бизнес журнал

Максим Лапин

Максим Лапин

Расширенная версия интервью, опубликованного в федеральном выпуске журнала Chief Time за август 2011 года.

Совладелец петербургской сети секс-шопов «Розовый кролик», кандидат экономических наук Максим Лапин рассказал Chief Time об «отмывании» стартового капитала, щербатом символе компании и улице имени себя.

«На вас платья красивые будут? Тогда приходите», – подытоживает господин Лапин наши непростые и длительные переговоры об интервью. В одном здании с офисом компании оказываются самые невинные из управлений городской администрации вроде того, что заведует садово-парковым хозяйством, и детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. «Вам куда? Ах, в “Розовый кролик”», – без тени смущения пожилая вахтерша указывает путь. За металлической дверью, которую Лапин перед нами распахивает лично, открывается премилая картина: повсюду композиции из сердец разной формы и фактуры плюс плакаты фирменного дико-розового цвета. Прямо как в сериале Dead like me, где главная героиня трудится в корпорации одновременно еще с пятьюстами коллегами, и каждый день кого-то из них приходится поздравлять с именинами. «Работа в “Розовом кролике” – это праздник каждый день», – позже пояснит нам сотрудница Екатерина.

Будущий «Кролик», тогда еще без яркого брендинга, был основан 10 лет назад двумя школьными приятелями. Один из них, выпускник факультета менеджмента Ленинградского госуниверситета Максим Лапин, был отправлен по обмену в Норвегию, в Берген, изучать международный бизнес. Результатом поездки помимо знаний стали пять тысяч долларов, полученные за месячный тяжелый труд в прачечной при хосписе.

«По сегодняшним меркам я привез около одного миллиона рублей. Две тысячи долларов сразу же отдал взаймы, маме дал сколько-то, купил телевизор, что-то еще... А потом друг предложил: «Давай бизнес делать. Где заработанные тобой деньги?» А я: «Нету денег уже, 300 долларов осталось». Он добавил 700, и мы начали».

Двадцатилетние компаньоны (о партнере Лапина нам удается узнать только, что зовут его Александр; как и Максим, он кандидат экономических наук – диссертацию оба защищали по электронной коммерции, теперь думают о докторской) начинали с торговли «дивидями» – продавали через интернет видео для взрослых. Работа, как говорится, спорилась.

«Помню, я ехал в метро с сумкой, полной видеопродукции. Меня останавливает милиционер: «Что там у тебя?» – «Порно», – говорю. – «Ну-ка покажи». Я показал. Милиционер покраснел. «Ладно, – говорит. – Ты это себе?» – «Ну да, я извращенец». Вот так и разошлись».

Постепенно двигаясь вперед, «прощупывая бизнес», примерно в конце 2003 – начале 2004 года предприниматели решились открыть первый магазин. Это был секс-шоп в Автово, который работает до сих пор. Подвернулось небольшое помещение с выгодной арендной ставкой – порядка 15 тысяч рублей, оборот точки на первых порах составлял пару-тройку тысяч «зеленых». Подобные предприятия в Северной столице к тому моменту уже имелись. Например, принадлежащие фирме, которая теперь работает под брендом «Фейхоа».

Сегодня «Розовый кролик» с двумя десятками точек в Петербурге и Ленинградской области, а также с планами по продаже франшизы в регионы – одна из крупнейших такого рода сетей в стране. К 2015 году бизнесмены намерены довести число магазинов до 100, для этого сейчас ищут инвестора – на развитие нужны минимум два миллиона долларов. И раскрывать бизнес-секреты Максим Лапин пока не спешит.

«Чем более ты открытый, чем более прогрессивный, тем больше на тебя обращают внимание, тем больше вопросов может возникнуть… – рассуждает совладелец бизнеса, который, по его же замечанию, помогает людям раскрыться. – Много информации лучше не давать – кто-то может ею воспользоваться. Когда бизнес маленький, его легко копировать. Вот когда у нас будет магазинов 300, 500, по франчайзингу будем работать, оптовую торговлю развивать, производство товара и все дела, как Playboy, лет через 10, надеюсь, – тогда да, можно будет рассказывать о технологиях, сидеть в Лондоне, книжку писать. Но, надеюсь, я буду в Лондоне не потому, что придется туда выехать, а потому что мне там хорошо».

В отличие от именитого ныне «лондонца» Евгения Чичваркина, которого Лапин журит за чрезмерную открытость, по его мнению, и погубившую бывшего владельца «Евросети», пример основателя Playboy Хью Хефнера вдохновляет бизнесмена не на шутку. «Крупные компании такого рода львиную долю налоговых поступлений дают! Этот бизнес – после наркотиков, оружия и проституции, кажется, на 4-м месте. Если бы ему помогли встать на ноги в России, то он колоссально поднимал бы бюджет. Со временем, возможно, стал бы сопоставим с торговлей сотовыми телефонами!».

Имя собственное

Сами же Лапин с компаньоном на более-менее взрослый уровень развития предприятия вышли всего 3-4 года назад – когда появилась задорная корпоративная символика. Рынок начал цивилизоваться, безличным «секс-шопам», «интимам» и «восторгам» надлежало уступить место узнаваемым брендированным образам.

«Нам хотелось приколоться: сделать кролика беззубым, с нахальной, бесстыжей мордой, – вспоминает Максим. – То есть Саша хотел, чтобы зубы были нормальными, а я – чтобы одного не хватало. Сошлись на том, что «сломали» кролику половину переднего зуба».

По словам Лапина, ассоциации с символическим зверьком у петербургской общественности получились не такими устойчивыми и однородными, как хотелось бы. Например, многие принимают магазины сети «Розовый кролик» за детские. А когда название согласовывали в администрации города, чиновники и вовсе не могли договориться, что им нравится больше: «Кролик» или все-таки безымянный «секс-шоп».

Вообще новое имя бренда складывалось из множества предложений, как самих бизнесменов, так и их друзей, знакомых и даже клиентов. А когда конечный вариант утвердили, выяснилось, что он имеет непосредственное отношение к нашему собеседнику. В переводе с французского «lapin» – значит «кролик». Ну, или «хитрец» – о чем, вероятно, в дореволюционные времена были хорошо осведомлены партнеры прапрадедов Максима – его род идет от фабрикантов Лапиных, владевших заводами по производству шоколада и карамели.

«Мне недавно бабушка рассказала, что у нас даже фамильная улица есть, где когда-то стоял наш дом, – это Лапинский переулок», – вспоминает предприниматель, и его лицо расплывается в мальчишеской улыбке.

Мессия с ушками

В малознакомых компаниях Максим до сих пор не признается, чем занимается: «Решат, что хвастаюсь. А ведь самое смешное в том, что за эти 10 лет, если бы я занимался другим бизнесом, достиг бы вдвое большего успеха. Где-то 70-80% своих усилий я потратил на борьбу с ветряными мельницами! В каких только структурах я не был, с кем только не разговаривал!».

В будущем Лапин намерен обратиться к молодежи. И не откуда-нибудь, а с экранов их телевизоров. По его словам, к нему и Александру не раз обращались конкуренты с предложением делать совместными усилиями тематическую образовательную программу. «Потому что конкурентная борьба, снижение цен – это все очень тяжело. Стратегия алого океана. Такая борьба отнимает очень много сил, и бизнес от этого теряет. А есть теория синего океана – это когда ты расширяешься и выходишь за пределы всего этого», – неожиданно Максим вспоминает популярную работу У. Чана Кима и Рене Моборна.

«У нас сейчас такая цель, миссия – социально ответственный бизнес. Что мы можем сделать для России, для общества? Воспитывать молодежь в нормальном человеческом русле, в моральном, сексуальном плане. Раньше в школах был курс – валеология назывался, а сейчас его нет. И еще удивляются, откуда извращенцы появляются, откуда маньяки. Смешно».

Интервью: Татьяна Иванова, Анна Грязева.

Фото: Георгий Павленко.




Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Спасибо команде Chief Time за полезную  деловую информацию, за возможность иметь представление о том, что происходит в деловой среде нашего города, о людях, которые  создают эту среду. 

Эльчин Алескеров, генеральный директор стоматологической клиники Dental House