бизнес журнал

Владимир Пантелеев

Владимир Пантелеев

Chief Time поговорил в Кирове с изобретателем медицинского озонатора, всю жизнь положившим на реализацию своей идеи, но встречающим на этом пути одни препятствия.

На вид Владимиру Пантелееву около 65, но, судя по регалиям и заслугам, истинный возраст ученого – лет 100, не меньше. Владимир Иванович – доктор технических наук, академик Российской академии медико-технических наук, профессор кафедры электротехники и электроники Вятского госуниверситета, автор 150 научных работ и 14 патентов в области озонаторостроения. Его лаборатория в кировском ВУЗе – удивительно плотно заставленный кабинет. Здесь все очень старенькое – от пола до потолка, от шкафов до компьютера, рядом с которым лежат несколько моделей озонатора (синтезатора озона) – главного дела жизни профессора Пантелеева.

В природе озон образуется из молекулярного кислорода при электрическом разряде, например, во время грозы или при воздействии ультрафиолета. Разработка Пантелеева без вмешательства природных сил способна производить дешевый, натуральный, простой в применении продукт, который невозможно подделать. Сегодня озонотерапия широко применяется не только в медицине, но и в косметологии (озон прекрасно «съедает» жир) и даже сельском хозяйстве. Вся Европа очищает водопроводную воду озоном вместо хлорки. Озонированный, очищенный от бактерий воздух витает на продвинутых производствах и в больницах. И так далее и тому подобное.

«Противники у озона, конечно, есть – мол, это вредный окислитель. Но сторонников гораздо больше, потому что лекарства по сравнению с этим газом вреднее в тысячу раз», – замечает профессор. Сам он много лет пьет озонированную воду ежедневно, а когда чувствует себя неважно – проходит курс озонированных физрастворов внутривенно. «Очень помогает, притом, что эта методика лечения – наша, российская. Нижегородские врачи даже зарегистрировали два открытия по лечению озоном онкологии. Вон на Кубе Фиделя уже больше десяти лет держат на озоне, а ведь у него тоже рак», – погружается в воспоминания ученый.



Помощь ближним

Первый медицинский озонатор в России был построен Владимиром Пантелеевым в 1973 году в этой самой лаборатории. Прибор создавался для Нижегородского НИИ травматологии и ортопедии – первыми, кому он помог, были пациенты с ожогами. Кстати, в Кирове, где живет и работает профессор, известен случай, когда сильно обгоревшего каскадера, от которого отказались врачи, удалось вылечить именно с помощью озонатора Пантелеева в домашних условиях. «Я в общем-то технарь, но, занимаясь технической стороной этого дела, стал натыкаться на зарубежные патенты об использовании озона в медицине. И нашим врачам подсказал – смотрите, какое есть направление», – рассказывает профессор. Теперь Нижний Новгород является центром озонотерапии и пионером внедрения этой технологии в стране.

В 1980-х Владимир Иванович помог собрать озонатор одному аспиранту с Кубы, которого в дальнейшем поддержал Фидель Кастро. Теперь у медицинского центра, где тот везучий студент работал, дела идут так хорошо, что раз в четыре года учреждение спонсирует проведение международных конгрессов по применению озона в медицине. «Складывается впечатление, что кубинец «украл» у вас идею?» – спрашиваю я. «Ну что вы, ему я помог, а украли другие», – смеется профессор.



Против потока

Август 1994 года стал началом самого хмурого и непродуктивного периода его жизни. Тогда Пантелеев передал результаты многолетней работы лаборатории – медицинский трубчатый озонатор «ОЗОН-М-5» – нижегородскому предприятию «КБ Квазар», которое решило организовать промышленное производство приборов. «Это были тяжелые времена: мы сидели без денег, их не было даже на автобус, мы ходили пешком. Я лично провел в «Квазаре» больше месяца, привез туда готовые детали, помог наладить производство. Но когда бюро получило всю информацию, то выдало наши труды за свои и не стало оплачивать по договору выполненные работы. Я начал с ними судиться. Думал, что у нас самый справедливый суд в мире, а в реальности столкнулся с ужасными фальсификациями… Так прошла пятилетка. И только недавно я понял, что не надо было тратить на все это время, надо было создавать новый аппарат».

Я отношусь к тому поколению, которое все терпит, со всем мирится


В те пять лет у Владимира Ивановича вообще мало что получалось. Мечтал оснастить озонатором каждый дом Кирова – не смог достучаться до руководства городского управления коммунальным хозяйством, хотя в этом масштабном предприятии на очень выгодных условиях обещали помочь французские коллеги. Тогда же нищую лабораторию покинули молодые специалисты, оставив ее на «старичков», сотрудников университета на пенсии. Видя плачевное положение профессора, ему на помощь пришел сын Илья, который сначала думал просто поддержать отца некоторое время, но так и остался в лаборатории. Несколько лет они вручную делали озонаторы и недорого продавали дружественным докторам в разные медицинские учреждения страны. Пантелеев метался между двух огней – «заграницей», где его встречали как героя, оплачивая все поездки, и местной властью, бизнесом, которых никак не мог убедить в нужности своих изобретений. В 2007 году ученый даже дошел со своими идеями до министра здравоохранения Михаила Зурабова, но, как назло, вскоре после этой встречи чиновник покинул свой пост.



Мировой спрос

«Китайцы меня зазывали к себе. Но я, если честно, боюсь с ними связываться. Все им отдашь – и русский язык позабудешь. А хочется для своей медицины многострадальной работать. Хочется творить здесь. Ведь сколько можно сэкономить средств на лекарствах! Но никому это, увы, не надо. Дело порой доходит до абсурда. Есть в Кирове один свинокомплекс, у которого, как и многих подобных, сегодня большие проблемы: помещения они обрабатывают формалином, а это очень плохая дезинфекция – маленькие поросята заболевают воспалением легких через неделю, их ежедневно пичкают пенициллином, лишь бы не подохли. А мы это все потом потребляем! Я предлагаю свиноводам: попробуйте нашу пушку для обработки воздуха озоновой смесью, она прекрасно убивает бактерии, животные будут здоровы. А они мне в ответ что? А сколько ты будешь нам платить, чтобы мы использовали твой прибор?!», – возмущается профессор.

Китайцы меня зазывали к себе. Но я боюсь с ними связываться. Все им отдашь – и русский язык позабудешь


Молокозавод в селе Вожгалы, который не пожалел на озоновую пушку 30 тысяч рублей, уже избавился от проблем с производством творога. В прошлом, 2010 году, после 18 лет попыток «пробить» массовое производство синтезаторов озона на кировском заводе «Лепсе», оно, наконец, было запущено (предприятие начало выпускать медицинский генератор озона А-с-ГОКСф-5-05-ОЗОН, который в 2006 и 2009 годах был отмечен серебряными медалями на Московском международном салоне инноваций и инвестиций). Толчком к этому событию стал повышенный интерес к разработкам Пантелеева зарубежных компаний. Заявки на прибор поступают из Мексики, Турции, Израиля, Центральной Америки, Эмиратов, Португалии, Австралии. Но профессор все равно недоволен: «Сначала я думал, что запущу серию и можно на этом остановиться. Но пока налаживали производство, технология уже устарела – надо новую. В лаборатории мы ее практически разработали – вот видите, прибор уже с сенсорным управлением, – но не знаю, как быстро мы его запустим на заводе. Кроме того, приходится бороться с руководством предприятия за низкие цены. Я всю жизнь потратил, чтобы сделать дешевый, доступный для нашей бедной медицины прибор. А завод на него цены загибает, потому что на Западе хороший озонатор стоит 12 тысяч евро, а у нас в десять раз дешевле».



Профессор Пантелеев не теряет надежды реализовать свою мечту. И грезит, как придут к нему представители местной власти и как распорядятся они использовать озон для лечения и профилактики разного рода заболеваний в родном городе. Наяву все гораздо печальнее: недавно в родном вузе заговорили о том, что помещение лаборатории нужно освободить. И эту очередную неблагосклонность судьбы профессор воспринимает так, что тибетские мудрецы могут позавидовать: «Я отношусь к тому поколению, которое все терпит, со всем мирится. Я провожу в лаборатории в среднем по 12 часов в день. Жаль, что мои знания здесь не очень-то ценятся. Но жизнь не стоит на месте. Мы все равно куда-нибудь упремся. Придется что-то менять!».

Интервью и фото Саша Нейланд.
Материал был опубликован в федеральном издании Chief Time за октябрь 2011 года.





Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Главное, на что реагируют клиенты и партнёры – это большая фотография на обложке журнала «Человек Дела» и заголовок. Фото сделали хорошее. Эффект получился неплохой, многие очень позитивно отреагировали...

Даниил Плитман, Генеральный директор Swed-Mobil (официальный дилер Volvo на Северо-Западе)