бизнес журнал

Виктор Вексельберг

Виктор Вексельберг

Мы, олигархи, — не длинная рука Кремля

Российский миллиардер Виктор Вексельберг не хочет, чтобы его ассоциировали с другими олигархами. Он держится в стороне от политики и предпочитает заниматься созданием российской экономики высоких технологий.

- Проект «Сколково» направлен на то, чтобы создать российскую Кремниевую долину. Возможно ли, имея достаточное количество денег, создать новую Кремниевую долину практически с нуля?

- Мы не хотим создавать новую Кремниевую долину. Она развивалась при совершенно других обстоятельствах. Ничего не получится, если пытаться просто повторить то, что там было сделано. Мы хотим перенять опыт, накопленный при создании экосистемы Кремниевой долины, и использовать его для реализации наших планов.

- «Сколково» является политическим проектом. Известно, что Россия хочет переориентировать свою экономику и перейти от производства сырьевых товаров к высоким технологиям. Вы были выбраны в качестве координатора проекта «Сколково». Каковы ваши отношения с российской политикой и с Кремлем?

- Прежде всего мне хотелось бы сказать следующее: «Сколково» не является политическим проектом. Действительно, российское правительство и президент Дмитрий Медведев были инициаторами этого проекта. Как вы уже сказали, Россия должна развиваться в направлении высоких технологий. Но речь также идет о том, чтобы изменить менталитет российских ученых. Они должны получить такую среду, в которой они могли бы превращать свои исследования в коммерческие проекты. В последние 20 лет способные люди постоянно уезжали за границу. Одно Сколково не сможет изменить ситуацию. Но оно должно стать пилотным проектом.

- Помимо Сколково, вы еще занимаетесь своим собственным индустриальным конгломератом, стоимость которого исчисляется миллиардами. Вас называют олигархом. Вы сами воспринимаете себя как олигарх?

- Я надеюсь, что после этого интервью слово «олигарх» не будет употребляться перед моим именем, а вместо этого меня будут называть «инноватор» или «координатор проекта «Сколково». Слово «олигарх» передает в очень сокращенной форме то, кем я являюсь.

- На Западе существует немало предубеждений против богатых российских предпринимателей, покупающих фирмы. Как вы однажды сказали, вы сами это смогли почувствовать, когда занимались инвестициями в Швейцарии. Вам понятны эти опасения?

- Прежде всего: со временем опасения швейцарских акционеров уменьшились. И вообще я хотел бы подчеркнуть, что мы, крупные российские предприниматели, отличаемся друг от друга. Нас не надо сваливать в одну корзину. Эти клише, согласно которым российские предприниматели являются длинной рукой Кремля, или другие негативные аспекты, которые с этим связываются, больше не соответствуют действительности. С момента начала экономического развития новой России многое изменилось.

- Многие пытаются понять, каковы источники неизмеримого богатства примерно 20 олигархов? Как вы заработали ваш первый миллион?

- Я уже не так молод и уже более 20 лет работаю в экономике. Свой первый капитал мне удалось получить во время приватизации в начале 1990-х годов. Никто не может отрицать, что шансы тогда были уникальными, и такая ситуация в ближайшее время вряд ли повторится. Однако этими возможностями смогли воспользоваться не только русские. Так, например, компания BP с помощью своего совместного предприятия ТНК-BP смогла получить неплохую прибыль в России. И я не думаю, что акционеры BP критикуют своих менеджеров за то, что полученная ими прибыть оказалась столь высокой.

- В одном из газетных материалов о вас было сказано, что вы потому добились успеха, что не вмешивались в политику. Вы согласны с этим?

- Верно то, что я не вмешиваюсь в политику. Но я бы не стал говорить, что я успешен именно потому, что я в нее не вмешиваюсь. Успешен я по другим причинам.

- Тем не менее говорят, что благодаря вашему сдержанному поведению у вас никогда не было проблем. В отличие от бывшего главы компании ЮКОС Михаила Ходорковского, обвиненного в уклонении от уплаты налогов. Проблемы у него начались тогда, когда он открыто заявил о своих политических амбициях. Это было совпадение?

- Вы только что сказали, что я не вмешиваюсь в политику. Почему в таком случае вы задаете политические вопросы?

- Ок. Вы не хотите об этом говорить. Вы уже имеете на Западе – прежде всего в Швейцарии – несколько фирм. Не собираетесь ли вы выступить в качестве инвестора в Австрии?

- Мое личное участие в проекте «Сколково» связано с моей инвестиционной деятельностью в области высоких технологий. Инвестиции в Швейцарии были сделаны именно в этом секторе. В Австрии мы изучаем некоторые интересные возможности. Но еще слишком рано об этом говорить.

- Вы уже много лет имеете партнерские отношения с двумя австрийскими инвесторами – с Ронни Пециком (Ronny Pecik) и Георгом Штумпфом (Georg Stumpf). Но в последнее время ваши отношения, кажется, несколько поостыли. Почему?

- «Поостыли» не совсем верное слово. В человеческом плане мы по-прежнему прекрасно друг друга понимаем. Но совместных проектов больше нет, и поэтому нет больше и такой интенсивной коммуникации.

Автор: Jakob Zirm.

Источник: Die Presse (Австрия).

Перевод: ИноСМИ.



Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Важной отличительной чертой Chief Time является подход редакции к материалам: они уделяют особое внимание персонам с интересными и нестандартными идеями в работе и своей жизни в целом...

Филипп Кальтенбах, генеральный директор ООО «Индезит РУС»