бизнес журнал

По лезвию ножа

По лезвию ножа

История компании началась в 1884 году, когда молодой предприниматель Карл Эльзенер открыл в небольшом швейцарском городке Ибах мастерскую по производству столовых приборов. Но до этого в жизни Карла произошло много событий. Его родители были людьми зажиточными и содержали шляпную мастерскую и магазин, где продавали свой товар. Но поскольку Карл был четвертым ребенком, то надеяться унаследовать семейный бизнес не мог, да, видимо, и не стремился. Его влек не фетр, а металл._karl.jpg

Швейцария в те времена была страной аграрной, хорошей стали и культуры ее обработки там не существовало, мастеров тоже, поэтому молодой Карл сначала перебрался от родителей к родственникам, а потом и вовсе уехал учиться за границу – сначала во Францию, потом в прославленную своими изделиями из металла Южную Германию.

Вернувшись на родину, он организовал уже упоминавшуюся мастерскую, а через некоторое время случилось знаменательное событие. На рубеже веков в швейцарской армии начали происходить значительные изменения. На вооружение поступили новые винтовки, требующие для чистки и смазки использования отвертки. Популярность стали набирать консервы, а для их вскрытия требовался специальный нож. В ходу по-прежнему оставались ремни и седла из кожи, для работы с которой требовалось шило. Все эти инструменты солдаты были бы вынуждены таскать с собой... если бы Карл Эльзенер не уловил новое веянье и не обратился в военное министерство, предложив им принципиально новое устройство – складной нож, сочетающий в себе большое лезвие, консервный ключ, отвертку и шило, удобно располагающиеся в небольшой легкой ручке. Именно такой нож с четырьмя инструментами и считается классическим.

После недолгих раздумий министры и генералы согласились закупить у фирмы, которую Карл назвал по своей фамилии – «Эльзенер», партию таких ножей. Но небольшая мастерская не могла исполнить такой заказ. Тогда Карл собрал по всей стране около 20 мастеров-ножовщиков и предложил им работать совместно.

Поначалу гильдия функционировала довольно успешно, но со временем другие производители, в основном немецкие, стали выпускать похожую продукцию на более совершенном технологическом уровне и потому стоящую меньше. Гильдия развалилась, не выдержав конкуренции.

Фирма Карла оказалась на грани банкротства, и если бы не поддержка близких – в первую очередь матери и друзей, история могла бы на том и закончиться.

Но деньги были собраны, а Карл, веривший в свою идею, продолжал работу самостоятельно. Через некоторое время он предложил министерству другой нож, офицерский. Помимо солдатских инструментов в нем был еще и штопор. Но в министерстве прохладно отнеслись к этой идее, посчитав, что негоже намекать наличием штопора на буйный нрав и невоздержанность в питии швейцарских офицеров.

Неудача опечалила Карла, тем более что деньги снова стали заканчиваться. Но на помощь вновь пришли родные и друзья. Его мать Виктория Эльзенер предложила сыну продавать его ножи в своем шляпном магазине. Товар очень понравился штатским покупателям. Его стали брать на реализацию и другие лавки._victoria.jpg

Почувствовав успех, Карл снова засучил рукава и начал придумывать новые модели с разными наборами инструментов, называя ножи по функциональным качествам – «Студенческий», «Туристический», «Фермерский» и т.д. Большое количество не замедливших появиться подделок и копий заставляло придумывать все новые и новые, подчас экстравагантные инструменты. Тогда же, по договоренности с правительством Швейцарии, появилась знаменитая эмблема – швейцарский крест на щите, призванная выделить ножи «Эльзенер» из мутного потока конкурирующей продукции.

В 1909 году Карла постигло новое несчастье – умерла его мать, так много сделавшая для процветания фирмы. Компания «Эльзенер» была переименована в Victoria. Это имя не только стало данью памяти  матери, но и отразило общие ощущения владельца. Он выстоял и победил в 25-летней борьбе с судьбой и конкурентами, рассчитался с долгами, распределив кредиторам еще и по 50% прибыли, хотя закон этого и не требовал. Ему было важно, чтоб из-за него никто не потерял ни одного франка.

В 1921 году появилась нержавеющая сталь, которую почти сразу стали использовать в производстве ножей. Наследники Карла – он к тому времени уже, к сожалению, умер, были так впечатлены ее свойствами, что добавили к названию компании -inox (от французского inoxidable — нержавеющий). Получившееся слово Victorinox так и закрепилось в названии.

Несмотря на популярность этих ножей а Швейцарии, Victorinox долго оставался, что называется, локальным брендом. Компания снабжала в основном армию своей страны и своих граждан, да и то в пропорции 50/50 с другим швейцарским производителем ножей — Wenger.

Настоящий прорыв случился в конце сороковых годов прошлого века, когда американские солдаты из оккупационных сил стали привозить из Европы на родину швейцарские сувениры. Они так понравились американцам, что сначала американская армия через свой аналог «военторга», а за ней и гражданские магазины стали продавать продукцию Victorinox.

Денежный прилив позволил компании разрастись, расширить производство, начать делать ножевые аксессуары._messer.jpg

Последующие тридцать лет прошли без потрясений, но потом случилась новая беда – на рынок широкой рекой хлынули китайские подделки. Давний конкурент Victorinox – Wenger – не смог этому противостоять и обанкротился, многие другие компании перенесли свое производство в Азию, но в Victorinox всегда придерживались правила – швейцарские ножи должны делаться только в Швейцарии.

Надо сказать, граждане сполна отплатили компании Эльзенеров за такую верность родному флагу. В конце ХХ века швейцарская армия объявила тендер на поставку ножей для швейцарской армии на полтора миллиарда долларов. Victorinox этот тендер проиграла, но в обществе и СМИ поднялась такая волна протеста, что чиновники были вынуждены отказаться от китайского предложения и отдать заказ «своей» фирме.

Ножи для солдат и офицеров заказывают и иностранные армии. Например, германская и голландская. Складные ножи Victorinox входят в стандартное снаряжение космонавтов NASA. Они успешно проявили себя в экспедициях на Северный полюс, Эверест, в леса Амазонки и другие отдаленные уголки нашей планеты.

Следующий удар настиг компанию в 2001 году. После терактов 11 сентября большинство стран, активно покупавших ножи Victorinox, в первую очередь США, ужесточили меры безопасности. Из полезного инструмента карманные ножи превратились в оружие. Их запретили продавать на авиалиниях и в Duty-free. Их изымали таможенники, на них косились полицейские. В итоге продажи упали сразу на 30%, а впоследствии падение продолжилось. Это привело к сокращению производства и увольнению сотрудников. Но, к чести компании, никто не был брошен на произвол судьбы. Почти всем оказали помощь в трудоустройстве в другие фирмы, обеспечили денежные выплаты. И когда фирма вновь встала на ноги, большинство сотрудников вернулось.

Первым ответом Victorinox на этот кризис стал нож без лезвий, с USB-флэшкой, который можно брать в самолет. Но этот жест, скорее, был похож на выражение детской обиды.

По-настоящему серьезные действия совет директоров предпринял, когда решил переключить свои продажи на растущие рынки, такие как Китай и Россия, и существенно расширить производство. Сегодня крест в щите можно увидеть на часах, куртках, футболках, рюкзаках, зонтах, сумках для багажа, бумажниках и туалетной воде. Из узконаправленной компания Victorinox превратилась в диверсифицированный бренд.

Как сказал сам Карл Эльзенер, праправнук основателя компании, нынешний ее совладелец и CEO: «11 сентября показало нам, насколько опасной может быть зависимость от одной категории продукции».

Последнее потрясение случилось с компанией совсем недавно, в 2008 году. Victorinox стали обвинять в том, что она делает «непонятные ножи» и изделия для метросексуалов – с ножничками, щипчиками и пилочками для ногтей. А специально изготовленный коллекционный нож Swiss Champ, в котором собраны все инструменты, когда-либо выпускавшиеся компанией, содержит около 100 лезвий и может выполнять, как заявляют некоторые, так никем до конца и не подсчитанное количество функций, вплоть до вынимания заноз, ношения перетянутых бечевкой посылок и прочистки сопел подачи воды на лобовое стекло автомобиля.

Фирма ответила в свойственной ей манере, выпустив россыпь новых моделей. Среди них были и римейки классики с четырьмя-пятью классическими инструментами, и брутальные ножи, пригодные для боя и самообороны, и наборы спасательных инструментов, с помощью которых можно легко вырезать, например, автомобильное стекло или одним движением разрезать ремень безопасности, и ножи с фонариками и шариковыми ручками, заточенные под подписание важных договоров. Бренд снова обрел былое уважение.

Сегодня с конвейеров завода, расположенного неподалеку от первой мастерской Карла Эльзенера, сходят несколько тысяч ножей в день, за качеством которых следят 10% сотрудников компании. Victorinox имеет фирменные магазины в 130 странах, ассортимент из более чем 250 различных изделий, около 150 из которых – модели швейцарского классического армейского ножа, и более чем столетний успех на очень непростом рынке. И, судя по всему, история этой швейцарской компании еще очень далека от завершения.


Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

Защита от автоматических сообщений:
Символы на картинке: 
Защита от автоматических сообщений







Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Благодаря совместной работе HeadHunter и Chief Time были реализованы новые проекты, которые позволили нам приобрести новых клиентов...

Сахарова Юлия, генеральный директор HeadHunter Северо-Запад