бизнес журнал

Олег Сысуев

Олег Сысуев

«Все нужно делать на рыночных принципах»

Государство постепенно становится главным игроком на российском банковском рынке. По какому сценарию будет развиваться банковская система, каковы перспективы у региональных банков и нужна ли России национальная платежная система, Chief Time спросил первого заместителя председателя совета директоров ОАО «Альфа-Банк» Олега СЫСУЕВА.

Сценарии развития

— Года три тому назад, в разгар финансового кризиса, часто звучали прогнозы, вроде того, что «к 2012 году количество банков в России будет измеряться двузначным числом». Укрупнение, конечно, идет, но совершенно не такими темпами. Сколько банков, на ваш взгляд, останется в России, скажем, лет через несколько?
— Мне кажется, что сценарии, связанные с изменением количества банков, полностью зависят от состояния экономики. А оно — от концепции, которая реализуется властью и которая основана на эксплуатации полезных ископаемых. Если сравнивать с 2009 годом, то в этом смысле ничего не изменилось. Если и дальше ничего не изменится, если цена на нефть останется на сегодняшнем уровне, то все будет развиваться ровно так же: ни шатко, ни валко. Мы не увидим каких-то рывков в смысле изменения количества банков, конфигурации российской
банковской системы.

Если же предположить сценарий какого-то драматического падения цены на нефть, тогда, мне кажется, фатальные изменения в банковской системе будут происходить. Но они будут связаны не с «реализацией концепции», а с реализацией сценария урагана (смеется). То есть банки будут разоряться, банкротиться и будут исчезать, как в 1998 году.

— А какое-то реформирование банковской системы — такой сценарий возможен? Скажем, если Банк России всерьез возьмется за внедрение требований базельских соглашений — «Базеля-2», «Базеля-3»? Или если случится что-то совсем глобальное и изменится парадигма российской экономики?
— Сценарий, когда российская банковская система претерпит свои изменения на основе институциональных реформ, значительно менее вероятный. Я имею в виду такие реформы, которые изменили бы парадигму российской экономики. Когда вместо того, чтобы основываться на «стабильности» и экономическом росте только за счет добычи полезных ископаемых, мы бы жили за счет каких-то других вещей, связанных с инфраструктурой, с новыми технологиями, с инновациями. Признаки таких перемен вроде бы есть. Сейчас много говорят об инновациях: Сколково, «Роснано» и прочее. Но все то, что у нас происходит в этом направлении, — такое искусственное внедрение современных экономических процессов — это, безусловно, все «потешные» изменения. К глубоким институциональным переменам они не приведут. Поэтому, я думаю, что наиболее вероятный сценарий — когда все будет развиваться так же, как и вчера, как и сегодня. Разумеется, Центробанк будет увеличивать требования к капиталу банков, ужесточать требования, связанные с отчетностью, с достаточностью капитала. Конечно, региональным банкам будет все тяжелее и тяжелее.

Есть и другая сторона. Финансовые менеджеры компаний становятся гораздо грамотнее. Они выбирают банки, которые не только надежны, но и обладают богатством современных технологий, а это, как правило, крупные банки.

— А что могут предложить местные банки?
— Да, в общем, то же, что и раньше: родственную близость в прямом смысле этого слова. Это знание клиента с детского сада, со школы. Репутация банка, которому доверяют, который не подведет. Но уверяю вас, что он подведет, когда настанет время «Ч». У нас еще хватает «отмывочных» контор, которые находятся под вывеской банков. И «бухгалтерий», которые, по сути, являются не банками, а расчетными конторами каких-то компаний. Все это будет сокращаться. В середине октября я был в Хабаровске, и у меня была возможность сравнить ситуацию там с тем, что я видел четыре года назад. Заметно меньше стало присутствие в рекламном пространстве этого города местных, региональных банков. А ведь там была очень сильно развита именно такая, региональная составляющая банковской системы — просто в силу объективных причин, удаленности от центра. А сейчас...

Например, нет уже такого крупного игрока, как «Далькомбанк». Хотя это был первейший банк в Приморье, но его только что поглотил «МТС-Банк». Сейчас на месте Далькомбанка красуется бренд молодого сетевого столичного банка, принадлежащего крупной корпорации.

— Самара в этом смысле не исключение? Какова перспектива наших региональных банков?
— Знаете, задают еще один вопрос. Острый, но очень интересный и правильный: а нужны ли они кому-то? По нашему опыту, они не нужны. Никому. Мы, естественно, тоже «входили в эту реку» года четыре назад, когда думали, что надо обязательно проявить активность на рынке слияний и поглощений в банковской системе.

— Момент вполне подходящий. Кризис, многие региональные банки просто рады были продаться.
— Да. Мы купили, поглотили один из крупнейших банков Урала и Сибири, «Северную казну». Большой банк, который славился своей технологией, бренд звучный и т.д. Но утверждать, что мы взяли банк, его клиентскую базу и сразу стали зарабатывать на этом, — нет. Сначала пришлось очень серьезно потрудиться. Наш опыт показал, что даже достаточно крупный региональный банк с точки зрения полезности его поглощения – вопрос очень неоднозначный. Я думаю, что из банков такого же масштаба, как «Северная казна», или мельче очень немногие станут интересны для других крупных федеральных игроков. И со временем они умрут сами по себе. Не завтра, разумеется, но это все равно случится.

Государство наступает

— Какие возможности для развития сегодня у российских частных банков? В первой двадцатке все больше банков либо с государственным участием, либо полностью государственных…
— Совершенно верно. Мне не хочется верить, что это связано с реализацией некой государственной концепции. Скажем так, «концепции усиления роли государства в экономике вообще и общественной жизни в частности». И, добавим, попрания при этом интересов частника, попрания идеи развития частного бизнеса вообще. Верить в это не хочется, но факты показывают, что это происходит. Во-первых, именно банки с государственным участием в первую очередь допущены до пользования дешевыми ресурсами. В этом смысле их преимущество никто не ограничивает.

Второе. Именно государственные банки зачастую пользуются очень своеобразным поведением государства в области финансирования государственного заказа. Поведением, которое, как нам кажется, нарушает антимонопольное законодательство. В особенности это касается государственного оборонного заказа, когда предыдущий министр обороны, особо никого не стесняясь, отдавал письменные распоряжения: какие из государственных банков должны финансировать конкретные оборонные заказы.

Мы ведь ничем не хуже и тоже претендуем на то, чтобы финансировать государственный оборонный заказ. Зачастую даем лучшие условия, чем государственные банки, да и в скорости мы их опережаем. Понятно, почему: мы частный банк, «волка ноги кормят». Мы готовы конкурировать на рыночных условиях, мы сторонники конкуренции, это наш принцип. Однако выбор делается не на рыночных принципах.

— С чем связано такое вот огосударствление банковской системы? С тем, что государство сегодня — самый крупный игрок на российском экономическом поле?
— Да, при такой цене на нефть, как сейчас, самый богатый, самый состоятельный участник экономического процесса — это государство. Бюджет тоже сильно влияет на банковский рынок. Все-таки синдром «заводской трубы» — надо обязательно общаться со Сбербанком, с Внешторгбанком — очень силен на всех уровнях. Поэтому им зачастую отдают все бюджетные проекты, зарплатные проекты, финансирование муниципального и регионального заказа, финансирование реализации государственных программ, связанных со строительством олимпийских объектов, со строительством объектов АТЭС, с финансированием зерновых интервенций и много чего еще.

Но мы чувствуем и другое. Например, то, что для государства Альфа-Банк — это некий символ. Знак того, что российская экономика находится в цивилизованном рынке и что частный банк тоже может успешно работать. Нам это зачастую помогает найти понимание при отстаивании собственных интересов.

Еще одна «игла»

— Рынок пластиковых банковских карт считается одним из наиболее перспективных направлений. Все больше банков-эмитентов, которые присоединяются к этому глобализованному рынку. А что будет происходить с международными платежными системами?
— Я считаю, что рынок платежных систем достаточно давно и хорошо структурирован, если иметь в виду международный рынок. Мы, конечно, можем ожидать каких-то объединений, но они будут все-таки носить очень рыночный характер. Мне кажется, что сейчас достаточно оптимальная, конкурентная ситуация.

— Будет ли Россия создавать общенациональную платежную систему? Разговоры об этом периодически возникают, но в реальные действия не воплощаются. Каковы шансы действующих российских платежных систем, той же «Золотой короны», например, стать общенациональной?
— Что касается национальной платежной системы, то я не считаю, что ее создание экономически обоснованно. Я не считаю, что нужно тратить на это деньги, тем более отдавая приоритет какому-то одному игроку, одному банку. Известно, что с этой идеей носился Герман Греф, считая, что именно Сбербанк должен быть в этом смысле центральным. Такой вариант был бы реализацией желания монополии. Но у нас зачастую на экономические решения — и это тоже подтверждено практикой — сильное влияние оказывает политика. Национальное! Свое! Так сказать, «мы не лыком шиты» — в противовес экономической целесообразности. Если такое решение будет принято, я отнесусь к нему отрицательно.

— Российское правительство анонсировало введение в стране Единой пластиковой карты — и паспорта, и ключа к государственным услугам, и инструмента для осуществления платежей. Есть ли у «Альфа-Банка» планы стать одним из банков-операторов Единой пластиковой карты?
— Мы будем исходить из условий, которые будут предложены банкам-операторам. Пока же я вижу, что это еще один камень в то «здание», о котором мы с вами говорили: это усиление роли государства. С общих позиций хорошо, когда у человека будет карта, которая обеспечит простой и удобный доступ к исполнению любого сервиса: будь то оплата коммунальных услуг, медицинская страховка, какие-то социальные функции, связанные с льготами, и так далее. Но еще раз повторю: это будет противоречить принципам рыночной экономики и конкуренции. Это та же самая «игла». Сегодня экономика сидит на нефтяной «игле», а здесь она будет пользоваться «иглой» под названием «платежная система». Которая может рухнуть — при определенных условиях.

Понимаете, когда говорят о необходимости ограничить наличный оборот какими-то разумными суммами, мы это поддерживаем. Мне кажется, что по факту в мире это уже произошло. Когда где-нибудь в Европе видишь нашего туриста с банкнотой в 500 евро в магазине и напротив него сумасшедшие глаза продавца... Сразу понимаешь, что в этом мы отстали. Но все нужно делать на рыночных принципах.

Текст: Павел Шахнюк
Материал был опубликован в региональном выпуске журнала Chief Time Самара за ноябрь 2012 года



Livejournal
(Голосов: 2, Рейтинг: 3.44)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Важной отличительной чертой Chief Time является подход редакции к материалам: они уделяют особое внимание персонам с интересными и нестандартными идеями в работе и своей жизни в целом...

Филипп Кальтенбах, генеральный директор ООО «Индезит РУС»