная смешная опция, ее используют, как игрушку, а ведь из этого можно сделать целую культуру. Я думаю предложить в «Евросети» сделать что-то подобное – говорящие аватарки. Это ведь замечательно: живые смайлики, которые рассказывают истории. Я вот, например, себе на видео не нравлюсь, и большинство людей себя на видео не любит. А тут можно спрятаться. И главное – простор выражения: кто-то любит аниме, кто-то ле футюр, кто-то а ля рюс, я сторонник кибер-панка в эстетике, потому что этот стиль удобен и, скажем так, для девочек, чтобы было понятно, можно комбинировать бриллианты с джинсами. И это все можно отразить в таких вот котиках.

Иван Охлобыстин.jpg

– А что означает ваш ник?

– Ник у меня Psyker1477, и это фактически моя должность здесь. На кабинете висит табличка не с моей фамилией, а с надписью Псайкер1477. Есть такой придуманный мир Warcraft, это целая вселенная, со своей историей, я могу ее рассказать, но это очень долго. Так вот, там есть такие псайкеры, это люди-детекторы. Они входили в массовое бессознательное и могли предсказать, например, приход неприятеля. Это, конечно, метафора. А знаете, почему Христос говорил метафорами? Потому что когда начинаешь объяснять что-то очень простое, получается глупо, а когда приводишь метафору, все понятно. Ну а 1477 – мне просто геометрически нравится число.

– И что вы определяете, как детектор? Какое будущее у средств связи?

– Это очень интересно. Дело в том, что фантастика уже вся сбылась – появились подводные лодки, батискафы и так далее, а сейчас уже начали сбываться сказки. Помните: «…и поднял рыцарь камень и начертал на нем волшебную руну, и зажглась она светом неземным». Это рассказ об iPad. Думаю, будущее за нетбуками и планшетниками. Телефоны останутся только в очень узкой нише «говорилок», и сведется это, видимо, к улиточным проводкам-гарнитурам. А планшетники скорее всего станут принимать форму свитка, и мы будем ходить, как в Древнем Риме. Технически это уже возможно – гибкие экраны делают, но это слишком дорого. Технология, конечно, будет дешеветь из-за переизбытка предложения. Так что лет через 5-7 мы как будто вернемся в прошлое, будут у нас римские свитки и шумерские глиняные дощечки.

– А русский iPad возможен?

– Нет. Я никогда не стану покупать отечественный телефон или компьютер, потому что мы не умеем этого делать и не научимся никогда. Мы – наемники, мы хорошо себя чувствуем в форс-мажоре. Заметьте, у нас, когда мирные времена наступают дольше чем на 50 лет, начинается застой, пьянство, разврат и содомия. Нам нельзя долго стоять на месте. Либо нужен харизматик-лидер, который будет переворачивать все с ног на голову. Хотя у нас и наших детей большой потенциал, потому что – где креатив, как не здесь? Тут и Азия, и Европа, и хаос, который рождает парадокс.

– А как сочетаются фантастика и Библия?

– Прекрасно. Если мы допускаем возможность разрушения стен из-за иерихонских труб, почему мы не можем допустить существование летающего такси? Понимаете, мы же рано или поздно все равно придем к миру, как в фильме «Пятый элемент» – городу высоток, с туманами внизу и прочее. Моя жена Оксана смотрит этот фильм и говорит: «Какой ад», а это все будет, и не потому что Бессон провидец, это коллективное бессознательное подсказывает. Или обсуждается вопрос этичности клонирования. Совершенно напрасно он обсуждается, потому что ясно – никуда не денешься от этого, ибо человек по природе слаб. И если появится возможность в приборе типа этого кулера вырастить почку взамен отказавшей тебе, а тем более твоему ребенку, морально-нравственное отходит в сторону. И устоять могут только самые крепкие, да и они не устоят, потому что любовь превыше всего. И так на любовь нас купят. Остановить мы это не можем, мы можем это организовать. А кто может? Вот такие компании, как «Евросеть». Поэтому я как раз на том месте, где должен находиться пастырь, только пастырь другого вида.

– Как вам помогло православие?

– Оно меня очень оптимизировало. Нужно правильно понимать ортодоксию – во что мы верим. Мы верим в то, что господь познаваем только в своих творениях. Чудеса и все остальное – от лукавого. Если я сегодня встречу на улице архангела Михаила, я остаток своих дней проведу в психиатрической больнице, кладя поклоны и истязая себя плетьми. Но будет ли это мой свободный приход к богу? Нет. Ортодоксия всегда ценила только свободный приход к богу без убеждения. Поэтому мы не позволяем себе массовых агитаций. К сожалению, по нашим человеческим меркам к сожалению, нас к богу приводит в основном беда. Сейчас много молодых людей приходит, пытающихся найти сверхидею, так вот на самом деле сверхидея это возможность парадокса – догмат триединства.

– Вы собираетесь возвращаться к служению?

– Да, я обязательно вернусь, как только доснимем «Интернов». Я бы, честно говоря, будь моя воля, прекратил уже сейчас, потому что хочется закончить до того, как мы опозоримся, а опозоримся мы обязательно, если будем жадничать. Я бы уже сейчас это все оставил и вместо съемок разговаривал со старушками где-нибудь на окраине Москвы. Тем более что работа в «Евросети» никак не будет мне мешать. Единственное, туда я буду ходить в рясе, а сюда – в костюме. Вот и все.

Интервью: Дарья Черкудинова, корреспондент Marker.ru, специально для Chief Time.

Фото: Максим Емельянов и Юлии Маковейчук (из открытых источников)

Опубликовано в федеральном выпуске журнала Chief Time за январь-февраль 2011 года



Читайте также о других выдающихся личностях, гостях журнала Chief Time: 





Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Главное, на что реагируют клиенты и партнёры – это большая фотография на обложке журнала «Человек Дела» и заголовок. Фото сделали хорошее. Эффект получился неплохой, многие очень позитивно отреагировали...

Даниил Плитман, Генеральный директор Swed-Mobil (официальный дилер Volvo на Северо-Западе)