бизнес журнал

Петр Иванов

Петр Иванов

Глава скандально известной, благодаря выигранным у Сергея Полонского судам, компании ФЦСР – о выживании как главном тренде российского строительства.


Как вы попали в строительный бизнес?
Все банально. До 1994 года я преподавал микробиологию в МГУ, был кандидатом наук. Женился, нужна была квартира, а купить жилье с зарплатой преподавателя было нереально. И тогда я организовал фирму для строительства микрорайона в Филях. В тот момент здесь был аэродром, завод имени Хруничева и хаотичный самострой из гаражей, в которых производили пиратские диски для Горбушки (рынок электроники в Москве – Chief Time). Мы этот микрорайон частично отстроили заново, частично реконструировали. Делали из старого района новый, с сохранением тех домов, которые не подлежали сносу. Всего 30 жилых объектов – около 300 тысяч метров. В результате цены на квадратный метр в квартале выросли вдвое.

Пригодились навыки микробиолога в строительстве?
Микробиология – всего лишь некий этап в квалификационной характеристике. Строительным бизнесом люди занимаются и без специального образования. Более того, в 1990-х специалисты из домостроительных комбинатов последними пришли на рынок. А первыми были такие вот микробиологи-авантюристы, как я.

Как вам удалось отстроить с нуля компанию, да еще и без специальных знаний?
Ответственность заставляет развиваться: учиться новому, подбирать знающих людей. Кадры – это очень важно. Вначале я мало понимал в строительстве, зато набрал команду профессионалов и спланировал работу на много лет вперед. Мы регистрировали все уставные документы на личные адреса и домашние телефоны. Некоторые мои партнеры называли юридические лица именами близких людей. Мы вкладывались в бизнес с перспективой передать его потом детям. Бизнес был для меня очень личным, семейным делом.

В Европе жилье стараются сделать максимально комфортным – и при этом экологичным. Какие тренды сейчас на российском строительном рынке?
Строительный рынок, особенно в России, не быстро отзывается на веяния моды. Подготовка проектной документации и ее согласование занимают 3–5 лет, 1–2 года – само строительство, еще столько же – запуск в эксплуатацию. Квартальная застройка – это больше десяти лет! А политическая и экономическая ситуация меняются за два-три года. Сейчас достраивается то, что было заморожено из-за кризиса. И до сих пор мы живем как на вулкане. Так что можно сказать, что главный тренд – выживание.

В чем это выражается?
Проект квартала Фили-Давыдково, где мы с вами сейчас сидим, утвердили в начале 2000-х. С тех пор несколько раз менялись нормы по плотности (количество квадратных метров застройки на метр земли – Chief Time) и инсоляции (время, когда квартира освещена солнцем – Chief Time). С прошлого года нас обязали устанавливать оборудование для инвалидов: пандусы, поручни, широкие двери. А с пандусами все не так просто – под них нужен фундамент специальной формы, который не производят на заводе, как остальные типовые сооружения…

Какая часть проекта меняется до начала строительства?
Около 20%. Изменяется взаимное расположение объектов, ориентация по сторонам света, число детских учреждений и поликлиник, теплодинамика, энергосбережение. После взрывов в Москве ужесточили требования к несущим конструкциям. Они должны строиться с расчетом на так называемое «прогрессивное обрушение» – чтобы, если некоторые несущие конструкции разрушатся, не рушился бы весь дом по принципу домино. Меняются противопожарные нормативы. Раньше средний рост пожарных был метр восемьдесят – а теперь больше двух. И все приборы отопления должны быть установлены выше, чтобы пожарные не задевали их головой.

Дома, которые вы сейчас проектируете, – чем они отличаются от уже построенных?
Сейчас, по сравнению с 1990-ми, большим спросом пользуются квартиры с рациональным планированием. Скорее купят четырехкомнатную квартиру площадью 110 квадратных метров, чем трехкомнатную в 180 «квадратов». Жители мегаполисов переселяют семьи в загородные коттеджи, а городская квартира становится «перевалочным пунктом».

Есть новые технологические решения, которые вы хотели бы ввести?
Те, что связаны с энергосбережением. Например, вы сливаете в канализацию горячую воду и фекалии. Сейчас в Европе научились это тепло нехитрым и недорогим способом регенерировать в отопление. Нам поступают предложения от прибалтийских компаний установить такое оборудование, но мы не можем его согласовать! Это касается и других новшеств: есть технологии использования тепла грунтовых вод, земной коры, есть солнечные батареи, наконец, – все это позволяло бы экономить до 80% затрат на электроэнергию. В Москве были эксперименты по использованию альтернативных источников энергии, но они ничем не закончились. Кто-то посчитал, что все эти новшества не нужны, когда можно с запасом брать деньги налогоплательщиков, жечь нефть и на всех этапах зарабатывать.

Вы же говорите, что стандарты меняются постоянно. Почему бы не объединиться с коллегами и не предложить изменения?
Мы это делаем по мере возможности. Проблема в том, что 70–80% строящегося жилья в Москве – панельное. Для введения ряда новых технологий пришлось бы менять производственную линию, а это слишком дорого.
Я и мои коллеги не раз поднимали вопрос о необходимости реконструкции кварталов целиком, а не их частей. Благодаря этому мы могли бы не только серьезно обновить жилой фонд, но и способствовать решению транспортных проблем столицы. Пробки в Москве возникают не только на широких проспектах, но и на внутриквартальных улицах, которые из-за градостроительных ошибок прошлого невозможно увеличить. Сейчас мало кто из девелоперов связывается с реконструкцией кварталов. Это напоминает хирургическую операцию: там вырезали кусок теплосетей, здесь встроили – и надо постоянно следить, чтобы весь организм дышал, вода текла, батареи работали… Кроме того, часто приходится разбираться с возмущенными жителями.

А что касается архитектуры?
Я родился на Ленинском проспекте, рядом с Университетом. И сейчас мне неприятно приезжать в этот район. Мой дом был построен в конце 1950-х, это памятник архитектуры. Потом в разные годы квартал достраивался. И видно, что превалируют архитектурные пристрастия администрации, а не эстетика. В Москве каждый архитектор мнит себя Ле Корбюзье. Я считаю, что лучше запретить архитектурные излишества совсем, чем городить колонны на колоннах.
В России пока еще превалируют восточные вкусы: любят золото, лепнину, чтобы было «богато». Поэтому мы выбираем компромиссный вариант: чтобы и богато, и без излишеств. Я бы и рад построить ультрасовременный стеклянный дом, но кто будет покупать в нем квартиры?

Сейчас не каждый покупатель готов приобретать жилье и в панельных домах.
В Москве сегодня строится преимущественно жилье по индивидуальным проектам. Например, наш проект реконструкции квартала 1 и 2 в районе Фили-Давыдково в Западном округе Москвы предполагает строительство монолитных домов даже для переселенцев из сносимых пятиэтажных «хрущевок», хотя раньше застройщики предпочитали возводить для них панельное жилье. В рамках этого проекта уже ведутся работы по внутренней инженерии, начинаются фасадные работы. Темпы строительства дают все основания надеяться, что уже в этом году жильцы смогут получить ключи от квартир в первых трех домах квартала.

Насколько я знаю, вокруг этих домов возникали споры…
Предыдущие строители – компания «Миракс» Сергея Полонского – собрали с дольщиков более 5 миллиардов рублей, вложив в стройку менее половины этой суммы. Остальные деньги были выведены на другие счета. В итоге стройка встала, сотни обманутых дольщиков обещали перекрыть Кутузовский проспект. Так как строительная площадка была оформлена на ФЦСР, мы приняли решение возобновить строительство. Из-за того, что «Миракс» нам активно препятствовал начать стройку (хотя все суды были на нашей стороне), работы возобновились лишь в сентябре 2011 года.

Интервью: Полина Быховская

Фото: Валерий Белобеев

Материал опубликован в федеральном выпуске журнала Chief Time за февраль 2012 года.




Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Сотрудничество с редакцией Chief Time — одно удовольствие. Это всегда интересное человеческое общение с восхитительным результатом.

Олег Никифоров,  генеральный директор и совладелец Richness Realty