бизнес журнал

Владимир Васильев

Владимир Васильев

Выдающийся российский артист балета, балетмейстер, хореограф, театральный режиссер и актер, педагог, в конце 1990-х – художественный руководитель балетной труппы и директор Большого театра, – о своем протесте против власти денег, которая покорила мир, любви к профессии и ненависти.

Я вышел на сцену Большого в девять лет. Молодые выходят (выходили, по крайней мере) на сцену рано – и растут на сцене.


Каждый раз, когда истязал себя на репетициях, думал: «Ну, зачем мне все это надо?!». И даже начинал свою профессию ненавидеть. Вообще любая профессия складывается из любви и ненависти к ней. Это в том случае, если хочешь в ней быть профессионалом. Только у любителей все легко и замечательно.

В балете ценю эмоции и чувства, а не отдельные упражнения.

Я приветствую любые поиски. Не приемлю лишь одно – когда люди напрочь отвергают все, что было создано до них. Это свойственно радикалам, утверждающим: «Я пришел, и с меня-то и начинается история». Глубочайшее заблуждение!

Я сейчас в ладу с тем, что называется творчеством. Это единственное, что меня и спасает. В нынешних же временах самую большую боль, протест у меня вызывает власть денег, которая покорила мир. Деньги решают, как ты будешь поступать, с кем будешь общаться и кем, в сущности, будешь. Деньги стали мерилом всего. И это страшно. Потому что когда у человека жизненная точка отсчета – только накопление материального богатства, он просто перестает быть человеком.

Принято считать, будто в балете главное – тело, но это не совсем так. Главное – все же голова. Человеческое тело – огромный инструмент, но управляет им мысль. Чем талантливее и властнее этот «дирижер», тем совершеннее поет «оркестр».

Владимир Васильев.jpg

Я как будто специально не отвожу под каждый род своих любимых занятий время. Просто ставлю и пишу, и стихи складываются, и так идет жизнь.

Когда не получается? Да почти всегда! Я всю жизнь так считаю. Каждый раз верю, что на этот раз все выйдет, что я создам нечто выдающееся, шедевр, – и нет. До совершенства всегда далеко.

Прощаю. Потом даже начинаю оправдывать того человека, стараюсь войти в ситуацию, толкнувшую его так поступить. И даже жалею: мне кажется, что эта ошибка должна его самого заставить мучиться.

Важно только знать: зачем и почему ты это делаешь? Надо мыслить – только тогда вечное наше «почему» обретает форму.

Директор – должность универсальная. Хороший директор – уникум… Знаю. Был в этой роли. Меня не очень жаловали: странный, думает, стихи пишет… Я раздражал многих.

Два человека не могут прожить пятьдесят лет вместе – и не ссориться. Так не бывает! Но и из этого возникает гармония! Суть существования!

Людям, обладающим большой индивидуальностью, трудно быть вместе на протяжении долгого времени. Никому не хочется делить успех, каждый, особенно если это выдающийся танцовщик, стремится доминировать. А пара есть пара – не делит, кто первый, кто второй, это единое целое. Потому это и редкость.

Любовь – это состояние, в котором ты не можешь обходиться без другого человека ни единого дня. Когда чувствуешь, что другой человек заполняет тебя всего. И это касается не только человеческих отношений, но и дела, которым ты поглощен. В основе этого чувства – страсть. Но она недолговечна. 

Любовь сильнее страсти. Вслушайтесь: об этом говорят уже сами звуки этих слов. В слове «страсть» есть что-то поражающее, пронзительное. «Любовь» произносится мягко, тягуче. Я верю в любовь с первого взгляда. Но укрепление того, что случается с первого взгляда, бывает крайне редко.

Я продолжаю убеждать себя в том, что время лечит. Но если оно постоянно идет в горьких раздумьях, воспоминаниях, то не излечишься. Поэтому я полностью погрузился в работу: ставлю спектакли, делаю эскизы декораций, рисую, готовлю свои выставки. И время на мрачные воспоминания остается только ночью, когда я засыпаю, и ко мне часто приходит Катя. И там, в этих снах, боль уже не так сильна. Стараюсь забыться в работе.

История

У Владимира Васильева никогда не было скандальной славы. Он много работал за границей, но всегда возвращался. Ему предлагали стать директором балетных трупп Римской оперы и миланского «Ла Скала». Он всегда отказывался. Но в 1994 году согласился возглавить родной Большой театр, который в то время испытывал глубокий кризис. Его супруга Екатерина Максимова не одобряла это решение, так как ранее их обоих выставили из театра на пенсию, – и оказалась права. Ничто не спасло Васильева от нескончаемых интриг. Он не умел отказывать и наказывать. История повторилась: после шести лет человеческого и антикризисного управления театром Васильев по радио услышал о том, что его должность сокращена.


Материал подготовил: Олег Горелов (из интервью Mignews, «Вечернему Красноярску» и «РГ»)
Материал опубликован в журнале Chief Time #40 за октябрь 2014 года


Читайте также: 





Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Chief Time – это эталон профессионального делового издания, которое всегда идет в ногу со временем.

Елена Беседина, генеральный директор «О2 Недвижимость»