бизнес журнал

От борьбы производителей – к экономике солидарности

От борьбы производителей – к экономике солидарности

Александр Бузгалин, российский экономист, профессор МГУ, директор Института социоэкономики Московского Финансово-Юридического Университета о конкуренции.

Слово «конкуренция» довольно многозначно. Оно присутствует и в обыденном языке, и как научное понятие. Причем разные школы экономической теории по-разному определяют эту категорию. Есть конкуренция как взаимодействие животных, борьба за выживание. Есть конкуренция в феодальном обществе, где побеждает тот, кто лучше владеет оружием. В английском языке слово competition означает одновременно и конкуренцию, и соревнование. 

Соревнование существовало в Советском Союзе – между бригадами, например, но вряд ли это было рыночной конкуренцией. 

Традиционно в последние годы под конкуренцией подразумевают рыночную конкуренцию, то есть борьбу частных, обособленных производителей, где каждый – сам за себя. Отсюда – идея свободной конкуренции, которая существует только как абстракция. Как следствие – никакого сочувствия к конкуренту, ибо это правило конкуренции. Как говорится, бизнес – ничего личного. И это не негативное понятие. С точки зрения австрийской экономической школы, к которой я отношусь сугубо критически, конкуренция – это единственный двигатель прогресса, повышения производительности труда и улучшения качества продукции, снижения цен, развития предпринимательства, новаторства.

Убежденность в том, что конкуренция является единственным способом движения вперед, – миф. Миф, потому что человечество очень долго жило до рынка и частично уже сегодня живет в пострыночном мире. Иными словами, экономика может развиваться и развивается, в том числе, и не по законам рынка. 

Под воздействием морока

Старые стимулы, когда надо было производить обязательно дешевле и/или лучше качеством, иначе у тебя не купят, сейчас работают очень слабо. Сегодня крупнейшие корпорации раскручивают так называемые бренды. Потребитель фактически находится «под гипнозом», в поле влияния. Знаете, как волшебник наводит морок? Так вот, потребитель находится под едва ли не определяющим воздействием таких мороков. Он мечтает купить не квас, а слабый раствор ортофосфорной кислоты (колу), ибо в этом случае у него все будет «Кока-Кола», а если он купит другую разновидность того же раствора, то он будет принадлежать к «поколению Пепси». 

78f16cc8a9f11a7ae3a375e73c80e0e9.jpg

Сегодня доминирует продвижение товаров-симулякров. Симулякр – это не ругательство, это научный термин постмодернизма, он обозначает как бы полезное нечто. «Как бы» – типичное для современного молодого поколения выражение, но в данном случае очень точная характеристика. Мы покупаем сегодня «как бы товар». Когда барышня приходит в магазин, смотрит на подкладку платья, там пришита брендовая марка – значит, это шикарное платье, даже если оно криво сострочено. Если там написано «Красная швея», то это плохой товар. Создается симуляция качества, которая подавляет человека. То же самое происходит, например, в ресторане. Стало правилом в дорогих московских ресторанах есть брендовый товар: какое-нибудь мясо, которое вырезано из какой-то части барашка по имени …., которого пас пастух Смит на Грин-Хилл в таком-то стаде в Австралии, и которого доставили вам свеженьким на самолете. И дальше в меню – описание на полстраницы. И вы платите за него 250 долларов и не знаете, что вы едите: то ли обычную корову, то ли действительно кусочек экзотического мяса. Это – симулякры. 

Повторю: конкуренция сегодня во многих случаях – это не столько свободная игра на свободном рынке (у кого лучшее качество и ниже цена), сколько сознательное манипулирование потребителем. Малый и средний бизнес в этих условиях, как правило, просто приспосабливается к ситуации, он вынужден либо работать на крупную корпорацию в качестве субпоставщика, либо искать оставшиеся свободными ниши взаимодействия с поставщиками и потребителями. Можно также морочить голову покупателю, писать, что вы продаете не просто огурец, а огурец, который выращивался специально для вас фермером, который живет в районе, где нет ничего экологически грязного... 

Альтернатива классической конкуренции

Наверное, у большинства современных мужчин есть потребность в «Феррари» или крутом джипе, переделанном из американского военного «Хаммера». Но платежеспособного спроса нет. В этом разница между потребностью и спросом. Кроме того, потребность может быть в чем-то таком, что не имеет денежного выражения. Любовь, в отличие от секса, не покупается, и человеческая дружба тоже. Поэтому работник, бизнесмен, предприниматель может ориентироваться на действительную потребность, когда человек заплатит за действительно необходимый для его развития и развития общества продукт или услугу разумные деньги, чтобы производитель мог работать. Но это не обязательно обеспечит предельно высокую прибыль. Это будет стабильное удовлетворение реальных потребностей, а не игра по правилам, разрушающим человека и экономику.

Наряду с экономикой, основанной на конкуренции, есть и «экономика солидарности». Это понятие и эта практика присутствуют и на Западе, и в Латинской Америке, отчасти и в России. Это подразумевает долгосрочное сотрудничество, партнерство, ориентацию на удовлетворение реальных потребностей человека, а не на максимизацию прибыли любой ценой. Сейчас появляются в больших и малых городах кафе, куда люди приходят даже со своей едой – пообщаться, посмотреть интересные программы. Возникает культурный центр для общения. Эта система работает на самоокупаемости, прибыль очень невелика. Но здесь уже начинается диалог Человека с Человеком. 

maxresdefault.jpg

Много форм экономики солидарности можно найти в интернете: викиномика, краудсорсинг и краудфандинг – одни из наиболее известных примеров. Это уже не совсем бизнес. Например, один из источников финансирования Лувра сегодня – это деньги, которые «толпа» перечисляет со своих мобильных телефонов. 

Еще один интересный аспект солидарности – это отношения между бизнесменами, когда вы разрабатываете совместные проекты, строите долгосрочные партнерские отношения. На Западе это характерно и для небольших предприятий, особенно в сфере инновационного бизнеса, и для крупных корпораций – появился даже особый термин «кооперативный капитализм». Компании далеко не всегда заинтересованы в утоплении конкурента – они заинтересованы в поддержании сети предпринимателей, работающих для развития. Другое дело, что это упирается в доверие, а доверие в нашей стране – это проблема.

Однако наиболее важная сфера экономики солидарности – это кооперация работников. В мире немало предприятий, главными акционерами которых являются сами работники. В Испании Мондрагонская сеть кооперативов успешно развивается вот уже более пятидесяти лет; сейчас это совокупность предприятий, годовой объем производства которых превышает 10 млрд. долларов.

Возможны и более мягкие формы отношений солидарности. Участие работников в управлении своим предприятием – так называемый партисипативный менеджмент – сегодня все шире развивается на предприятиях ЕС, в Японии. Особенно эта модель характерна для креативных корпораций, где привлечение работника к управлению – это не менеджмент «кухарок», а консультации со специалистами, уровень образования и профессионализм которых зачастую выше, чем у хозяев такого предприятия.

Таким образом, не следует считать, что без конкуренции нет экономики. Да, сегодня эта форма взаимодействия агентов экономики господствует, но мир меняется, причем иногда до чрезвычайности быстро… 

Интервью Тимофей Кареба
Материал опубликован в журнале Chief Time#28, август 2013 года

Читайте также:

Владимир Гусев - Директор Государственного Русского музея о том, как не превратиться в «сороконожку», о пользе академической гребли, сопричастности к истории, современном искусстве и спасении Малевича от советских комиссаров...

Михаил Уржумцев: «Найти топ-менеджера – главная миссия акционера» - Генеральный директор «Мэлон Фэшн Груп», один из обладателей независимой бизнес-премии Шеф Года, рассказал Chief Time о своем опыте работы со шведским акционером, а также о том, как собственнику эффективно контролировать бизнес, не управляя им каждый день...

Олег Сысуев: «Все нужно делать на рыночных принципах» - Государство постепенно становится главным игроком на российском банковском рынке. По какому сценарию будет развиваться банковская система, каковы перспективы у региональных банков и нужна ли России национальная платежная система, бизнес-издание Chief Time спросил первого заместителя председателя совета директоров ОАО «Альфа-Банк»... 


Livejournal
(Голосов: 2, Рейтинг: 3.44)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Спасибо команде Chief Time за полезную  деловую информацию, за возможность иметь представление о том, что происходит в деловой среде нашего города, о людях, которые  создают эту среду. 

Эльчин Алескеров, генеральный директор стоматологической клиники Dental House