бизнес журнал

Орган Сталина

Орган Сталина

Поздно вечером 3 августа 1941 года в штабе Ленинградского фронта перехватили телеграмму фельдмаршала Лееба Гитлеру: «По нам бьют артиллерийские машины адской силы. Несем большие потери. Нужно узнать, что это за оружие». Командующего группой армий вермахта «Север» ужаснула как всегда внезапная атака «катюш».

К тому моменту реактивные минометы находились на вооружении советской армии всего один месяц. И были запущены в серийное производство только 21 июня – за несколько часов до вторжения гитлеровской Германии. Но и этих дней хватило, чтобы дебют «катюши» оказался ошеломляющим.

«Мои первые работы»

История ракетного оружия началась в России еще в допетровские времена: устройство, способы изготовления и боевого применения ракет описываются в «Уставе ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки» от 1621 года. С развитием инженерной мысли ракетное дело оказывалось то на волне популярности, то в забвении. Но с началом Первой мировой войны конструкторы вновь проявили недюжинный интерес к теме. В 1916 году профессор Иван Граве создал желатиновый порох, на основе которого в 1921 году Николай Тихомиров и Владимир Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов.

Позже Артемьев в своих «Записках» вспоминал: «Мои первые работы с ракетами начались в Брест-Литовской крепостной артиллерии, где я заведовал снаряжательной лабораторией... Перед Первой мировой войной я задался целью дать армии более совершенные осветительные средства... В начале 1920 года меня познакомили с инженером Николаем Ивановичем Тихомировым, который тоже задался целью создания ракет на бездымных порохах. Для практического осуществления этой задачи мы решили объединить свою деятельность и организовали в Москве на Тихвинской улице механическую мастерскую. Поиски помещения, станков, приспособление помещения под станки с постановкой фундаментов и электрооборудованием потребовали затраты времени около 2 лет».

1404723818_23.jpg

После создания газотехнической лаборатории инженеры приступили к работе, но первые несколько лет их ждали только провалы и разочарования. Лишь в 1927 году после ряда экспериментов они получили 82-миллиметровый осколочный реактивный снаряд с пороховым двигателем. Чуть позже последовал более мощный калибр – 132 миллиметра. На испытаниях подтвердилась его дальность стрельбы в 6 километров, но обнаружилась проблема большого рассеивания.

Калибровка и проверка

Решением проблемы рассеивания занялся Иван Клейменов. В 1933 году он предложил оперение, в два раза превышающее по своему размаху калибр снаряда. Кучность стрельбы и дальность полета улучшились. Однако признание своих заслуг ученый получил лишь посмертно. 2 ноября 1937 года в результате «войны доносов» Иван Клейменов был арестован, 10 января 1938 года расстрелян. Реабилитирован в 1955 году. И только в 1991 году Указом Президента СССР М.С. Горбачева Клейменову, Тихомирову и другим инженерам было присвоено звание Героев Социалистического труда.

Но вернемся в 1930-е. Для новых снарядов понадобились новые направляющие. Инженерам пришлось конструировать открытые рельсовые направляющие. На это ушло пять лет экспериментов. К 1938 году основные трудности в создании мобильной артиллерии были преодолены. Сотрудники московского Реактивного института разработали 82-миллиметровые осколочные, осколочно-фугасные и термитные снаряды с твердотопливным двигателем, который запускался дистанционным электрозапалом. В бою их испытали на самолетах, а для наземных целей разработали мобильные многозарядные пусковые установки залпового огня.

bm-13.21658.jpgУстановка состояла из восьми направляющих рельсов, связанных между собой трубчатыми сварными лонжеронами. Шестнадцать реактивных снарядов массой по 42,5 килограмма фиксировались с помощью Т-образных штифтов сверху и снизу попарно. В конструкции была предусмотрена возможность менять угол возвышения и разворота по азимуту. Установку монтировали на шасси грузового ЗИС-5. Авторами мобильной ракетной установки были А.Г. Костиков, В.Н. Галковский, И.И. Гвай, А.П. Павленко, А.С. Попов.

Изначально в механизированной установке (МУ–1) короткие направляющие располагались поперек машины. Это решение было неудачным: при стрельбе машина раскачивалась, и кучность боя уменьшалась. МУ–2, принятую впоследствии на вооружение под индексом БМ-12-16, поместили уже на более мощный трехосный грузовик ЗИС-6 и оснастили продольными направляющими и балансирующими домкратами. Теперь она могла вести огонь прямой наводкой. Машина вмещала экипаж из семи человек. Ее масса с полным боекомплектом составляла 8,33 тонны, а дальность стрельбы – 8470 метров. Для перехода МУ–2 из походного положения в боевое требовалось не более трех минут.

Оружие одобрено

25 декабря 1939 года Артиллерийское управление Красной Армии одобрило 132-миллиметровый реактивный снаряд и новую пусковую установку БМ–13. Разработчики из НИИ-3 получили задание на изготовление шести БМ–13 и партии снарядов. 17 июня 1941 года на подмосковном полигоне были произведены залповые пуски из БМ–13. Нарком обороны Маршал Советского Союза Тимошенко, нарком вооружения Устинов и начальник Генштаба генерал армии Жуков высоко оценили новое оружие. Все мишени в районе падения снарядов были поражены, обстреливаемый участок артиллерийской трассы полыхал в огне. 21 июня 1941 года Сталин приказывает запустить новое ракетное оружие в серийное производство и начать формировать ракетные войсковые части.

20 тысяч американских Studebaker стали основным шасси для «катюш»

Уже 2 июля 1941 года из Москвы на Западный фронт выступила первая в Красной Армии экспериментальная батарея реактивной артиллерии под командованием капитана Ивана Флерова. 14 июля немцы захватили городок Рудню на Витебской возвышенности на реке Малая Березина в 68 км от Смоленска. В тот же день на крутом берегу появилась батарея капитана Флерова. С неожиданного для противника западного направления она ударила по базарной площади, где скопилась его боевая техника, и разнесла все в округе в щепки.

По одной из версий, именно в тот момент родилось народное название машины – «катюша». Когда отгремел последний залп, артиллерист Каширин во весь голос запел популярную песню «Катюша», написанную в 1938 году Блантером и Исаковским. Так же, как героиня песни выходила «на берег крутой», на высокий берег выезжали для атаки БМ–13. Это сходство понравилось однополчанам, и «катюша» стала именем установки. Через два дня батарея Флерова нанесла удар по станции Орша, а полтора часа спустя – по немецкой переправе через Оршицу. Связист, докладывая в штаб о выполнении боевого задания, сказал: «Катюша спела на отлично».

vov020.jpg

Начальник артиллерии Западного фронта генерал-майор И. Крамар сообщал: «По заявлениям комсостава стрелковых частей и наблюдениям артиллеристов, внезапность такого массированного огня наносит большие потери противнику и настолько сильно действует морально, что части противника в панике бегут... Противник бежит не только с участков, обстреливаемых новым оружием, но и с соседних, находящихся на расстоянии 1,5 километра от зоны обстрела».

Реактивная артиллерия использовалась для усиления стрелковых дивизий, оборонявшихся в первом эшелоне, и существенно увеличивала их огневую мощь. Массированность и внезапность – такие требования к применению нового оружия были прописаны в Директиве Ставки ВГК №002490 от 1 октября 1941 года. Во время залпа все ракеты выпускались практически одновременно: реактивные снаряды перепахивали и выжигали территорию в районе цели за несколько секунд. Мобильность установки позволяла быстро сменять позицию и избегать ответного удара противника.

Огонь «катюш» разрушал любую оборону немцев и останавливал их наступление. Советские дивизии гвардейских минометов в ту пору не имели аналогов в мире. Поэтому роль и значимость катюши в боевых действиях оценивают наряду с танком Т-34 и штурмовиком Ил-2. За чудом военной техники постоянно охотились гитлеровцы. Но за время Великой Отечественной войны «катюша» не попала в руки врага. Правда, по другой версии, одну машину они все-таки перехватили, но не смогли ее воспроизвести. 

Разные платформы

Фашисты дали свое прозвище нашей боевой установке. Внешне «катюша» с крепежом для зарядов походила на орган с его системой труб. Поэтому в рядах противника адское изобретение назвали «органом Сталина»: «После залпа “органа Сталина” из нашей роты численностью 120 человек в живых осталось 12. Из 12 станковых пулеметов цел остался один, да и тот без лафета, а из пяти тяжелых минометов – ни одного», – давал показания на допросе немецкий обер-ефрейтор Харт.

Реактивными пусковыми установками какое-то время оснащались гусеничные тягачи СТЗ-5. Их серийное производство было начато на заводе им. Коминтерна в Воронеже. Однако в июле 1942 года немцы захватили правобережную часть Воронежа, и сборка установок стала осуществляться на получаемых по ленд-лизу автомобилях повышенной проходимости Ford/Marmon-Herrington, Austin, International и GMC. Но наибольшее число «катюш» монтировалось на полноприводные трехосные автомобили Studebaker. О том, что дефицит автомобильных шасси преимущественно покрывался ленд-лизом, редко упоминали в истории Великой Отечественной войны. Но факт остается фактом: всего по ленд-лизу в Союз было поставлено 375 883 грузовых машин, 20 тысяч американских Studebaker стали основным шасси для «катюш», в то время как в СССР за время войны было выпущено всего несколько сотен грузовиков.

bm-13.21594.jpg

Реактивной артиллерии на фронтах Великой Отечественной войны становилось все больше. В ноябре 1941 года было сформировано 45 дивизионов «катюш», 1 января 1942 года – уже 87, в октябре 1942-го – 350, а в начале 1945-го – 519. К концу войны в амии насчитывалось 7 дивизий, 40 отдельных бригад, 105 полков и 40 отдельных дивизионов гвардейских минометов. Ни одна крупная артподготовка не проходила без «катюш». 

Практически все «катюши», собранные на шасси советских автомобилей, уничтожила война. «Катюши» на базе ЗИС-6 находятся в Петербургском артиллерийском музее, в музеях в Киеве и Запорожье. До наших дней не дожили и «ленд-лизовские шасси». После войны американцы получили автомобили обратно, но, пустив их под пресс прямо в советских портах, вывезли домой в виде металлолома.

После войны системы залпового огня стали устанавливать на ЗИС-151 – это первый отечественный автомобиль с тремя ведущими осями. С 1950 года деревянно-металлическую кабину машины заменили на полнометаллическую. В 1956 году на автозаводе им. Лихачева был создан опытный образец нового автомобиля-вездехода ЗИЛ-65, прародителя будущего ЗИЛ-131. Он стал последним шасси, на котором установили «катюшу». В 1961 году в Союзе закончились полигонные испытания принципиально новой минометно-артиллерийской системы залпового огня БМ-21, или «Град».




Текст: Максим Прохоров
Материал был опубликован в федеральном издании Chief Time #45 за май-июнь 2015 года.




Livejournal
(Голосов: 2, Рейтинг: 3.44)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:









Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Главное, на что реагируют клиенты и партнёры – это большая фотография на обложке журнала «Человек Дела» и заголовок. Фото сделали хорошее. Эффект получился неплохой, многие очень позитивно отреагировали...

Даниил Плитман, Генеральный директор Swed-Mobil (официальный дилер Volvo на Северо-Западе)