бизнес журнал

Миша Розенберг

Миша Розенберг

Русский еврей с американским гражданством, основатель и председатель правления компании Ambiq, разрабатывающей технологию NFC, – о магическом облаке Apple, будущем рекламы и «армии» менеджеров.

Мне было 16 лет, когда меня увезли из Петербурга. Я закончил 397-ую школу с углубленным английским, поступил в Техноложку, и уехал в колхоз, где первый раз влюбился, как сейчас помню, в девушку Аню, блондинку, красавицу. И тут приезжает моя мама и говорит – «собирай вещи, мы уезжаем». Конечно, был небольшой шок. Документы на выезд готовились 3-4 месяца. Если не ошибаюсь, Валентина Ивановна (Матвиенко, экс-губернатор города – Chief Time) была председателем комсомола в моем районе и была на собрании, где меня выгнали с позором из комсомола за то, что я предал Родину.

Я никогда никому не подчинялся. Наверное, поэтому мама увезла меня из России – думала, что у меня будут проблемы.

По образованию я инженер-электронщик. И когда в конце 80-х попал в Apple, был очень счастлив. Помню, мы ходили на работу в шортах; я руководил группой и ездил встречаться с клиентами, поставщиками в том же наряде, но все на это закрывали глаза – ведь я же из Apple. То была не то чтобы беззаботная жизнь, но компания обволакивала нас магическим облаком: все, что мы делали, было здорово. Мы работали над прототипом iРhone. К сожалению, Стива Джобса в те времена как раз уволили, а потом топор свалился на всех…

В чем секрет Apple? Это не секрет. Это вера в то, что твоя работа изменит мир в лучшую сторону. Все кто приходил в компанию были под влиянием того, что Apple – это правильно. Мы просто владели миром.

В начале 80-х по окончании университета в Бостоне я переехал в Силиконовую долину – видел, как она растет, как становятся на ноги разные компании. Жил я по всему миру, но мой дом был именно там, посреди Долины. Вы были когда-нибудь в Калифорнии? Прекрасная погода, океан, никогда не волнуешься о второстепенных вещах, а думаешь только о том, чем бы интересным себя занять, создать что-то новое и заработать на этом. С другой стороны, жизнь вне работы – довольно скучная: культурного досуга мало, нет движения. Мы живем в своих домиках на большом расстоянии друг от друга, люди мало общаются, все делается по расписанию, нет простоты и душевности. Поэтому я и влюбился в Петербург заново. Я наслаждаюсь этим городом и своей новой русской женой.

Я вернулся в Россию четыре года назад, то есть спустя 30 лет после эмиграции. Почти случайно привез большую компанию Flextronics: мы купили завод Elcoteq, запустили производство телевизоров для Sony. Начался кризис – продали все финнам и свалили. Но за это время у меня к Петербургу проснулись какие-то детские чувства. Плюс пришлось лоббировать интересы компании в федеральном правительстве, тесно работать с питерскими чиновниками – довольно успешно, кстати. Мы многое сделали на основе серьезных бизнес-кейсов, информации, а не распивая пиво с нужными товарищами, этого вообще не было. И вскоре обо мне стали говорить, что это такой человек – его не остановишь. Репутация! Поэтому я вернулся в Петербург с новым проектом.

Если хотите узнать тренды – посмотрите, куда несет молодежь Японии: что она носит, как развлекается, какие технологии использует. Как показывает практика, через 3-4 года этим будет болеть весь мир.



2,5 года назад мы первыми привезли в Россию понятие и технологию NFC (которая, кстати, десять лет назад появилась в Японии). Я помню первые встречи с важными чиновниками, операторами сотовой связи, банками, когда мы с нуля объясняли, кому и чем можем быть полезны. В итоге, получили полную поддержку различных групп. Уже сейчас вы можете получить в Петербурге в «Билайне» наше устройство, вставить его в любой телефон и оплачивать проезд в метро или наземном транспорте одним прикосновением к турникету или валидатору.

Почему мы начали с транспорта? Потому что это было сложнее и одновременно доступнее всего. Вы ведь знаете, что метро – это стратегический объект, часть министерства обороны. Получить доступ, и наладить отношения с ним было непросто. Но дело в том, что транспорт – это единственное место, где уже существуют бесконтактные считыватели. И потом – таким образом мы сразу привлекаем широкую аудиторию. Даже если у 10% петербуржцев появится NFC-чип, лед тронется.

QR-коды – это старье. Они активно рекламируются в России, но с развитием NFC-сервисов о них позабудут. Одно дело вы прикладываете мобильный к картинке, фотографируете и смотрите на сайте, что это такое. Другое – моментально считываете информацию даже без подключения к интернету. Через два-три года вы сами будете прикладывать телефон всюду – к афишам, рекламе, визиткам, дисконтным картам, другим телефонам. И будете оплачивать, таким образом, транспорт, билеты в кино, все-все-все.

Google увидел в NFC будущее рекламы. И когда около года назад объявил, что бросает на эту технологию самых светлых людей, пошло большое движение: следующий телефон Apple, думаю, будет со встроенным NFC. Потенциальный рынок NFC измеряется в сотнях миллиардах долларов, он просто огромен, и сейчас многие готовят подобные проекты.

Сегодня я вложил в развитие NFC 10 миллионов долларов – инвесторов и собственных средств. И пока не заработал ни цента. Я просто верю, реально верю в эту технологию настолько, что пока не останется ничего – дома, машины, штанов – я все вложу.



Я привык, что у нас в Долине все равны. Сегодня ты президент, завтра – инженер. Мы все были там и тут, и это нормально. Поэтому для меня дико наблюдать, как российский босс командует своими подчиненными, будто перед ним рабы. Мне говорят: нужно жесткое обращение, чтобы народ не расслаблялся…Бред! Почему? С людьми нужно общаться по-человечески. Ты не можешь рявкать на всех просто потому, что ты начальник. Нужно уметь терпеливо объяснить стратегию, показать направление.

С другой стороны, я заметил, что российский топ-менеджмент обязан вникать в малейшие детали реализуемых проектов, поскольку подчиненные порой вовсе не проявляют инициативности. Во многих местных компаниях дисциплина, как в армии (возможно, потому что многие из нее вышли?). Передо мной часто буквально отчитываются – «все понял, так точно». Или моя «любимая» фраза в России – «Михаил! (а меня, кстати, зовут Миша) Поставьте конкретную задачу и скажите, как ее решить». И такое говорит человек на уровне старшего менеджера или директора предприятия. А ведь если мне придется ставить задачи и давать решения – я его уволю, зачем мне такой руководитель? Все-таки есть в управлении российских компаний что-то совершенно ненормальное для меня.

Ненавижу Москву, все эти пробки. После жизни в Бангкоке, Японии сидение в машине вызывает у меня физическое отвращение. И еще: если я говорю, что буду на месте во столько-то, я там буду. А москвичи – час-два-три, просто не появляются: «пробки, ты ж понимаешь». Нет, я не понимаю. Реально не понимаю наплевательского отношения к времени другого человека.

У меня сильна лояльность к людям, я им доверяю, и ожидаю от них того же самого. Я всегда руководствовался доверием к людям. К сожалению, бывало, что в России я верил недостойным людям, жуликам. Ведь в Америке, особенно в Силиконовой долине, редко встречаются Остапы Бендеры. Тем более мне везло – я общался с очень светлыми людьми, замечательными изобретателями. Впрочем, у русских чутье в 100 раз сильнее, чем мое – они видят этих товарищей за километр. Теперь я и сам более внимателен, настораживаюсь, когда человек слишком много красиво говорит.

Я верю в карму: ты не можешь всю жизнь обманывать, искать легкие пути. Ну не работает так жизнь.

Правило номер один – правил нет. Я научился этому на деловом и личном опыте. Например, у нас дома был белый диван, на котором по правилам бывшей жены могли сидеть только ее подруги, приходившие в светлых платьях. Не дай бог, его касались сын, я или мои друзья – это был скандал на неделю. И таких нелепых запретов было очень много. Любые надуманные правила нас ограничивают.

Для меня главное – проснуться и знать, что я сделал все, что мог для достижения поставленной цели. Что в процессе я никого не подставил, что я все делаю по реальным правилам жизни, а не по каким-то жульническим канонам и могу, не стыдясь, смотреть на себя в зеркало.

Я с трех лет играю в хоккей. Эта игра – выход всех эмоций, особенно негативных. Хоккей – жесткий спорт, там глаз за глаз на физическом уровне. Одна из немногих игр, где можно реально кого-нибудь ударить, не вредно, но серьезно наехать, и получить от этого огромное удовольствие.

Фото и интервью: Зоя Лисина
Материал был опубликован в федеральном издании Chief Time за июнь 2012 года.




Livejournal
(Голосов: 11, Рейтинг: 3.73)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Профессионально и качественно сделанный журнал. Среди героев «проходных» персон нет – все яркие, интересные личности, со своим взглядом на жизнь и события, в ней происходящие...

Владимир Седов, основатель и владелец компании «Аскона»