бизнес журнал

Михаил Винокуров

Михаил Винокуров

«Хватит говорить об особом пути России!»

Ректор БГУЭП, профессор, доктор экономических наук, академик МАН ВШ, заслуженный деятель науки РФ о качественном образовании, состоянии российской экономики и своей любви к искусству.

В молодости Вы мечтали изучать звезды, но променяли астрофизику на плановую экономику. Увидели большие перспективы?

Любил астрофизику и мечтал поступить на эту специальность, но так получилось, что мой старший брат учился в финансово-экономическом институте, а брат во многом был для меня примером и, серьезно поразмыслив над выбором профессии, я вслед за ним выбрал экономическую специальность. Да и экономика действительно считалась очень перспективным направлением: это было время начала реформ Косыгина, все только и говорили о хозрасчете, прибыли... Постепенно я всерьез заинтересовался научной деятельностью. Началось всё, казалось бы, с пустяка: на третьем курсе надо было провести социологическое исследование. Занимаясь этим, я в течение целого месяца прилежно сидел в парикмахерской «Иркутянка», проводил опрос: кто туда ходит, кто какие прически хотел бы и всё в таком духе, а на основе этого делал выводы. И мне понравилось этим заниматься, с этого опросая и втянулся в науку. И с тех пор, несмотря на то что судьба упорно вела меня по руководящей стезе, научную деятельность никогда не оставлял.

Вы стали ректором, когда Нархоз был небольшим региональным институтом, и фактически создали на его основе БГУЭП – один из ведущих экономических вузов страны. Список ваших научных трудов выглядит весьма солидно. Как Вам удается столь плодотворно трудиться на два фронта?

Чтобы интенсивно работать, надо просто грамотно составлять свой график. Если вы в состоянии рационально организовать свой труд, то возможно сделать это и в большом коллективе. Семья тоже дает хороший заряд энергии: у меня чудесная жена, две дочки, маленькие внучки. Имея такой надежный тыл, гораздо легче продвигаться вперед. К тому же у меня есть определенные принципы, которыми я руководствуюсь в работе. Во-первых, это максимальное удовлетворение потребностей людей, которыми ты управляешь. Во-вторых, при проведении любых реформ важно соблюдать принцип «не навреди». Ведь можно так увлечься реформами, что они превратятся в самоцель. И третий принцип, которым я руководствуюсь в жизни, – не отступать. Если начал что-то делать – делай. Ошибки, конечно, надо учитывать, но следует быть последовательным и настойчивым в осуществлении своих решений. Принятие некоторых решений мне давалось очень не просто. Так было, например, с выборами ректора. В то время всех назначала партия, и буквально накануне нового назначения вышло правительственное постановление о выборах руководителей. К тому моменту я пять лет проработал на посту проректора и подумал: почему бы не воспользоваться шансом? Тем более была хорошая поддержка со стороны сотрудников института, и я чувствовал в себе силы. Ведь на этой должности в родном вузе я сам решал большинство вопросов и прекрасно знал все проблемы и потребности института. Меня, конечно, сразу вызвали в министерство и потребовали написать отказ, в обкоме партии принялись давить. Даже жена говорила: «Брось ты в самом деле! Уходи в докторантуру, защищай диссертацию и живи спокойно!» Но раз уж я принял такое решение, отступать было нельзя, и в итоге выборы я выиграл. Та же ситуация повторилась, когда выбирали председателя совета ректоров. Традиционно это былректор либо из ИГУ, либо из Политехнического, а тут коллеги-ректоры выдвинули мою кандидатуру. Мне это было очень приятно, а наверху посчитали, что так быть не должно… Но я опять твердо стоял на своем и в итоге вновь победил на голосовании. Поэтому я и считаю: если начал что-то делать – сдаваться нельзя. Какие бы трудности не подстерегали. Такой уж характер: если считаю свое решение правильным, меня с места не сдвинешь. Благодаря этому я и смог достичь всего, что имею на сегодняшний день.

Ваше детище, БГУЭП, сейчас активно заявляет о своей стратегии развития как социально ответственного вуза. Что под этим подразумевается?

Мы делаем упор на качество профессиональной подготовки наших выпускников, которыеБГУЭП, должны быть уверены, что смогут реализовать себя в профессии. Другой аспект – вовлечение молодых людей в инновационную и творческую деятельность. Так наш университет вносит свой вклад в научное и экономическое развитие Иркутской области. Кроме того, мы содействуем развитию предпринимательства. Социально ответственный вуз – это место, где согласовываются социальные права и интересы коллектива, студентов, регионального рынка труда и общества. Можно много говорить о производительности труда, но конечная цель развития любого общества – это человек. Чем лучше чувствует себя человек, тем лучше обществу и государству. Я уже говорил о том, что первый принцип руководителя – уважать человека, стремиться, чтобы ему было комфортно. Такая позиция положительно влияет на производительность и главное – на качество труда. Что касается социальной ответственности перед преподавательским составом, скажу прямо: на посту ректора мне приходилось принимать и довольно жесткие решения. Например, расформировывать коллектив, когда переходили от советского строя к капитализму. Закрывали некоторые специальности, так как они были уже неактуальны: в частности уже не нужна была плановая экономика, время требовало подготовки специалистов в области рыночных. И это был по-настоящему больной вопрос. Но нам удалось, максимально учитывая мнение людей, провести переориентацию университета. Кого-то досрочно проводили на заслуженный отдых, причем с полной пенсией. Других отправили на переобучение, для этого пришлось найти достаточно большую сумму, влезть в долги, но зато мы сумели сохранить коллектив. Ведь невозможно было просто выгнать людей на улицу, как это произошло в аналогичной ситуации в ГДР. Еще одно полезное качество, которое приобрел наш университет, – мы получили возможность производить кадры для себя и для области. Раньше ведь как было? Отправляется человек в аспирантуру, скажем, в столицу и старается там остаться: больше перспектив, возможностей самореализации. Мы же теперь можем обучать экономистов в аспирантуре здесь, в Иркутске, и хорошие специалисты могут теперь проявить себя, не уезжая из области. Наш вуз старается создавать такие условия, чтобы человек видел перспективу своего обучения в родном регионе. При этом я все же придерживаюсь позиции, что подготовка кадров должна содержать несколько вариантов развития: часть людей мы отправляем учиться в Санкт-Петербург, часть обучается в Москве, часть здесь. Благодаря этому происходит симбиоз разных экономических школ, и это, безусловно, идет на пользу общему делу.

Каждый год вузы выпускают тысячи экономистов и юристов, но перенасыщения рынка труда все же не происходит, потому что квалификация новоиспеченных специалистов, мягко говоря, оставляет желать лучшего, и эти специальности по-прежнему остаются одними из самых востребованных. С чем это связано, на ваш взгляд?

Примерно треть всех специалистов с высшим образованием, востребованных на рынке труда, это экономисты и юристы. И экономический университет в этом плане имеет огромный потенциал. Но готовить кадры должны квалифицированные преподаватели и вузы. А то, что сейчас творится, я, как и большинство ректоров, осуждаю. У нас сейчас открыли 3000 частных вузов, при том, что государственных всего-то тысяча. Против формы собственности я ничего не имею: в той же Америке частные вузы: Гарвард, Стэнфорд, Йель ¬¬- это гиганты в сфере образования. Но частный вуз должен отвечать тем же требованиям, что и государственный: по оборудованию, обеспечению литературой, преподавательскому составу – по всем аспектам, влияющим на качество образования. А у нас большинство новоиспеченных частных вузов не соответствуют и сотой доле предъявляемых требований. И при этом они выдают те же дипломы, что и государственные вузы, чья репутация не вызывает сомнений. И я считаю, что государство должно пересмотреть свою политику в этом отношении. Абитуриенты выбирают подобные заведения из-за низкой стоимости обучения, но при этом они не становятся квалифицированными специалистами. И возникает парадокс – никто не пойдет лечиться к врачу с сомнительным образованием, а экономистам, получается, для работы вполне хватает бумажки, а не реальных знаний. Но ведь экономисты принимают не менее ответственные решения, и речь в этом случае идет о здоровье предприятия или даже государства!

Каких специалистов требует время, помимо экономистов?

Управленцев. Говорят, что в России низкая производительность труда. Но корень этой проблемы не в нежелании хорошо работать, а в плохом управлении, ведь в общественной производительности труда примерно 80% зависит от управленца и только 20% – от личного труда каждого. Надо это понимать. Именно поэтому мы активно развиваем в БГУЭП дополнительное образование. Когда мы отладили сам процесс получения высшего образования, поставили его на рыночные рельсы, мы уперлись в то, что время требует подготовки звена высшего менеджмента. Это образование направлено в первую очередь на тех, у кого уже есть опыт руководства, но не хватает знаний для того, чтобы двигаться дальше. С этой целью мы и организовали дополнительное образование в сфере высшего менеджмента, взяв за основу мировой опыт. Программу MBА создавали по французскому образцу: организовали подготовку, получили лицензию и поначалу возили профессуру из Франции. Сейчас, накопив достаточно опыта, мы возим туда уже наших профессоров и практиков, которые ведут обучение там: это свидетельствует о том, насколько значительно за время действия программы повысился наш уровень. На мой взгляд, такая форма обучения очень прогрессивна и имеет хорошие перспективы, но необходимо помнить: эффективной она окажется только в случае, если эти знания будут направлены на людей с уже имеющейся базой управления. Человек должен на практике показать, что он способен руководить, но ему не хватает знаний. Эти же задачи ставит перед собой Президентская программа подготовки управленческих кадров, но она выполняется уже в масштабе России.

Сегодняшняя система экономического образования строится на либеральной парадигме экономики, на заповедях Кейнса и так далее. Но разговоры о кризисе либеральной модели экономики звучат всё громче...

Действительно, в мире начинают понимать, что конвергенция в сфере экономики неизбежна. Нельзя, к примеру, полностью отринуть социалистические концепции, они ведь тоже не на пустом месте появились! Существуют разные точки зрения, и они постепенно сближаются в направлении социальности. В Западной Европе, например, либерально-экономическая точка зрения претерпела значительные изменения: сейчас там Маркса преподают, так же как и Кейнса, и это нормально. Со временем и мы к этому придем. Во всяком случае в нашем университете мы стараемся представить разные точки зрения на экономику, хотя бы в рамках факультативов. Стране нужны хорошие экономисты, Россию нужно развивать, причем не для того, чтобы отсюда миллиарды вывозить, а чтобы держава росла. Хватит говорить об особом пути России! Законы экономики для всех государств одни, так же как законы физики или математики. Экономика такая же наука. В нашем государственном аппарате остро стоит вопрос кадров, эту тему я неоднократно затрагивал в своих публикациях. Кабинет министров должен формироваться из профессионалов, ведь с таким соседом, как Китай, мы находимся буквально на грани: если будем развиваться недостаточно быстро, нас же просто растопчут. И один из вариантов решения проблемы я вижу в том, что России необходимо выйти на специализацию, как это происходит во всем мире. К примеру, весь мир знает, что Япония специализируется на качественной электронике, Америка – ведущий производитель тяжелой техники и так далее. А мы до сих пор специализируемся на сырье. По моему мнению, пора уже от этого уходить, а сырьевые отрасли использовать как плацдарм для качественного рывка. В той же переработке леса: не кругляк продавать, а выстроить весь технологический цикл по финской, например, технологии. И мы сможем производить и для себя, и на экспорт доску, паркет, мебель, целлюлозу – всё, что может дать это производство, и зарабатывать в разы больше. То же самое с газом и нефтью. Пожалуйста, была бы специализация, основанная на наших ресурсах.

Но ведь Россия находится в своеобразном технологическом эмбарго: сложно получить передовые технологии, активно использующиеся на Западе…

В нашей стране, к сожалению, есть склонность отрицать прошлый опыт. В Советском Союзе были очень хорошие, прорывные технологии, и это при том, что мы были одни, противостояли всему миру. А потом вместе с развалом СССР мы начали отрицать и всё хорошее, что там было. К чему это привело? Я считаю: надо восстанавливать в первую очередь собственные научные школы, а на их основе – школы производственные и так далее. Передовую технологию в любом случае никто не продаст. Во всем мире действует один принцип: тот, кто изобрел что-то новое, первые несколько лет сам сливки снимает, а потом продает свои разработки. И тот, кто покупает, автоматически оказывается в роли догоняющего. Поэтому мы сами должны заниматься разработками новейших технологий. Говоря про образование в более широком смысле, я думаю, сейчас образованием мы пренебрегаем, и управленческим в том числе. По оценке мировых экспертов, СССР в свое время имел одну из самых хороших систем образования. Сегодня мы же имеем лишь всеобщую критику по поводу образования; нас обвиняют в том, что мы плохо учимся. А не надо обвинять, надо просто качественно финансировать образование. В России на образование в процентом отношении выделяется столько же, сколько в Монголии, а ведь это государство не стремится стать великой державой! Если столько вкладывать в образование, откуда оно у нас появится? Нельзя обвинять наше образование само по себе, надо изменить к нему отношение. То же касается и культуры.

В этой сфере у нас тоже не все гладко, а ведь хорошее образование всегда включало в себя эрудированность, не так ли? Но музеи сегодня не популярны…

Да если бы нашим музеям хотя бы на полгода дали финансирование, как, например, в МВД, они бы революцию в музейном деле произвели! Но у нас в приоритете госуправление, поэтому музеи выживают на гроши. Во всех развитых странах плата за вход в музей – чисто символическая, для музея это своего рода подработка. А для наших культурных центров – это средство выживания. Неудивительно, что в России не помнят о великих школах художников, композиторов… И общий уровень культурного образования находится на достаточно низком уровне. Общество должно вкладывать средства в культуру, здравоохранение, образование: в приоритете должен быть человек. В конце концов без человека никакое общество не состоится. И воспитывать это нужно с самого младшего возраста. Постоянное самообразование: чтение, развитие интереса к живописи, искусству вообще – всё это помогает формировать цельную личность. И всю свою жизнь я трудился не только на благо экономического образования, но и старался популяризировать культурные ценности. Я рос в деревне, и единственным дополнительным источником информации для меня была книга. Эту любовь я пронес через всю жизнь и сумел привить своим детям. В нашем доме прекрасная библиотека, и книги в ней никогда не служили простым украшением интерьера. Взять книгу в руки, насладиться хорошим, умным словом, глубокой мыслью, может быть, даже поискать ответ на непростой вопрос, подкинутый жизнью, – что может с этим сравниться? Разве что наслаждение хорошей живописью, интересной театральной постановкой, умным фильмом. Я считаю: все эти составляющие культурной жизни оказывают огромное влияние на формирование личности, поэтому уже долгие годы активно работаю над созданием в университете картинной галереи. Когда человека окружают прекрасные вещи, он и сам становится лучше.

Был в моей жизни такой эпизод: когда я учился в аспирантуре в Ленинградском финансово-экономическом институте, мне довелось работать в сокровищнице русского искусства – Русском музее. Был я там… слесарем-сантехником! Эта должность по традиции передавалась от одного закончившего аспирантуру к другому, только что прибывшему. И за время работы там я столько прекрасного узнал!.. Мир стал шире, наполнился красками. Вот тогда я по-настоящему оценил, насколько важно быть всесторонне развитым человеком. Через несколько лет я передам управление университетом и смогу больше времени уделять публицистике, буду писать книги… Накопительный период закончился, теперь многим надо поделиться.

Текст: Анна Шефер, Алексей Долин
Фото: Роман Зобков

Материал был опубликован в региональном журнале Chief Time Иркутск за апрель 2012



Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Chief Time – это эталон профессионального делового издания, которое всегда идет в ногу со временем.

Елена Беседина, генеральный директор «О2 Недвижимость»