бизнес журнал

Сергей Алексеев

Сергей Алексеев

Выставки – это моя жизнь. Недавно заполнял анкету для получения одной правительственной премии, и на вопрос «что вы создали» взял, и написал «современную выставочную отрасль в России». Мне, конечно, ни черта не дали.

Когда я оканчивал музыкальную школу по классу кларнета, мой учитель сказал: музыкантом ни в коем случае не становись, Сережа, иди в какое-нибудь другое дело. А потом замдиректора ПТУ, где я работал, научил творческому походу. Он показал, что нельзя просто тянуть лямку. Пришел на работу – придумай чего-нибудь новое.

Когда я узнал, что «Газпром» собирается строить в Петербурге огромный выставочный комплекс «ЭкспоФорум» за миллиард долларов, понял – мы не сможем конкурировать. У «Ленэкспо» (до недавнего времени единственная крупная выставочная компания в Санкт-Петербурге – Chief Time) были ограниченные возможности, долги на 400 миллионов рублей, которые мешали развиваться (причем залезли мы в них, чтобы по просьбе городского правительства построить конгресс-зал для Петербургского экономического форума). И потом соглашение с «Газпромом» подписала лично Валентина Матвиенко...alx_2.JPG Последующее поглощение было самым трудным решением в моей жизни, я серьезно заболел. Понимая, что потеряю и влияние на процессы, и близких людей, первым инициировал продажу акций «Ленэкспо» «Газпрому». Мне казалось тогда, что надо пожертвовать чем-то, чтобы наработанное за 20 лет – не пропало. Видимо, это старое воспитание: прежде думай о родине, а потом о себе.

Без работы сидеть нельзя. Ты же умрешь сразу

За время работы я дважды выгонял всю команду. Первый раз остались только уборщица и пиарщица, потому что остальные люди стали работать на карман себе, лазили по стендам, обворовывали иностранных участников. Криминальные люди были.

Сообща работать мало кто умеет. И это самая главная беда в России. На правительство льют, на Путина, на Медведева, а ведь какие люди – такое и правительство.

Второй раз команда не была согласна с моей концепцией. До 1989 года мы подчинялись торгово-промышленной палате СССР, а я сказал, что все, ребята, кончаем, отрываемся от Москвы и становимся самостоятельным предприятием. Многие испугались и сами ушли, кого-то я выгнал, потому что строили козни. Большинство людей боятся перемен. Но если есть хорошая продуманная стратегия – бояться не надо.

Что главное в управлении? Прежде всего, планирование. Потом знание экономической ситуации, законов маркетинга. Умение сконцентрироваться важно, ведь непредвиденных обстоятельств, особенно в России, много бывает. А еще есть такое понятие, как интуиция, ей надо доверять. Отдельный пункт – подбор персонала, хорошие отношения с подчиненными.

alx_3.JPGЛучше сотрудникам не навязывать решения, а потихоньку подводить их к ним. Нужно уметь понимать недостатки людей.

Если сотрудники заработали, им надо платить. Для нас это всегда было самым главным – выполнять свои обязательства перед персоналом. Сейчас пишут – то тут деньги не платят, то там. Так вот, у меня за 25 лет работы генеральным директором «Ленэкспо» не было ни одного срыва зарплаты. Помню, в 1991 году, когда Горбачев заморозил валютные счета в банках, я договорился с немцами, что они оплатят наличными аванс за выставки, взял чемодан, полетел в Германию на самолете – и буквально этим же самолетом вернулся обратно, только чтобы вовремя людям заплатить.

Одна из самых удачных выставок Петербурга, которая занимает 4 место в мире, – судостроительная «Нева». Она для нас очень важна, потому что в Питере вообще сложно делать выставки. У нас хорошие люди, прекрасный город, но бизнеса нет (развит практически только ритейл). Поэтому надо держаться строго тех отраслей, которые могут здесь прогрессировать. А у Петербурга всегда было три кита: судостроение, энергетика и транспортный узел.

Где мы провалились? Была в Петербурге, например, огромная пивная выставка. Делали ее совместно с немцами. И все было хорошо до тех пор, пока не монополизировали нашу прекрасную «Балтику». Раньше в городе было много пивоваренных компаний – «Степан Разин», «Бавария», «Вена» и так далее, но больше их не существует, их скупили два монстра. А когда все куплено, нет конкуренции – выставка не нужна. Но разве вы пьете сейчас эту «Балтику»? И я – не пью. Потому что когда нет конкуренции, нет выставок, все неизбежно идет крахом.

Выставки – это показатель рыночной активности

Вы будете в интернете машину покупать? Я – нет. Люди одежду покупают онлайн, а потом половину возвращают. Человек так устроен – пока не пощупает, не поймет. Поэтому выставки будут всегда. Другое дело, что с учетом интернета и социальных сетей они просто меняют свое лицо. В реале выставка прошла, а в сети ее аналог идет целый год.

Поэтому интернет не убивает выставки, наоборот – обогащает. В России сейчас проводится около 1200 выставок в год, в мире – 3,5 миллиона.

У меня есть не очень хорошая черта – когда предлагают, не могу отказывать. Никак, например, не хотел становиться президентом Санкт-Петербургского парусного союза – там сложная работа, все развалено, матчасти нет, денег нет, надо их добывать, дружить с властями... Но пришла делегация, расплакались старые яхтсмены, мои друзья, – займись, а то пропадет парусный спорт. Пришлось взять и эту должность.

Я стараюсь здоровый образ жизни вести: не употребляю алкоголь, не курю, до сих пор занимаюсь парусным и конным спортом (у меня лошадь есть), каждый день полтора часа делаю зарядку, плаваю в бассейне. Активность очень нужна. Если перестаешь работать, бог карает тебя за это – становишься старым и дряблым.


Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Спасибо команде Chief Time за полезную  деловую информацию, за возможность иметь представление о том, что происходит в деловой среде нашего города, о людях, которые  создают эту среду. 

Эльчин Алескеров, генеральный директор стоматологической клиники Dental House