бизнес журнал

От карет до супер-каров

От карет до супер-каров

Вице-президент голландского автопроизводителя Spyker Ганс ван Реннес лично убедил Chief Time в том, что самолетные турбины – главный автомобильный тренд сезона.

Нестройный хор голосов на всех языках мира, репортеры, отстреливающиеся затворами камер в стороны автомобильных новинок, секундные отсчеты до начала пресс-конференций. Примерно так начинается первый пресс-день Женевского автосалона в начале марта. Посреди этого безумия есть лишь один оазис спокойствия – стенд голландцев из Spyker, на который не попасть журналистам, готовым урвать лакомый кусок информации от каждой компании. К счастью, на этот случай у нас есть два козыря: личное приглашение от вице-президента фирмы Ганса ван Реннеса и тема для обсуждения – мировая премьера C8 Aileron, серийной версии супер-кара за 1,5 миллиона долларов. Ганс приветственно машет мне рукой, подает знак охране и, крепко взяв меня за рукав, пропускает на стенд.

Aileron — это 400 лошадиных сил, 300 км/ч максимальной скорости и полторы тонны эстетики. Вдвойне приятно, что всем этим мы отчасти обязаны вкусу русского бизнесмена Владимира Антонова, которому компания принадлежала много лет. Пока это единственный противовес неудачам российских олигархов в западном автобизнесе. История покупки Николаем Смоленским британской автомобильной легенды TVR, закончившаяся банкротством фирмы, уже перешла в разряд популярных английских анекдотов.

У наших клиентов больше чем 2, 3, или 4 машины. Обычно Spyker – уже шестой автомобиль в коллекции»

Об авиационном прошлом Spyker нарочито говорит каждая деталь: стилизованные под самолетные турбины элементы разбросаны по всему кузову, и даже двери напоминают взмах крыльев. Ганс по-отечески хлопает меня по плечу, бросая взгляд на три роскошных Spyker на огороженном от всех, безлюдном стенде. «А ведь мы начали со строительства телег, запряженных лошадьми. А в 1875 году построили золотую повозку для королевской семьи. Эта карета высотой 3,60 метра существует и используется до сих пор, в нее запрягают сразу 8 лошадей. И каждый второй вторник сентября она выезжает из дворца в Голландии. Королева любит говорить, что водит Spyker 1–2 раза в год», – улыбается одними глазами Ганс.

Aileron в два раза меньше той кареты — 1,27 метра в высоту, да и золото заменили куда более легким (а это первый пункт в пособии по созданию спорт-каров) алюминием. «В 1903 году Spyker стал первым полноприводным автомобилем в мире. Шестицилиндровый 60-сильный мотор. Большинство, да чего там, все автомобили в то время ездили на 1–2-цилиндровых моторах. Одноцилиндровые моторы разгоняли автомобиль до 18 км/ч, а Spyker мог разогнаться до 90! Эта машина сейчас – в Национальном автомобильном музее Голландии». С8 разгоняется до 300 км/ч — не настолько шокирующие цифры в наше одержимое рекордами скорости время, но и на ней эта машина с открытым верхом поможет создать водителю прическу в стиле 1970-х.

На хромированных вставках – пропеллер. Spyker знаменит тем, что когда-то делал самолеты. «В 1914 году, во время Первой Мировой войны, Голландия сохраняла нейтралитет, и именно тогда Spyker решил строить самолеты. Так в 1914 появился этот логотип. Они сделали 150 автомобилей, еще несколько самолетов, но до наших дней дошло только 16 экземпляров». Сам Aileron словно вылеплен под струей воздуха в аэродинамическом туннеле. Как если бы инженеры создавали проект из подходящих авиационных деталей. «Знаешь, что означает Aileron? – продолжает Ганс. – «Управляющий ветром». А рядом – С8 Spyder и Laviolette. Последнее – это не авиационный термин, так звали бельгийского инженера, который построил первую модель с 6-цилиндровым мотором. Жань-Поль Лавиолетт, разве не прекрасное имя? С таким любая девушка в мире будет твоей».

Королева Голландии любит говорить, что водит Spyker 1–2 раза в год

Два года назад Spyker подарил шведам новый национальный праздник, купив автомобильную легенду – SAAB. «Это было совпадение, – говорит Ганс про эту сделку, намекая на общее авиационное прошлое компаний, якобы ставшее причиной покупки. – Даже если бы у нас не было таких общих событий в истории, мы все равно держали в голове план по возвращению к корням, думали, как сделать «саабистый» SAAB». Голландская фирма спасла шведский бренд именно тогда, когда General Motors окончательно решила перекрыть «автовикингу» кислород. Процесс заключения сделки был долгим, сложным и окончился не лучшим образом для Владимира Антонова. Одним из условий GM стал выход из совета акционеров российского бизнесмена, «отмывавшего деньги и связанного с криминалом», так что в последнее время председателю Spyker Виктору Мюллеру приходилось отдуваться на пресс-конференциях в одиночку.

Aileron — это два года разработок и уже третья Женевская премьера с 2009 года. С каждым разом голландцы подходят все ближе к своим прямым конкурентам. «Мы здесь (в Женеве – Chief Time) уже 8 лет, начали с того конца холла. И чем более знаменитыми мы становились, тем ближе были к тому месту, где и должны стоять. Сейчас рядом с нами Bugatti, Bentley, в прошлом году рядом были Ferrari, в позапрошлом – Pagani. Никакой конкуренции – только дополнение. У наших клиентов больше чем 2, 3, или 4 машины. Обычно Spyker – уже шестой автомобиль в коллекции». Голландцы наглядно показали, что даже не имея под боком собственного дизайн-бюро, как у Ferrari, Alfa Romeo или других итальянских эскапистов, можно создать завораживающий визуальный образ вне времени. «Все в голове у нашего директора. Он выбирает модели. У нас есть два молодых дизайнера, которые хорошо понимают в компьютерах, 3D и прочем. Они рассчитывают, сделать ли крышу ниже или выше, и какое-то время спустя появляется автомобиль. Затем мы отправляемся в Англию, к нашим инженерам, и там делаем глиняную модель. А потом уже проектируем шасси».

Кажется, такой маленькой компании, как Spyker, удалось повлиять на самые крупные бренды автомобильного мира – в интерьере новой Audi A1 на самом видном месте расположились воздухозаборники в форме самолетных турбин. «Какое влияние мы оказываем на рынок? – растерянно смотрит на меня Ганс. – Понятия не имею. Но скажу одно: в 2006 году мы показали прототип SSUV – Super Sport Utility Vehicle (проще говоря, «суперкроссовер»). А теперь посмотрите на линию крыши BMW X6 – это к разговору о влиянии». Впрочем, есть вопрос и поважнее. Как долго коптящие 8-цилиндровые горелки Spyker смогут противостоять беззвучному укору гибридов и электрокаров, от «зеленой армии» которых уже теснятся почти все стенды автосалона? «Если у тебя нет «экономичных» моторов, ты не сможешь продавать машины в США, – соглашается Ганс. – Так что с технической стороны мы сейчас кое-что делаем. Все эти машины помечены DLT California – это самая высшая оценка экономичности. Так что, если можешь продать машину в Калифорнии, продашь ее и по всему миру».

Автор: Александр Мурашев.
Опубликовано в федеральном выпуске журнала Chief Time за май 2011 года.




Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:









Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Наша история о себе, о том, как мы создавали компанию в рубрике «Гость номера» оказала заметное влияние на доверие к компании в целом. Партнеры и соискатели узнали о нас больше, многие заочно познакомились с нами благодаря подписке на журнал. Интервью понравилось и нашим клиентам – отношения стали более доверительными...

Александр Гарашкин, генеральный директор компании «Фонд Квартир»